Возвращение с югов

Страница: 1 из 2

Hi! Позвольте представиться — девушка в топике. Ну, если вы так уж настаиваете, называйте Маринкой — вот хочется мне так. Собственно, имя-то моё вас едва ли интересует — ну во всяком случае, не более того, что под топиком.

А я (в нынешнем настроении) вовсе и не против. Лет мне достаточно много, чтобы самой за себя отвечать, и достаточно мало, чтобы получать от этого удовольствие, Рост вовсе не модельные 185 (и слава богу). Мнения я о своей фигуре довольно-таки среднего — можно бы и грудь побольше, и ноги потоньше (и чего мужчины находят хорошего в округлых икрах и бёдрах?), но сейчас ведь важнее, что вы обо мне думаете, так? А мужчинам моя фигура почему-то нравится. Ну, хватит обо мне, любимой. А история — история произошла летом. Лето — время приключений, и вообще, лето — это лето. Хоть есть что вспомнить в другое время года... Я возвращалась домой из Н-ска, можно сказать — с курорта. Но о «курорте» и что там было, я рассказывать не буду, во всяком случае, в этот раз, скажу только, что в поезд я садилась в настроении специфическом. Что-то во мне говорило, что веселье ещё не закончилось... А может, мне этого просто хотелось, ну и понятно, когда чего-то сильно хочется, рано или поздно оно схлопочется. В этот раз мне захотелось, причём удивительно сильно захотелось, кого-нибудь запикапить. Особенными комплексами на счёт секса я вроде бы не страдаю, и опыт кое-какой имеется, но как-то так сложилось, что мне ни разу не довелось ни кого-то снять, ни позволить себя саму совратить на улице. Всё же привычка быть порядочной девушкой во мне сидит крепко. И вот именно в тот раз я явно почувствовала, что сегодня я этой привычке совершенно брутально изменю.

В вагоне ехали в основном женщины. С детьми, с баулами, с проблемами... Не то что-бы я была строго гетеросексуальна, но эти женщины явно не могли мне понравиться. И тут я обратила внимание на проводников. Один был уже в годах, а секс с папашей — это не то, что мне нужно. А вот второй — совсем молоденький, с по-хорошему голодными глазами, меня заинтересовал. В обычных условиях он, скорее всего, не привлёк бы меня настолько, но главным было не желание секса (этим я отнюдь не обделена), мне нестерпимо хотелось именно похулиганить. Да и должность подходящая — на то, чтобы хулиганить прямо в плацкартном вагоне, моё нахальство не распространялось. Итак, было «с кем», было «где», ну, а насчёт «чем» — это не наша женская проблема.

Возможность и даже лёгкость осуществления меня неожиданно не разогрела, а совсем наоборот — я подумала «а на фига мне, собственно, это нужно, что хорошего в таком вот случайном трахе (смешно обольщаться, что в подобной ситуации получится греющий душу секс), что это я, как блядь какая-то... И тут меня проколбасило не по-детски. Ах, я боюсь слова, боюсь, что обо мне кто-то что-то не то сказанет? Не-ет, не хочу быть примерной девочкой (мда, знала бы мама, какой образ жизни я называю примерным...). Все сомнения растаяли, я почувствовала, как меня словно бы поднимает огромная тёплая волна и несёт куда-то... куда я вовсе и не против. В общем, проводник был обречён.

Я переоделась, сменила джинсы и кофту с рукавами на короткие джинсовые шортики с бахромой и тоненькую маечку на бретельках, запихала в рюкзак лифчик. От прикосновения тонкой ткани (ну, или не от ткани, а от мыслей таких, замнём для ясности) соски мои приподнялись, дыхание участилось, я почувствовала то волнение, когда вроде бы и сердце бьётся не чаще обычного, а всё же — иначе, не как всегда...

Повод представился скоро — разносили чай. Я несколько раз зацепилась глазами с проводником, слегка нагнулась в нужный момент, чтобы ему было удобнее заглянуть в вырез маечки, потянулась за рюкзаком на верней полке (и чего мужчины так млеют от тянущейся женщины? Ну, руки поднимаются, грудь маечку натягивает, животик чуть показывается (маечка-то короткая, летняя)... Впрочем, если эти самые груди ладонями накрыть, а девушка та тоже руки протянет, с ответной нежностью... В общем, «ребята, я вас понял»:)). Парень спёкся. Даже не ожидала, что его окажется так просто «завести». Проходя дальше по вагону, он уже поглядывал в мою сторону, даже шаг замедлял. До вечера я успела отнести стакан, пару раз подошла спросить о каких-то пустяках, заглядывая ему в глаза или «ненароком» касаясь то плечом, то бедром. Было заметно, как он вынужден собираться с мыслями чтобы отвечать хоть что-то вразумительное. Возможно, мне бы это показалось смешным, но меня несла всё та же озорная волна, и мне это не то что нравилось, а и сама я ощущала сходное волнение, приятное, немного недоверчивое — «получится или нет» — и с маленькой толикой сладкой жути, словно в первый раз.

Поезд всё катился, степь за окном сменилась перелесками, и от этого как-то сразу стемнело. Раздали бельё, я, конечно, не упустила случая потереться на сей раз уже грудью. Когда зажёгся синий дежурный свет, подошла к купе проводников, спросить на сей раз о том, когда приедем (ну неграмотная я, расписания на стенке не разумею), спросила, не скучно ли вот так мотаться туда-сюда, да так и завязала разговор обо всём сразу. Ощущение, что планы мои стремительно двигаются к осуществлению, заставляло меня чаще дышать, а парень (казавшийся уже довольно-таки симпатичным) едва отводил взгляд от моей груди.

Я совершенно наглым образом уселась на койку, ему ничего не оставалось, как плюхнуться рядом (больше там просто некуда). «Папаша» куда-то исчез (потом «мой» сознался, что еле уговорил его уйти в соседний вагон, поспорив на бутылку, «папаша», конечно, не верил — и в общем-то правильно не верил, но сегодня был особенный день). Поговорили ещё о чём-то, время тянулось парень на все мои провокации реагировал правильно, но к активным действиям никак не переходил. А мне хотелось не просто действий, мне хотелось слёта крыши, чтобы вообще не понимать, где я и с кем я. Решение нашлось. Я вообще-то не курю, но иногда, в некоторых случаях, балуюсь. Вот я и попросила закурить. Он куда-то полез, и тут же достал начатую пачку. Ух... Это было совсем не то же самое, что те лёгкие сигареты, которыми я балуюсь иногда. Дым драл горло, но зато эффект превзошёл все ожидания — я поплыла. В таком состоянии мне уже ничего не стоило поцеловать его, и после поцелуя не возвращаться в исходную позицию, а так и остаться на нём, прижавшись грудью и обняв одной рукой за шею. Тут он, видимо, поверил, что это всё не просто так, глаза заблестели, мигом избавился от сигареты (и меня избавил, я и не заметила как), прижал к себе, мягко, но сильно. Чёрт, мне это понравилось! Сдерживаться и вообще что-то там думать о своём поведении расхотелось совершенно, и я начала делать то, что хотелось — сдирать с него рубаху.

Он еле вырвался, чтобы запереть дверь (вечно я об этом забываю), а я повисла на нём сзади. Он мигом щёлкнул замком (профессионал), завёл руки за спину и притянул меня за талию, так, что я выдохнула у него над ухом, а тут как раз и пуговицы сдались, и я забралась ладонями к телу. Такой несправедливости он не потерпел, мигом развернулся и запустил ладони мне под маечку (а точнее — попросту задрал маечку выше груди), на секунду задержался, но вот уже его ладони накрыли грудь. Поезд нёсся вовсю (или так казалось) вагон ощутимо качало (а может, качало бы и без вагона), синий дежурный фонарь и слабый красноватый свет от окна создавали и вовсе полный сюрреализм — ни имён, ни лиц, лишь мужчина и женщина. Он огладил мои груди, переместил руки ниже и потянул меня к себе, и сам потянулся к груди губами.

Тут уже я задышала, потянула его за ремень. Ремень не поддавался, тем более что пришлось прерваться, поднять руки, когда он окончательно стягивал с меня маечку, в общем, я явно отставала, и пришлось ему помогать мне с брюками. Прижались ещё раз, уже почти обнажёнными, грудь его была не особо мускулистая, но солидная, не скелет какой-нибудь, а руки в самый раз уверенными, ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх