Крепость

Страница: 3 из 5

привязанного пленника. Кевин дернулся от неожиданной острой боли, — второй удар не заставил себя ждать. Ему казалось, что его касаются раскаленным железом, так невыносима и горяча была боль. А кнут все свистел и свистел, не сбавляя темпа в умелых руках.

Вскоре на спине несчастного не осталось ни одного живого места — кровь сочилась из ран и стекая по бедрам, капала на песок. Кевин закрыл глаза и ждал конца этой пытке. Он был недостаточно усерден. Он будет усердным. Он будет выполнять все приказы, и тогда Горану не за что будет его наказывать...

Кевин почувствовал, что экзекуция прекратилась. Он с блаженством расслабил напряженные мышцы и восстановил дыхание. Десять минут он получал удовольствие от долгожданного покоя. Но вскоре понял, что рано радовался. Полуденное солнце обрушилось на него, как опытный неумолимый палач. Израненные руки и спина, и без того горевшие, становились все горячее... Цепи, охватившие его запястья, нагрелись до такого состояния, что казалось зашипят от самой мизерной капли воды... Воды... Как же хочется воды... Кевин облизал пересохшие губы. Голова кружилась... Секунды растянулись в минуты, минуты в часы. Безумие, сколько может продолжаться это безумие?

Уставшее солнце уже почти скрылось за горизонтом. Кевин услышал знакомый голос...

 — Как самочувствие?

Он не нашелся, что ответить. Едва оказавшись в темном холодном подвале, Кевин рухнул на пол, всем телом впитывая блаженную прохладу камней. Воды ему так и не дали. Ничего. Главное заснуть, и тогда жажда исчезнет.

* * *

 — Встать!

Кевин испуганно вскочил на ноги и тут же почувствовал неприятную боль во всем теле.

Тренировка длилась несколько часов, Кевин думал, что не доживет до ее конца. Эта невообразимая полоса препятствий — он бежал, полз, прыгал, снова бежал, падал от усталости и вновь поднимался. Когда ему разрешили отдохнуть и даже выпить воды, Кевин не поверил своему счастью.

 — Ты не очень быстр. Нужно развивать скорость, — в голосе Горана слышалось недовольство... Тебя даже раненая улитка обгонит.

Кевин потупил глаза и молча слушал.

 — Эван, иди сюда! Отведи Кевина в зал — он плохо бегает. Ты знаешь, что делать в этом случае.

Воин повел Кевина по петляющим коридорам Крепости, пока они не очутились в одном из многочисленных полуподвальных помещений. Эван подошел к странной конструкции, напоминающей низкую широкую лавку. С одной стороны к ней были приварены два шеста не более фута высотой, на конце которых крепились ножные кандалы.

 — Снимай обувь и ложись на живот! — приказал Эван.

Кевин в замешательстве снял ботинки и сделал, что было велено. Запястья охватили кожаные ремни, притянув руки к ножкам лавки по бокам. Ноги были зафиксированы в согнутом положении так, что он не имел возможности даже пошевелить ими. Через поясницу прошел еще один ремень, прижавший его к лавке еще сильнее. Теперь даже легкое движение было проблематично.

Кевин не мог видеть, как Эван взял тонкую бамбуковую трость и, повертев ее в руках, замахнулся.

Пленник не смог сдержать стон — ступни пронзила резкая острая боль... Следующий удар пришелся по пяткам. Кевин вздрагивал всем телом, пытаясь освободиться от удерживавших его пут. В отчаянии он понял, что все его попытки абсолютно бессмысленны. Ему остается только смириться и терпеть. Боль нарастала, — с каждым новым взмахом трости Кевин закусывал губы до крови, чтобы не закричать. Ему было больно. Очень больно. Кровь стучала в висках, голова раскалывалась на части. Истязание все продолжалось. Он уже не чувствовал ног и думал, что наверное больше не сможет ходить. Он почти провалился в пустоту, когда ремни ослабли. Эван ударил его по щекам...

 — Вставай, тебя ждет Горан.

Кевин сделал шаг и тут же упал от раздирающей боли в ногах. Он стиснул зубы и заставил себя подняться. Каждый шаг доставлял ему невыносимые страдания, будто он ступал по раскаленным углям. Спокойно, это не самое страшное, — успокаивал себя Кевин.

Это действительно было не самое страшное по сравнению с тем, что ждало его впереди.

 — Марш на полосу препятствий! Надеюсь в этот раз ты покажешь более достойный результат!

***

Алина с тоской смотрела в небо. Где сейчас Кевин? Нашел ли Крепость или все еще скитается по пустынным землям? Ей отчаянно хотелось верить, что он вернется, обязательно вернется и освободит племя.

Спрятавшись между огромными валунами на вершине холма, она видела, как в Поселение возвратились чужаки. Похоже, они решили здесь обосноваться. Было мучительно наблюдать, как братья и сестры ходили в цепях, подгоняемые дубинками захватчиков. Стать рабом в своем собственном Поселении — не это ли верх унижения? Алина в бессилии сжала кулаки, глядя на статную мужскую фигуру посередине площади. Подходившие к главарю люди склоняли спины, и разгибались только, когда он взмахивал рукой.

Алина вздрогнула и резко обернулась, но было уже поздно. Крепкие руки обхвати ее и зажали рот.

 — Тише, я не причиню тебя вреда. Меня послал человек по имени Горан. Ему нужно с тобой поговорить.

***

Прошла уже неделя, потом вторая, а Кевин все еще не стал Богом. Он чувствовал, как в нем поднимается злость. Он понимал, что начинает ненавидеть Крепость и ее обитателей. И главное — Горана... Он обещал научить, а сам просто издевается над ним, — гоняет до полусмерти, как лошадь и наказывает за усталость.

Сперва Кевин думал, что это специфическое начало, но дни сменялись один за другим, не принося никаких перемен. Он закипал внутри, но боялся даже намекнуть, что чем-то недоволен. Ведь эта Крепость — его единственный шанс освободить свой народ. И Кевин был готов терпеть эти странные порядки. Он не спрашивал почему и для чего. Он просто выполнял то, что ему приказывали.

Кевин сидел в камере и вспоминал Алину. Сердце снова сжалось и тоска накатила удушливой волной. Его мысли прервал голос Учителя...

 — Ну что, готов идти дальше?

Кевин вопросительно посмотрел на Горана.

 — Теперь от тебя потребуется вся сила воли. Ты не должен будешь задавать вопросы и удивляться. Полное, безоговорочное подчинение. Справишься?

«А что я по-твоему делал все это время?» — со злостью подумал Кевин и вслух сказал...

 — Да, я справлюсь. У меня нет выхода.

Горан посмотрел на него почти с нежностью, в его голосе слышалось сочувствие...

 — Тогда пойдем, покажу тебя своим гостям.

... В этом зале Кевин не был ни разу. Шикарный мраморный пол, залитый солнечным светом. Длинный сервированный стол. За ним сидели нарядные люди — мужчины были богато одеты, а женщины сверкали драгоценностями и белоснежными зубами. От такого великолепия Кевин на миг зажмурился и почувствовал неловкость, что стоит здесь перед ними с голым торсом в одних штанах.

 — Друг мой, Альберт, ты, кажется, хотел похвастаться нам своим умением ведения допроса? — Горан обратился к мужчине средних лет, который расплылся в самодовольной улыбке. Он был довольно полным, массивные перстни перетягивали толстые пальцы...

 — О да, Горан, я тебе с удовольствием продемонстрирую! Я полагаю, что этот экземпляр (он указал на Кевина) ты даешь в качестве материала?

«Экземпляр» похолодел. Что они задумали?

 — Ну что ж, пройдем в камеру. Там ты найдешь все необходимое оборудование.

Из-за стола поднялись несколько мужчин и молодая женщина. Кевин мимоходом бросил на нее взгляд. У него галлюцинации? Он в упор посмотрел на девушку. Стройная, красивая, с черными длинными волосами и необыкновенными зелеными глазами. Они сияли таким знакомым теплым светом...

 — Алина? — он застыл на месте и тут же получил наотмашь ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх