Близнецы

Страница: 2 из 4

на своем. Тут выходит Армен (нуууу очень старший сержант!!!)...

 — Заканчивай! Иди копыта мой и за стол. Ужинать подано.

«Ух ты, бля! Кормежка еще!!! И утром не разбудят на «все жители деревни — на регистрацию». Жить можно».

Жареная картошка. С мясом. Банка кабачковой или какой то еще поебени (первая немецкая консерва). Кисель — «три пачки на полстакана воды». И... Сыр. Настоящий и желтый. С дырками!!! Мысль — «Ой, а можно я еще чего-нить тут помою!?». Сели. Я начал есть в стиле «ковыряясь вилкой и ножом он пытался рассмотреть — что это». Ну оно и понятно — «Тя позвали — веди себя прилично!» И тут Сурен легким движение руки ставит на стол бутылку водки «Столичная». Рисунок на этикетке, тематика — таже. Но какой то красочный и яркий.

 — Ты как насчет микстуры для аппетита? Пить умеешь? Не развезет? Салат метать не будешь? («Армен, а по-моему ты все же сволочь!»).

 — Да что ты к нему прицепился? Лешка — нормальный парень. Смотри — жрать хочет, глаза заблестели после учебковской столовки

 — а культурный и сыр не весь сожрал! Лешь, ты жри не стесняйся. Давай ка мы с Арменом по кусману возьмем, а ты остальное дожевывай! («Сурен! Он последователь матери Терезы? Или это уже второе пришествие? Дождались таки!»).

Пол-стакана вошли не без сопротивления. Желудок был несколько удивлен. Я на гражданке — ну бывало винцо, шампанское, пару раз коньяк... А тут. И не холодная она ни фига... Но сглотнув побольше слюны заставил желудок заткнутся и не пытаться вернуть, на его взгляд, лишнее и прямо сейчас.

 — Хм... Нормально. Мужчина. («Или это все же сказал Сурен? Нет — Армен! Может Третья мировая не за горами?»).

И потекла мирная беседа. «Кто? Что? Откуда? Мироощущения армейские?» и так далее. Еще наливали. Еще выпивали. Желудок обреченно стих.

А братья — тоже в учебке были. И младшие сержанты. Только по прибытии, Сурен с кем-то подрался и не хило. Разжаловали, и определели в банщики («с кем бы мне подраться, может еще какие должностя не заняты?»). А Армен — зам. ком. взвода. Армяне, но азербайджанские. Из очень интеллегентной семьи. Профессорско-преподовательской или что-то в этом роде. Отмазывали их от армии до 22 лет, но видать преподователи и тогда получали не много или что-то где-то не срослось в недрах военкомата и вот они на передовых рубежах социализма.

И я уже любил их обоих. А в голове шумело. И Армен — не такая уж и сволочь. А перед глазами все приятно покачивалось. И Сурен — ну разве такие хорошие люди на планете Земля бывают? А бутылка почти вся, еще на один заход...

 — Иди Лешь, ложись. Что то ты улыбаешься неосмысленно. Да и дядя Миша Горбачев сказал — пить ни-ни!

Я шел по взлетно-посадочной полосе казармы и давил лыбу. А потом тихо дрочил «на братьев». Как хороша все же жизнь. И я молодой и здоровый. И Сурен — такой рубаха-парень. Да и Армен — если его не слушать, тоже ничего... Удар сапога дневального чуть не опрокинул кровать.

 — Охуеть!!! Все уже здыхают и отдают последние крохи здоровья на утренней пробежке, а этот охуевший слон дрыхнет! Встать!

Бля!

Я вскочил. Голова отомстила за вчерашнее тисками в области свода черепа.

 — Эй, Батон! Оставь его. Он на бане вчера был. Отъебись от него! Приказ ротного — кто на бане — до10.00 и не греши!

(«Армен. Хм. Спасибо, кормилец!»)

 — Так бы и сказали...

До 10. 00???!!! А может остаться на сверхсрочную тут? Это ж рай! И сыр тот... С дырками.

После обеда, когда чистили автоматы, дневальный...

 — Младший сержант Т*** к командиру роты!

Захожу.

 — Младший сержант Т*** по вашему... (велению, командирскому хотению...)

 — Задикяну помогать будешь?

 — Кому?

 — Банщику. Зима на носу. Топить баню будем часто. Дрова. И прочее.

 — А что делать? (Тупее вопроса не придумаешь. По-моему я тормоз).

 — А я по-твоему Рязань заканчивал, что бы инструкции банщикам выдавать? Сурен объяснит. Он тебя назвал. Говорит — смышленный. В чем я сомневаюсь. Так что? Согласен? На постоянные хозработы — в добровольном порядке.

«Милый ты мой капитан!!! Согласен ли я???!!! Неужели в армии стали разигрывать призы?».

 — Согласен.

 — Иди. Скажи Сурену — ты в его полном распоряжении. («Ах, если бы!»)...

Вбегаю в баню. Сурен выгребает золу.

 — А мне ротный сказал — я в твоем распоряжении.

 — Это не ротный сказал — а я сказал!!! Переодевайся в рабочее. Или ты думаешь здесь только водку жрать будешь и сыром закусывать?

 — Да понял уже.

 — Люблю понятливых... До тебя был — такой тупик. Пиздец глазам! Спал на ходу.

Все выгребли. Помыли. Отодраили. С перекурами. И не с сигаретами «Северные» по 10 коп (Где то в штабах все же сидят шпионы.

Свои своим такое дерьмо подсовывать не будут), а «Космос», чему был удивлен. ГДР и вдруг — «Космос».

 — Все. На сегодня все. Завтра подготовить баню для семей офицеров. А на сегодня — все. Пошли мыться.

Пока раздевались, я в его сторону не смотрел. Повернулся к вешалке и сосредоточенно развешивал ХБ. Он зашлепал в помывочную. Я сел и вздохнул.

Когда я зашел в помычную он стоял под душем.

 — Сегодня только душ. Парилка пустая. Но зато горячей воды — нам до утра хватит. Давай, Лешь, мойся!

Я просто прикрыл глаза. Такой красоты я еще не видел. Тогда еще рекламные ролики по ТВ не крутили и западного кино не было.

А в бане №3 — не встречались.

Абсолютное, идеальное мужское тело. Сильные руки. Широкий торс. Ноги. Длинные, не худые, сильные, прочно стоявшие на этой планете. Кубики пресса. Его тело просто играло в струях воды. Оно просто нагло показывало себя. Оно кричало и хвалилось —

«Вот какие мы!». Смуглый. Волосы по груди, густые, и дорожка в низ. Ноги тоже волосатые, но прекрасно-волосатые. Эти два крепких шара ягодиц. И ТАМ... Даже в вялом состоянии его хуй был внушительным. Правильной формы. С полуобнаженной головкой. Вены как-бы подчеркивали, говорили о том, что они призваны накачивать этот ствол силой, мощью. Огромные яйца четко и красиво разделялись на две сферы. Я не мог оторваться от этой картины совершенства. Я предполагал, что у него прекрасная фигура, я видел этот бугор на галифе, но то, что я увидел, заставило меня в душе взвыть — «Почему я? Почему это мне?? Никогда не будет мне покоя!!!»...

Я вдруг отчетливо осознал, что я непозволительно долго не захожу под душ. Я мотнул головой и вдруг... Я поймал его взгляд.

Он с прищуром наблюдал, как я его разглядываю... По-моему с издевочкой улыбался. Или показалось?

 — Сурен... А ты... Это... Как его... Спортсмен что ли?

Он не отводя от меня взгляда негромко с растяжкой ответил...

 — Ага... Типа того... Мы с Арменом на атлетику ходили до 10 класса. Пока пить-курить не стали... И потом качались два-три раза в неделю...

 — А понятно...

 — Мыться будешь?... Или о моей неудавшейся спортивной карьере поговорим?

Он просто издевался надо мной. Этот тон. Этот прищуренный взгляд. Это сплевывание воды прямо перед собой не отводя взгляда... Бля! Как я прокололся! Я никогда не позволял себе такого. О мужчинах из бани №3 я составлял представление за 10—15 мимолетных, в одну тысячную долю секунды взглядов. А вот так — стоять и рассматривать... Душа мерзко плюнула сама в себя...

Я стал под душ. Включил воду похолоднее. Бля! Я пропал. Сдал себя как стеклотару.

...  Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх