Крепость

Страница: 5 из 5

на небольшую площадку. С одной стороны она подходила вплотную к крепостной стене, а с другой омывалась прибоем. Волны захлестывали почти до середины того пространства, где остановились мужчины. Кевин молча ждал, глядя на темно-зеленые волны, нервно бьющиеся о каменную кладку...

Горан подвел его к стене и приковал наручниками, вбитыми в стену.

 — Постоишь тут до утра, подумаешь о своем поведении.

Кевин хотел было задать мучивший его вопрос, но Горан быстро развернулся и поспешил удалиться.

Кевин стоял в одиночестве и следил за исчезающим солнцем. Почти стемнело, ветер усилился и соленые брызги долетали до его лица. Тоска сдавила сердце. Впервые за долгое время он остался один на один со своими мыслями. Когда он искал Крепость, разве мог представить, что его ждет? Неужели так становятся богом? Неужели обязательно нужно пройти через столько издевательств? Слезы потекли по щекам, смешиваясь с морскими каплями. Кевину хотелось завыть на луну, заорать «Хватит! Мне надоело! Я не хочу больше!», но в темном небе с рваными тучами появились две светлые точки. Они не мигая смотрели прямо на прикованного человека. Он понял, что эти белые глаза не оставят его в покое, пока он их не закроет навеки... Кевин тряхнул головой, чтобы прогнать наваждение.

Ад начался после полуночи. Море забеспокоилось, ветер стал порывистым и гнал ледяные волны прямо к берегу. Они с ревом обрушивались на несчастного пленника, грозя раздавить, разорвать и растащить по кусочкам. Кевин захлебывался, пытаясь надышаться в те редкие секунды, когда волны отступали назад. Он сходил с ума от этой изощренной пытки. Он понимал, что неоткуда ждать помощи. Раньше утра здесь никто не появится. Хм... Раньше утра? Вряд ли он продержится до рассвета. Шторм разошелся не на шутку.

Волны накрывали его с головой, неся вместе с водой мелкие камешки и острые ракушки, рассекавшие кожу. Кевин задыхался. Океан не собирался отступать. Хоть глоток воздуха — один, короткий вдох... Кевин понял, что умирает. Господи, какая нелепая смерть...

Сильные руки подхватили его и потащили к ступеням. Сюда уже не долетали бешеные волны, только ветер бесился и скулил, заблудившись между стен. Горан закинул руку Кевина на плечо и поволок наверх.

***

Кевин пришел в себя и открыл глаза. Он лежал на полу, рядом на стуле сидел Горан и грел руки над дрожащем в камине пламенем.

 — Еще не утро... Учитель. Спасибо, что спас мне жизнь...

Горан повернул голову и внимательно посмотрел на него...

 — Ты не хочешь прекратить все это?

 — Я хочу узнать...

 — Я слушаю.

 — Почему ТАК?

 — Все дело в боли. Она правит миром. Каждый боится боли и хочет ее избежать. Ты умеешь ее терпеть. Это хорошо. Но этого недостаточно. Только когда ты перестанешь ее бояться, тогда обретешь силу. Он нее не нужно прятаться. Боль — физическая или душевная — все равно найдет тебя. Ты закроешь дверь — она войдет через щель. Будь радушным хозяином. Не страшись найти с ней общий язык. В конце концов, боль это всего лишь гость, который обязательно когда-то уйдет. Но пока она здесь — мирись с ней... Учись не бояться. Избавишься от страха — избавишься от слабости.

 — А унижения? Зачем понадобились они?

 — Унижение тоже своего рода боль. Если оно неизбежно, умей его принять.

 — А если его можно избежать?

 — Тогда тебе и карты в руки, — усмехнулся Горан.

***

Для Кевина начался новый этап обучения. Теперь боль почти не покидала его. Он пытался искренне принимать ее, но каждая очередная пытка будила в нем бессильную ярость. Он ненавидел боль, он ненавидел тех, кто ее причинял. Казалось, Горан только подливает масло в огонь, заставляя Кевина комментировать ощущения... если пытка была терпимой, он обязан был сообщить об этом. Метод воздействия тут же менялся, доводя несчастную жертву до полуобморочного состояния.

Но мучительнее всего было, когда приходила Алина. Все гости уже давно покинули Крепость, но она осталась. Когда Горану нужно было отлучиться, его заменяла Алина. Кевин уже не пытался понять «почему», но сердце по-прежнему надрывалось от горечи... Иногда Кевин забывал, кто он и где находится. В редкие минуты сна его преследовал мираж... Поселение, пыльная широкая дорога и яркие мерцающие огни на темнеющем горизонте. Он просыпался от резкого окрика и шагал навстречу новым испытаниям.

День сменился сумерками и ему наконец позволили отдохнуть.

 — Твоя новая постель, — Алина указала на небольшую клетку.

Кевин поднял на женщину глаза и кивнул.

... Он сидел, опустив голову на согнутые колени и пытался пошевелить онемевшими пальцами. Руки за спиной связали слишком туго, он почти перестал их чувствовать. Клетка была такой тесной, что исключала даже слабое движение. Кевин страдал от неудобной позы. Ему казалось, что с каждой секундой клетка становится все меньше. Он задыхался от желания поднять голову и встать на ноги. Но железные прутья впивались в тело со всех сторон, убивая всякую надежду на освобождение.

 — Горан, ты не считаешь, что это слишком жестоко — лишать его даже права на сон? — Алина с беспокойством поглядывала на запертого в клетке пленника.

 — Не считаю. Он знал, на что шел. Он сопротивляется. Я устал объяснять ему. Остается только сделать невыносимым каждый миг его существования. Тогда он вынужден будет выбрать — умереть иди жить дальше. Жить уже без страха. — Горан посмотрел на печальную девушку и добавил... — Он справится. И мы это процесс ускорим.

... Кевин сходил с ума. Он готов был умолять, униженно просить, лишь бы его выпустили из этой проклятой клетки. Ему казалось, что прошла целая вечность, прежде чем в темниц вошли Горан и Алина и освободили его из заточения. Кевин едва удержался на онемевших ногах. Он предпочитал не думать, что будет дальше, ведь сейчас он может двигаться!

 — Послушай, мы с Алиной собираемся съездить в соседний город, — Учитель обнял девушку за талию и привлек к себе... — Так что ты останешься на несколько дней один.

Кровь бросилась в лицо, когда Кевин заметил, как рука Горана уверенно гладит бедра Алины, которая при этом не испытывает никакого смущения. Он сжал кулаки и собрал все силы, чтобы не кинуться на Учителя. Это подло, это... Подло...

Алина засмеялась и с любовью провела по волосам Горана. Было видно, что этим двоим хорошо вместе. И уже давно хорошо. Алина не смогла удержаться и страстно впилась в губы мужчины. Скрипя зубами, Кевин наблюдал за этой сценой. В нем сменилась целая гамма чувств — от ярости до отчаяния. Похоже, влюбленные наконец вспомнили о зрителе.

 — Ах да. В общем мы поедем уже, а ты пока побудешь здесь. Во избежание каких-либо эксцессов с твоей стороны придется принять неприятные, но необходимые меры. Сядь возле! — Горан указал на деревянную стену, служившую перегородкой в камере. Кевин повиновался и сел на пол, облокотившись на стену.

 — Разведи руки в стороны, параллельно полу!

То, что случилось дальше, Кевину не могло присниться даже в кошмарном сне. Горан взял два тонких длинных гвоздя и молоток. Ученик запаниковал. Что с ним собираются сделать?

Кевин закричал. Гвозди впились в ладони, намертво прибив их к стене. Боль была чудовищной. Он с ужасом взглянул на окровавленные руки, его трясло, слезы сами навернулись на глаза. Он с мольбой посмотрел на Алину — помоги мне, пожалуйста, как ты можешь допускать такое? Я же люблю тебя... Люблю тебя...

Девушка улыбнулась. Потом повернулась к Горану и нежно прижалась к нему.

 — Поехали, дорогой!

Как только за ними захлопнулась дверь, Алина пошатнулась и упала без чувств. Мужчина вовремя подхватил ее на руки.

***

Кевин не мог унять дрожь. Слезы катились по щекам, он задыхался от едва сдерживаемых рыданий. Он не знал, что было больнее — гвозди, пробившие руки или предательство любимой женщины. Идиот, какой же он был идиот... Вот почему она оказалась в Крепости. Как все просто объяснялось. Горан подцепил ее где-то и она тут же кинулась к нему на шею. Но как можно было опуститься до того, чтобы участвовать во всей это мерзости? Как он мог так ошибиться в человеке? Зачем ему бороться, если не осталось никого, кому он верил? Кевин подумал, что его сердце вот-вот разорвется от горя. Боль и обида переполняли его... Чтобы не сойти с ума, он попытался сосредоточиться на чем-нибудь, но мысли мешались в голове. Плечи ныли от напряжения, боль росла, как снежный ком. Он боялся расслабить руки, чтобы гвозди не впились в ладони с удвоенной силой.

В какой-то миг Кевин просто не смог больше терпеть и перестал сопротивляться. Он прекратил попытки уменьшить страдания и расслабил мышцы. В ту же секунду голова будто разлетелась на осколки от взрыва сокрушительной боли, и он потерял сознание.

Вскоре пришел СОН.

Кевин очнулся от забытья и посмотрел по сторонам. Минуту он пытался вернуться в реальность. Он посмотрел по сторонам и поймал себя на том, что уже не испытывает ужаса от вида своих пробитых ладоней. Паника сменилась равнодушием. И хотя ощущения были неприятными и болезненными, они уже не раздражали. Казалось, что он сам стал одной сплошной болью, она растворилась в нем без остатка, проникнув в каждую клеточку тела. Большего он просто не мог вместить. Странно, но это его успокоило. Он уже не боялся, что станет хуже. «Хуже» просто не существовало. Его предали. Его распяли и оставили умирать.

Он с удивлением обнаружил, что не испытывает ненависти. Даже наоборот... Он любит Алину, так почему ее не может полюбить кто-то еще? И если ей лучше с другим, то это её выбор. А Горан... Он ведь искренне пытался научить его... И если Кевин не смог статьсильным, то это только его, Кевина, вина.

Почему-то совсем не хотелось расставаться с жизнью. Да и почему, он, собственно, должен умирать? У него еще осталось одно очень важное дело. Будь Абакар хоть трижды Богом, он ходит по земле, а значит всегда есть шанс преградить ему путь. Даже у Бога есть уязвимые места. Теперь Кевин был уверен на сто процентов, что обязательно их найдет. В этом нет ничего сложного, было бы терпение. Нужно покинуть Крепость...

Внезапно все стало на свои места. Да, нужно покинуть Крепость. Он освободит свое племя и без этой таинственной силы. Главное — выйти из темницы. Кевин посмотрел на свои ладони. Шляпки гвоздей были не такими уж и широкими. Если напрячься и резко дернуть — руки можно освободить. Как он сразу об этом не подумал?

Кевин закрыл глаза и собрал последние силы. Странно, но он почти не почувствовал боли. Он вытер пот со лба, сжал и разжал пальцы — кисти работали. Кевин встал и направился к запертой двери. Он улыбнулся и слегка толкнул ее ногой. Массивная железная громадина с грохотом рухнула на пол, подняв облако пыли.

Мужчина вдохнул прохладный ночной воздух полной грудью. Теперь он точно знал, как победит Абакара.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх