В тот самый день

Страница: 3 из 3

вниз крохотные трусики.

Теперь она вся в его власти. Его прикосновения к ее груди, бедрам, слияние губ ввергает Долорес в неописуемую истому, еще более усугубляет и культивирует желание. Два обнаженных, сплетенных в едином порыве тела попали в плен к необузданной страсти. Он лижет языком ее груди, едва касаясь рукой вульвы, пытаясь достучаться до бугорка любви, вызывая все новые и новые волны возбуждения, одна за накатывающихся на. Ее несмелые губы, превращаютсяв упругие тиски любви. С каждой минутой поцелуи становятся все более продолжительными, принося радость в едином ощущении рта партнера. Долорес была полностью захвачена в сети этой интригующей с каждым новым действием игры.

 — Назови свое имя изредка шептала она, лаская тело незнакомца.

Он был молчалив и нежен, желая подарить, как можно больше сладких минут наслаждения своей партнерше. Он специально отодвигал близость, пытаясь полностью выложиться в красивой прилюдии, испытывая наверное большее беспокойство, чем сама Долорес, боясь принести ей хоть какуе-то неловкость. Она сама находилась в полной эйфории чувств, сколько нового, непознанного открылось ей уже сейчас. Все абсолютно не так как могло получиться тогда с Пабло. Случайным прикосновением она почувствовала состояние его органа.

 — Смотри, как он напрягся — смутясь сказала Долорес, прикоснувшись к нему рукой. — Я весь таю от желания — сказал он, поняв, что уже пришло время.

 — Позволь мне немного поиграть с ним — попросила она — он такой забавный этот горячий упругий малыш.

Она молчаливо продолжала играть с ним, до предела желая погрузить его в себя, заполнив влажную горячую пустоту.

 — Как бы он не порвал меня, опасалась Долорес

 — Ну, посмотри, разве он способен приносить боль, скорей наоборот, он доставит тебе очень прятные мгновения.

Долорес поняла всю неуместность своих опасений сразу после того, как он опытным движением ввел в нее своего малыша. Сильное возбуждение и желание помогли заглушить ей начальную боль. Он еле двигался в узком плотном кольце ее половых губ, преодолевая сильное трение, доставляющее ему огромное наслаждение. Долорес же не интересовало нечего кроме собственных ощущений. Она совершенно не почувствовала начальный болевой порог, теперь он полностью исчез, уступив место абсолютно новому ощущению. Пытаясь полностью сосредоточиться на своих переживаниях, она просто не могла не думать о партнере, чувствуя периодическое чередование отходов и атак, ощущая, как он взмок, преодолевая сильное трение, ввинчивая свой штопор в узкое неподатливое отверстие. Она вскрикнула... двигаться стало легче. Он оторвался от ее губ, начав ласкать грудь, перебирая губами соски, чувствуя, как под нежными движениями они становятся твердыми, как маленькие резиновые мячики. Новое, неизведанное чувство было полностью в ее власти, и то, как она как поднимала она торс, желая как можно глубже принять в себя плоть то, как вскрикивала при каждом следующем погружении, заново переживая волну за волной только лишний раз доказывало это. Сейчас в ее сознании было запечатлено только это сладкое чувство, испытанное впервые. Она готова на все, чтобы сделать его намного продолжительнее, сильнее, она желает повторить его тут же, сейчас, даже когда оно еще с ней. Ей приятно было чувствовать, как наполняет влагалище горячая вязкая жидкость. они нечего не говорили друг другу, но четкий барьер взаимопонимания был давно сформирован. Он был до предела немногословен и сух на реплики, но ей было все равно главным было то, что они пережили вместе, то, что произошло, было закономерностью, и она оказалась готова к этому. Они никогда не встретяться, ей хочется запомнить его, запомнить то ощущение, чтобы воспроизвести его в памяти. Ей хочется быть дерзкой, она не хочет пассивно встречать все, предложенное им. Она дотрагивается до уже поникшего члена, пытаясь выразить свою благодарность за то, что подарил совершено женское ощущение экстаза, гладя его медленными, плавными движениями, ощущая чувство властвования над этим поникшим отростком, который под чуть ощутимыми прикосновениями смелых пальцев вновь начинает восстанавливать силы.

Находясь в полном повиновении страсти, разрушевшей все барьеры брезгливости она пробегает по нему губами, приняв его в рот. Она ведет себя как опытная, страстная женщина, и трудно сказать чем продиктовано это... то ли культивируемым желанием, то ли стремлением повторить то состояние, которое пережила несколько минут назад, то ли желанием властвовать и подчинять себе. Долорес держала член во рту слегка, сжимая его зубами, в то время, как его ладони гладили бедра, живот, и ноги девушки. Его член, несмотря на размеры и неподвижность казался ей гораздо более эластичным, чем язык. Необычность столь интимного действа, продиктованного желанием, наполнила Долорес каким то новым, незнакомым наслаждением, казавшееся бесконечным Нарастающее возбуждение заставило его тело самопроизвольно отвечать на ласку Долорес, ускоряя движения и продвигая член глубже.

 — Подожди, он ее обнял и сжал в объятиях, так и не дав довести себя до вершины.

Она молчала, предоставив возможность говорить за себя своему возбужденному телу. Гладила его волосы, ласкала его, словно знала много лет, чувствуя, как его руки все сильней сжимали грудь, ласкают живот. Наконец он ввел член в ее возбужденный грот, Долорес страстно ждала этого с той поры, когда он, выпустив сильную струю освободил член. Его движения были медленными и плавными, он словно стремился как можно дольше длить наслаждение, а она жадно ловила каждое новое переживание. Теперь оргазм был немного другим, совершенно не был похож на первый, она еще не знала каким бурным и по новому прекрасным будет оргазм, причиной которого станет язык партнера. Он впивается в нее властным, наполненным какой-то категоричности поцелуем, ощущая, как вновь набухают ее соски под ласковыми трепетными движениями языка. Его язык опускается все ниже и ниже, пока не достигает влагалища, проникая глубже, он словно останавливается на мгновении в нерешительности, потом движется вперед, все ощупывая и изучая на своем пути, чтобы позже, уже полностью освоившись впиться зубами в клитор, заставив ее вскрикнуть. Все перемешалось и слилось воедино и врятли кто-нибудь мог точно определить, где кончается одно тело и начинается другое. Несколько раз в ту ночь любили друг друга двое, испытывали оргазм и хотели повторить его снова. Можно сказать Долорес в ту ночь дважды распрощалась с девственностью, предоставив свой девичий зад в полное распоряжение любовника, а затем потеряв контроль над собой скачет, как обезумевшая всадница на его копье. Они хотели повторить все снова, но силы оставили их и они лежали друг возле друга в полной тишине, еще не совсем отдышавшись после бурной изнуряющей ночи. Только к утру страсти улеглись, выпустив любовников из своих объятий, великодушно вручив их сну. Утром, когда она проснется его уже не будет рядом, а от ночи любви останется лишь скромная валентинка с его именем, которое только теперь она вправе узнать. Долорес будет искать встреч с Эстебаном, терзая и мучая брата, так и не узнав, что всего через три года он покинет Кубу, став таким же сикитриальдос, как и они, вскоре совершенно забыв о ней.

И сейчас, сидя с ним за одним столиком, разделяя безмолвие перед ней полностью пробежали события тех далеких дней. Она помнила все, все до мельчайших подробностей, не сомневаясь, что и он все эти годы бережно хранил нежные воспоминания о том дне, точнее ночи.

 — Конечно я все помню... — нарушил молчание Эстебан — и финку Кукине, и ночь накануне дня влюбленных, и трепетную девчонку с огоньком в трусиках, которая за одну ночь превратилась в пылающую страстью женщину, помню запах лепестков розы, почти королевское ложе.

 — Я рада нашей встрече, рада, что смогла вспомнить все, что пережили тогда вновь. — Мы встретились в тот самый день, кто бы мог подумать, что я вновь стану сентиментальным, ты смогла пробудить во мне ностальгию.

 — Жизнь бесконечно мудра, она все расставит на круги своя. Сегодня тоже кто-то с кем-то встретиься, чтбы потом расстаться и встретиться вновь. Пройдет много времени, уйдем мы, но все будет также, и уже новые Долорес и Эстебан встретяься, будут дарить друг другу валентинки, объясняться в любви, а потом познают то, что когда-то познали мы. Все связано, все сцеплено, надо только любить жизнь и подчиняться ее законам. Он наклонился, чтобы поцеловать ей руку, а она нежно поцеловала его в чуть серебрящийся висок. И когда они после этого посмотрели друг на друга, то улыбнулись ласково, печально и устало.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх