О царе Салтане (сказка - пересказка)

Страница: 2 из 3

А саму себя любить

Надоело... Что за жисть

В энтих тропиках поганых?

Тут кругом одни бананы!

Ни морквы, ни огурца...

Разыщи мне молодца!

А не то с ума свихнусь

Кактусом перепихнусь!»

Целый день царевич шлялся.

Никого не встретил. Взялся

Снова к морю выйти он...

Осмотрелся князь Гвидон...

Что ж он видит? Бог ты мой!

Лебедь бьётся над волной,

Коршун злой над нею взвился,

Как-то странно примостился...

И собрался начинить

Он чего-то... Князь стрелять

Приготовился в скотину!

(К между видовым гибридам

Был он холоден душой)

И пронзил его стрелой!

Коршун в море потонул,

Князь ширинку расстегнул

И собрался помочиться...

Видит... перед ним девица!

Лунолика и стройна!

Князю говорит она...

«Ты не лебедя избавил,

Девушкой меня оставил,

Ты не коршуна убил,

Ты маньяка подстрелил!

Безо всякой без причины

Уничтожил всех мужчин он,

Женщин всех перетоптал,

Триста лет меня гонял!

Ведай мне, о чём мечтаешь,

Всё исполню, что желаешь!

Не стесняйся, говори!...»

Князь ответил... «Обожди...

Не затем я вынул шкворень,

Дай подумать на просторе,

Расписаться на песке!

Пребываю я в тоске...

Лебедь очи опускает

И стыдливо отвечает...

«Ты справляй свою нужду,

Я немного обожду...»

А сама косой играет!

Хитро глазками стреляет!

И коленками сучит

В нетерпеньи... Говорит

Князь Гвидон, закончив дело,

Уложив свой шланг умело...

«Притомился я, устал...

Как — то в книжке я читал...

В море есть богатыри...

Тридцать штук их... Мне мои

Бабы не дают покоя!

Днём и ночью беспокоят!

Их, ведь, ровно пятьдесят!

По семь раз на дню хотят

И вниманья и любови...

У меня уже мозоли!..

На коленях и локтях.

Я уже и так и сяк!

Спать хочу и ломит спину...

Здесь один лишь я мужчина...

Веришь? Некогда посрать!

Мне б помощников достать...»

Лебедь усмехнулась криво...

«Ну, какое ж это диво?

Волю первую твою

Я исполню, как свою.

Эти витязи крутые

Мне, как братья все родные

Я, как девочкой была,

То звалась сестрой полка.

За жувачку, за конфеты

Всем им делала минеты...

Веселилась, как могла!

А потом я подросла,

Надоел мне секс солдатский,

Я занялась лесбиянством,

Пальчими и языком

Ублажала весь Содом!

А они вернулись в воду,

Чтоб русалкам дать свободу.

Девок хладнокровных ведь

Тоже надобно погреть.

Триста лет уж это длится

И такое там творится!..

Царь Нептун не вынес сраму,

Иммигрировал в Панаму!

Если надобно шустрей

Ублажить твоих блядей,

Стоит что-то показать,

И они придут опять.»

В миг царевич собирает

Свой гарем. Их раздевает

До гола. Велит кричать,

Веселиться и плясать.

Выше плеч взметнулись ноги!

Море вспенилось... О Боги!

Из спокойных вод морских

Показались... Тут мой стих

С рифмою не знает сладу...

Тридцать чудо аппаратов,

Тридцать редких образцов,

Каждый напряжён, готов

Он к стрельбе без заряженья!

Лишь потом, через мгновенье

Выползли богатыри.

Бабы в позы встали и... !

Тут такое, братцы, было...

Умолкаю я стыдливо.

Только тот меня поймёт,

Кто с русалкою живёт...

Что там витязи творили

С теми девами шальными

Не сказать не описать!

В ужасе царица-мать

Во дворце сидит, трусится.

Ей и хочется и мнится...

Ведь затопчут! Удружил

Ей сыночек... Вдруг мужик

Шумно входит. Бородатый...

Без штанов... Слегка поддатый.

Говорит... «Которы тут

Мил дружка сегодня ждут?»

Тут царица закричала...

«Кто такой?! Чего те надо?!»

 — «Я есть дядька Черномор.

А вот это мой прибор,

Медицинский инструмент,

Твой лечить менталитет.»

Как царица увидала...

Задрожала и упала,

Громко об пол хлопнув лбом.

Дядька ей загнул подол,

И, на трон пристроив ловко,

Как засадит прямо в попку!

В крик царица... «Не туда!!!»

Дядька грубо... «Ерунда!»

И, пока она орёт,

Знай её дерьмя дерёт!

И, отпяливши отлично,

Стал туда, куда привычно

Заправлять... Царица... «Нет...»

Черномор... «Тогда минет

Ну-ка живо мне исполни,

А то что-то он не стоит,

А точнее не стоит...»

Тут царица говорит...

«Рада я тебя приветить,

На твоей огромной флейте

Я исполню марш любой,

Только ты её помой...»

«Ах ты лярва! Ах ты шлюха!»

 — Черномор ей слева в ухо

Засветил-"Едрёна мать!

Не усвоила видать

Ты ещё за школьной партой,

Что своё — оно не пахнет,

А туда же — поучать...

Палку хошь? Изволь сосать!

А не то, здесь женчин много,

Нам ваще пора в дорогу...

Тяжек воздух нам земной.

Я пошёл... Царица... «Стой!»

И, забыв о гигиене,

(Не дворянка, в самом деле!)

Хвать мундштук горячий в пасть

И давай ноктюрн сполнять!

Солнце всходит и заходит,

По пляжу царевич бродит.

Видит... снова перед ним

Лебедь — девица стоит...

«Что царевич мой не весел?

Или мало куролесил?

Иль гангрена у яйца?

Иль закапало с конца?

Что грустишь, мой сокол ясный?

Или приболел твой красный?

Иль в расстройстве аппетит?

Или утром не стоит?

Пожелай лишь только, милый,

Для тебя любое диво

Запросто исполню я...»

 — Так сказала, теребя

Бахрому сорочки белой,

Приоткрыв слегка колени,

Взгляд нескромно уперев,

Во Гвидонов главный нерв.

Отвечает князь угрюмо...

«Со здоровием не худо.

И моя мужская стать

Спозаранку напряглась

И ходить слегка мешает...

Грусть — тоска меня съедает,

Видеть я б хотел отца,

Наказать бы подлеца,

Чтоб запомнил греховодник,

Как семью сплавлять по морю

Ни за что и ни про что!»

Лебедь грустно... «Это зло

Очень просто нам исправить;

Ты вели ему отправить

Через море — окиян

Золотую клетку в дар.

Сам же, в облике шмелином

Вслед лети... Удачи, милый!!!»

Ветер по морю гуляет

И кораблик подгоняет!

Князь с натугой вслед летит,

Лебедь — диву костерит!

Колдовать хоть эта птица,

По всему, и мастерица,

Но сумела молодца

Превратить... не до конца...

(Знать крыло не поднималось

На такую супер — малость!)

И пришлось Гвидону в путь

Всю свою мужскую суть,

Из-за этой дуры — дивы,

На крылах тащить шмелиных!

От натуги молодец

Чуть не помер! Царь отец

В это время парил кости.

Вдруг... к нему приходят гости

Прям в парную. Банщиц строй

Расступился..."Кто такой?!»

 — Царь Салтан вскричал свирепо.

 — «Золотою клеткой этой

Кланяется князь Гвидон,

А для рифмы здесь гондон.»

Гости тихо поклонились

И учтиво удалились.

А, тем временем, в окно

Шмель вползает тяжело.

Что ж он видит? Банщиц голых,

К потреблению готовых,

Черномор поверх сидит

И на клеточку глядит...

Негра там в цепях метался...

Ну кудесник! Просто сказка!

Песни матерны орёт

И орехи хером бьёт!

Чёрный, страшный, просто диво!

Член, как будто из гранита,...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх