Крепость

Страница: 4 из 5

по губам.

 — Молчать! — прошипел Учитель.

Сердце стучало так громко, что Кевин не слышал, о чем говорили его спутники по дороге в темницу. «Откуда здесь Алина? Что происходит?» — смятению его не было предела. Он даже не заметил, как оказался привязанным к высокой перекладине с заведенными назад руками. В следующую минуту заработала лебедка и руки подлетели вверх, выворачиваясь из суставов. От боли у Кевина потемнело в глазах, он застонал, но спохватился и закусил губы. Веревка натянулась сильнее и он вынужден был привстать на носочки. Плечи невыносимо горели и он даже забыл об Алине, но тут же услышал ее голос...

 — Горан, ты не возражаешь, если я с ним немного поиграюсь? У него восхитительное тело!

Альберт и Горан переглянулись...

 — Алина, только смотри, не убей его. Он еще понадобится!

Девушка улыбнулась и, вытащив из голенища высоких сапог тонкий короткий нож, направилась к жертве. Кевин смотрел на девушку, затаив дыхание. Он так долго ее не видел, что успел забыть, какая она красавица. Он ловил каждый жест, каждую эмоцию на любимом лице. Она сделала вокруг него пару кругов, плотоядно впиваясь глазами в его обнаженное тело. Алина стала напротив — лицом к лицу и слегка прикоснулась холодным лезвием к груди пленника. Кевин не отрываясь глядел в ее глаза, пытаясь прочитать ответ на свой вопрос. Но в них не выражалось ничего, кроме любопытства.

Кевин вздрогнул — нож скользнул по груди, разрезая кожу. Девушка надавила на лезвие сильнее, еще глубже погружая его в плоть. Алые стройки потекли по животу. Боль была неприятной, но терпимой, и все же Кевин содрогнулся от ужаса... его любимая женщина режет его ножом!

Алина прикоснулась губами к свежему надрезу и слизнула кровь. Кевин дернулся, чтобы отстраниться, но взрыв резкой боли в плечах заставил его застыть на месте. Он не мог избавиться от ощущения, что это сон — глупый, отвратительный сон.

Алина водила ножом по груди, опускаясь на живот и снова поднимаясь наверх, к шее. Ему показалось — или она действительно испытывает удовольствие? Разве такое возможно?

... Тем временем девушка подошла к факелу и опустила лезвие в огонь. Через пару минут она подскочила к беззащитной жертве с раскаленным ножом и начертила какой-то символ чуть выше его сердца. Кевин едва не закричал. Алина схватила его за подбородок и приподняла голову...

 — Буква «А». Я всегда хотела это сделать, солнце мое.

Кевин хотел заорать от обиды и несправедливости — он же не игрушка, как можно поступать так с человеком? Перед глазами снова мелькнули мерцающие огни и человек, идущий невредимым под градом стрел. «Спокойно, ты все сможешь» — Кевин решил, что не будет пытаться понять происходящее. Когда-нибудь это кончится. Когда-нибудь он поймет.

Последующие несколько часов обернулись для Кевина сущим кошмаром. Его использовали как кусок мяса. Альберт старался на славу, чтобы поразить Горана и всех присутствующих своим мастерством палача. Кевину хотелось рыдать от боли, но он сдерживался, стиснув зубы. Пытке не было конца... Но ужаснее всего были эти внимательные теплые глаза, следящие за тем, как его истязали.

Когда он терял сознание, его окатывали холодной водой — она стекала вниз и расползалась на полу красной лужей. В какой-то момент он понял, что больше не выдержит. Силы были на исходе. Похоже, Горан почувствовал это.

 — Альберт, уважаю! Предлагаю по этому поводу выпить!

Все направились к выходу... Горан крикнул куда-то в сторону... — Эван, позаботься о нем!

***

 — Прекрасно справилась! — Горан одобрительно улыбнулся, приглашая девушку сеть. Налил вина в высокий бокал и протянул Алине.

 — Я чувствую себя чудовищем, — задумчиво произнесла она.

 — Ха-ха, но говоришь ты это как-то неуверенно, — засмеялся Горан и примиряющее добавил... Успокойся. Ты все делаешь правильно. Без тебя он не станет тем, кем хочет. Я смогу научить его мириться с физической болью, но ты и только ты — с душевной. Помоги ему обрести силу. Только тогда он справится с Абакаром.

 — Но почему ТЫ не остановишь его?

 — Он мой брат. Это все равно, что сражаться с самим собой...

 — Ты рассказывал, что он покинул Крепость пять лет назад. С тех пор ты его не видел?

 — Не видел. Но слышал о его чудовищных подвигах. Сколько раз я писал ему с просьбой одуматься, — сила, которой он обладает слишком велика, чтобы использовать ее во зло... Но ответ был всегда одинаков... покоренные города и разоренные земли...

 — Если ты сам не мог выступить против Абакара, почему за все это время не передал свое знание кому-то еще?

Мужчина горько усмехнулся...

 — Алина, ты видишь — Крепость полна молодых, сильных бойцов. Никто из них не выдерживал обучения и останавливался. Крепость принимает каждого, но дает силу лишь избранным. Я только посредник, понимаешь? Я могу подсказать, какой дорогой идти, чтобы найти «нечто». Но только Крепость решает — заслуживает ученик это силы или нет. Ты должна набраться терпения и продолжать играть свою роль, если хочешь помочь Кевину и вашему народу...

***

Кевин лежал на спине, боясь пошевелиться. Боль немного стихла и он наслаждался каждой минутой покоя. В камеру вошел Эван...

 — Вставай, тебя зовут.

Кевин выругался про себя и с трудом поднялся на ноги.

... В зале на этот раз было почти безлюдно — на мягких высоких подушках сидели Горан, Алина, Альберт и еще пара гостей. Взгляд девушки беспокойно скользнул по вошедшему мужчине, но через секунду в нем не читалось уже ничего, кроме безразличия и скуки.

Эван ударил Кевина по ногам, заставив опуститься на колени. Он задохнулся от унижения, но подчинился.

 — Ползи сюда! — приказала Алина.

Кевин вопросительно посмотрел на Учителя. Такого оборота он не ожидал. Одно дело — терпеть боль. Совсем другое — быть униженным. Горан понял немой вопрос...

 — Исполняй!

Кевин опустился на живот и пополз к сидящей девушке. Мраморный пол был гладким, как стекло, но прикосновения к нему было достаточно, чтобы растревожить ссадины на груди и животе. Он подполз к ногам Алины и застыл в нерешительности. Она вытянула одну ногу вперед и коснулась его рта.

 — Облизывай!

Кевин попытался поймать ее взгляд, но получил ногой по лицу. Он начал целовать гладкую кожу сапога, закрыв глаза, чтобы хоть как-то отрешиться от реальности. Вскоре Алина приказала снять ей сапоги и облизать ножки. Кевин поспешил исполнить — аккуратные пальчики были более привлекательным объектом, чем обувь. Он даже слегка успокоился, почти с удовольствием целуя ноги любимой.

 — А теперь сюда, живо! — Кевин с ужасом услышал этот отвратительный голос. Альберт указывал на свои ботинки... Делай то же самое!

Кевин с мольбой посмотрел на Горана, прося защиты, но тот будто не замечал его вовсе, увлеченно споря с собеседником. Толстяк заметил замешательство своей жертвы и встал с подушки, прихватив лежащую рядом плеть.

 — Ты не слышал, что я сказал?

 — Слышал...

 — Так выполняй, идиот! — Альберт замахнулся плетью.

Кевин зажмурился от боли, но не двинулся с места. Он не мог заставить себя лизать ноги этому ублюдку, только не это... Палач орудовал плетью, пока не запыхался. Похоже, только сейчас Учитель заметил, что у толстяка возникла проблема.

 — В чем дело, Альберт? Тебя не хотят слушаться? Он еще новичок, так что иногда показывает гонор. Он будет наказан.

На это раз Горан сам отвел его к месту экзекуции. Они долго спускались по ступеням, пока не послышался шум прибоя. Они вышли ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх