Близнецы

Страница: 3 из 4

 — Лешь, помоги-ка («О! Нет! Только не это!») — потри спину... («Какая же жизнь мерзкая штука!») Тер. Старался не касаться пальцами его кожи. Думал о футболе, который не любил. И что давно не писал маме. Интересно, она купила цветной телевизор или еще очередь не дошла? А Наташка — вышла замуж?... Или вот интересно...

 — Теперь давай я тебе...

 — Да я сам...

 — Да давай, что ломаешься как девочка?...

Я оперся о стену. Он стал меня драить. И прикоснуться ко мне не стеснялся. Просто нормально и естественно мыл мне спину.

Для него — нормально и естественно. А я...

В паху что-то предательски ухнуло. Нет! Нет! Только не сейчас! Только не это! О! Закончил. Быстрее под холодный душ!!!

 — А ты что все время холодной водой-то?

 — А я люблю. Освежает. Знаешь, бывает приятно... или вот...

 — И давно любишь?

О. этот тон! Ухмылка. Красивая ухмылка. Прекрасная ухмылка.

 — Ну бывало иногда. Я всегда стараюсь, и закаляет («Бляяяя!!! Как я замерз!!! Но зато член съежился. Так тебе, собака-предатель и надо!!!»)...

 — Ну, ну... Ладно, заканчивай. Вытрешь тут все...

Вышел. Спасибо, небо! Ты иногда бываешь милостиво. Хлопнула входная дверь в раздевалку. Кто-то там разговаривает. Я сделал напор воды поменьше, что бы расслышать (партизан, бля). По-армянски!!! Армен пришел. Сурен ему что-то рассказывал и как бы доказывал. Армен переспрашивал и вроде сомневался. Не знаю почему. Но мне было мерзко и противно внутри. И не хотелось после их разговора встречаться с Арменом. Надо срочно садиться за армянский. Я бы все на свете в ту минуту отдал, что бы понять о чем они там балаболят! Вот черти нерусские! Опять хлопнула дверь. Разговор стих. Сурен ушел. Только слышно как возится Армен. Я быстро закончил и подготовился к отступлению. В тот момент, когда зашлепали ноги Армена в сторону помывочной, я выключил воду и «закончил банный день». Ринулся к выходу. Уже в дверях столкнулся с Арменом. Мне показалось он с интересом на меня глянул...

 — Ты все? Закончил?

 — Ага...

 — Ну давай...

Он такой же!!! Я успел в те несколько тысячных долей секунды это заметить. Только немного поплотнее. Поздоровее что-ли.

В раздевалке было прохладно и тихо. За дверью фыркался и что-то протяжно напевал Армен. Я сел и прикрыл лицо руками... «О чем? О чем они говорили? Неужели обо мне? Сурен догадался о том ворохе мыслей, что пронеслись у меня пока я его разглядывал?

Или пронесло?»...

На вечерней проверке я прослушал свою фамилию...

Зима. Прошло уже два с лишним месяца, как я в подмастерьях. Охуительно!!! Есть, нет работа — не важно. Сурен меня сразу после развода забирал в баню, выдумывая несуществующие фронты работ. А там — чай-нарды. Мы сдружились. В прямом смысле слова. И даже приходивший каждый вечер Армен мне уже не казался сволочью. Просто они немного разные по характеру. И если Армен приносил что-то пожрать вкусное (где он только это все брал? Сурен — тот не добытчик) — то всегда приносил на троих. В общем жизнь замечательна...

Как-то вечером приходит Армен...

 — Скоро — учения. Неделя в полях. Надо что-то придумать. Ну его на хуй, по полям зимой бегать. Летом еще куда не шло. Зима

 — неее...

Что придумали, не знаю, но боевой расчет на время выхода подразделения из места постоянной дислокации... «На месте остаются... рядовой Задикян. И что бы баня к возращеню была на 200%! В помощь — младший сержант Т***. Дежурный по роте старший сержант Задикян и дневальные... (это которые не могли на учения — молодые солдаты с натертыми ногами, четверо) «... В общем — лафа!!! И пошла рота громить супостата! А мы — тыловые крысы.

Сурен мне...

 — Давай сегодня баню для себя растопим. И две бутылки водки есть. Армен притащит что-нибудь. Отдохнем.

И кто может быть против? Раскочегарили. Дневальные попарились немного. Мы в это время службу наряда изображали. Потом и мы пошли. Уже дело к ночи было. Армен последние наставления дневальным. Отдых начинается.

Накрыли стол. «Джентльмены пьют и закусывают». Я за это время работы в банно-прачечном комбинате уже пить научился, получать от этого удовольствие. Разговоры саботажников о том, как здорово что мы не в полях... Классно так. «Я их люблю. Люблю. Люблю».

 — Идемте еще попаримся — поплескаемся. Лешь, ты как?

 — Сурен, я за!

 — Я тоже!

Хлестали меня. Армена. Сурена. Потом струи прохладной воды. И только тяжелое дыхание. Сели на лавку. Армен приволок еще водочки, по-немногу. После парилки я захмелел. Вообще-то нельзя. Сердце, говорят, и все такое... Но какое сердце бывает в 18 лет?

Да, я захмелел. И не хило. Парилка разморила, а тут еще «Столица»... Сижу между братьями, бестолково улыбаюсь... Армен меня вдруг приобнял за плечи и говорит...

 — Ну, младший сержант Леша, нормально ведь? Можно и в армии жить?

Я от хмеля и от переизбытка чувств хотел что-то ответить приятно-благодарственное, повернул в его сторону голову и вот просто мои губы наткнулись, напоролись на его губы. И он меня поцеловал. А своей рукой придержал меня за голову.

Первый в жизни поцелуй с мужчиной. Я своим подбородком ощутил его немного колючую щетину. Щекой чувствовал горячий воздух вырывающийся из его ноздрей. Его губы обволакивали мягко, но настойчиво мои. В моем рту оказался его язык.

Я сошел с ума. Я закрыл глаза, потому что все закачалось и я просто испугался, что потеряю сознание. Я задыхался. И если в первую секунду я оцепенел, то уже во вторую обхватил его за шею и стал посасывать его язык. Это было не со мной. Внутри все сжалось. Я просто не мог дышать. Армен. Первый мужчина, который меня поцеловал. Или это сон. Это просто не может быть явью.

Так не бывает.

Он разжал мои руки на своей шее и отстранился. Я инстиктивно потянулся за его губами. По-моему даже застонал. Или это наконец-то дыхание возобновилось?

 — Тихо, тихо. Ишь ты какой... Голодный мальчик то...

И тут другая чья-то рука развернула мое лицо в противоположную сторону и другие губы накрыли мой рот. Сурен. Он же здесь.

Где мой разум? Я действительно потерял реальность. Сурен целовал мягче и рукой ворошил мои волосы на затылке. Армен обнял меня за талию и зашептал на ухо...

 — Понравилось сосать язычок?

Я только застонал и мотнул головой. А может и не мотнул. Реальность уплыла.

 — Тебе, маленькая шлюшка, понравиться сосать и наши хуи... Скоро твой рот превратится в охуительный спермоприемник...

Я попытался отстранится от Сурена. Не знаю почему. Последнее «Нет!» перед окончательным падением? Сурен крепче стал держать мою голову. А Армен продолжал говорить мне на ухо...

 — Тихо, не дергайся... Раслабляйся. Не трать силы и эмоции. Они тебе пригодятся. Особенно, когда будем рвать твою девственную попку. Ты же еще девочка у нас? Или уже драли тебя? Тебе понравится вертеться на хуях. По тебе видно — блядинка из тебя выйдет хорошая...

Я все же вырвался от поцелуя Сурена. От его губ. От его тела. Отрицательно мотнул головой. Вообще-то я хотел все же изобразить «Нет! Никогда! Я не такой!» или что-то в этом роде, но получился как ответ на вопрос о моей девственной попочке.

Я хотел встать. Зачем? Уйти. От чего? Я хотел возразить. Показать сопротивление. Слов не было. Вернее то, что в горле отвечает за речь — просто не работало. Вместо этого — клокотание и выдохи... И тут в голове у меня ясно и отчетливо пронеслась мысль... «Мне нравятся его слова. Я хочу быть тем, чем он меня назвал. Я хочу, что бы они меня ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх