Я молюсь вам на коленях!

Страница: 1 из 3

Ничем не примечательная московская пятиэтажка встретила меня неожиданной свежестью — настежь открытые окна позволяли летнему ветру хозяйничать повсюду. Было поразительно безлюдно — ни у входа, ни в подъезде мне не бросились в глаза ни озабоченные бабки, ни беззаботные дети. Я словно и не выходил из виртуального мира, вход в который знали только двое — я и Анюта.

Она сделала все, как мы договаривались. Я толкнул незапертую входную дверь и сразу увидел ее, такую свежую и беззащитную. Я сам вел эту игру, я был готов — и все равно у меня перехватило дыхание. Прелестная обнаженная девушка покорно стояла на коленях. Юная рабыня ждала своего Господина. Ее глаза были закрыты плотной широкой повязкой, напоминающей большие темные очки. На стройной девичьей шее красовался ярко-красный собачий ошейник — она сама его выбирала, это была первая игрушка, которую она купила по моему приказу. Ее обнаженная грудь вздрогнула от порыва ветра, ворвавшегося в открытую дверь. Аня испуганно одернула руки, только что блуждавшие между стройных ножек, затянутых в черные чулки. Девушка была прелестна в своей растерянности — она не знала, куда деть свои тонкие руки, куда спрятать мокрые от любовного сока ладошки. В конце концов она прижала их к лицу, словно повязка не могла спрятать ее глаза от встречи с моим взглядом. Да, таково было условие — и в этот раз ей запрещено было видеть своего Господина. Она могла дотронуться до моего тела — но я все еще оставался для нее исчезающе-виртуальным.

Я закрыл дверь и медленно дважды щелкнул замком. Каждый щелчок выстрелом отдавался в коридоре, заставляя беззащитную Анюту вздрагивать всем телом. Возможно сейчас она испугалась, возможно в панике думает о том, как безрассудно доверилась человеку, которого еще ни разу не видела. Поздно, она в ловушке. Я знаю, что мне некуда торопиться, я вижу, что покорная рабыня целиком в моей власти. Ее локти мешают мне любоваться девичьим телом.

 — Руки за спину! — негромко командую я дрожащей девушке. Аня безропотно подчиняется и скрещивает руки на пояснице, открывая мне свои прелести. Я медленно раздеваюсь, мне хочется всей кожей чувствовать волшебные запахи юного тела, а мой член уже изнывает в тесноте джинсов. Сегодня я впервые выебу эту маленькую шлюшку, которая последний месяц целиком занимает мои мысли. Поддрачивая член, я обхожу кругом свою добычу, проводя рукой по ошейнику и любуясь телом юной рабыни, дрожащей в томительном ожидании неведомых ощущений. Девушка прекрасна в своей беззащитности и в своей откровенной чувственности.

 — Встать, руки за голову! Анюта поднимается с колен, едва не упав снова, когда подворачивается ножка в красной, в тон ошейнику, туфельке на шпильке. Аня вскрикивает, ее шатает как пьяную. Я с трудом сдерживаю желание накинуться на эту беззащитную самочку, подмять ее под себя, овладеть ей грубо и бурно. Но нет, сегодня я пришел лишь помучить свою рабыню, лишь приоткрыть перед ней дверь в новый волшебный мир. С наслаждением глажу и ощупываю девичье тело, такое открытое и нежное. Какая замечательная грудь, не могу отказать себе в удовольствии и впиваюсь в нее губами. Анюта стонет, изгибается, похотливо сжимает бедра. — Расставь ноги шире! Одна моя рука бродит по упругой попке, а пальцы второй вновь, как в тот раз в метро, перебирают завитки волос на ее лобке. А потом решительно проникают в беззащитное лоно. Из уст девушки вырывается протяжный крик, преходящий в повизгивание, когда я начинаю решительно трахать рукой ее истекающую соками похотливую пизду. Наконец, она не выдерживает. — Возьмите, возьмите меня, мой Господин! Я умоляю вас! Выебите свою шлюху, свою блядь, я умоляю вас, Повелитель! Возьмите меня, я ваша хуесоска! Аня уже кричит так, что ее могут услышать соседи. Я резко убираю руку. Прерванная ласка бьет девушку словно током, она судорожно извивается, пытаясь продлить наслаждение, но не смеет опустить руки.

 — На колени, сука! Аня падает, как подкошенная, не чувствуя удара коленей об пол. Она выглядит великолепно, она вся — кричащий комок страсти, мокрый от пота и истекающий соком любви. Я не могу больше сдерживаться, я хочу ее. — Руки за спину! Я вхожу в ее ротик словно проваливаясь в жерло вулкана, рычащего, булькающего, исходящего пеной. — На, блядь, соси, сука! Я ебу в рот прекрасную, покорную, сочащуюся чувственностью девушку, мечтавшую об этой минуте так же, как и я — что может быть прекраснее! — Давай, хуесоска, работай! Я держу ее голову двумя руками и резко натягиваю на свой хуй. С покорностью резиновой куклы Анюта отдается грубому натиску своего Господина, и я восхищен ею, восхищен ее способностью растворяться в преданности и любовной страсти. — Еби себя сама! Руки Анюты, словно две хищные птицы, набрасываются на открытую рану ее лона и начинают яростно терзать девичью плоть. — Шлюха, рабыня, дешевая подстилка, на, получи! Я выплескиваю сперму столь бурно, что мой член выскакивает из разъебанного девичьего ротика и белесые капли разлетаются повсюду. Анюта рыдает в экстазе. За волосы резко пригибаю опущенную рабыню. — Лижи яйца, сука! Давай, блядь, давай! Ммм, боже, как же это приятно! С собачьей преданностью девушка вылизывает мою промежность, мои волосатые яйца, я сжимаю бедрами ее голову.

Я разжал ноги и отпустил Анюту, наклонился над ее измученным, мокрым, счастливым лицом и чувственно поцеловал ее в губы. — Ты прекрасна, моя маленькая рабыня. Ты заслуживаешь столь многого, что этот мир в долгу перед тобой. Ты будешь получать от меня страсть, которой ты достойна. Всхлипывающая девушка обняла мои ноги. — Я так счастлива! Я так люблю вас, мой Господин. Я ваша шлюха, я мечтаю служить вам, Повелитель! Вы позволите недостойной соске лизать ваши ноги? Я сел и отдался ее ласке, Анюта нежно вылизывала пальцы у меня на ногах. — В эти выходные я позвоню тебе. Мы уедем к лесному озеру и окунемся в нашу первую игру. Завтра я пришлю тебе ее правила, чтобы ты успела подготовить себя. А сегодня — прощай. Я хочу запомнить тебя такой прекрасной, как сейчас.

* * *

> Здравствуйте, я мечтаю о сексуальном рабстве.

> Разрешите стать вашей шлюхой и рабыней.

Ее первое письмо было похожим на десятки других. Поначалу я был даже удивлен количеством невостребованной женской страсти в нашем мире. Молоденькие студентки, неудовлетворенные своими сопливыми, бедными фантазией и не способными брать на себя обязательств однокурсниками; разведенные женщины, в ужасе отшатывающиеся от надвигающегося призрака одинокого увядания и отчаянно пытающиеся найти хотя бы разовый секс; бизнес-леди, обманутые призраком эмансипации, затасканные и игнорируемые мужчинами из-за своей глупой гордыни; прилежные домохозяйки, любящие своих мужей кто за покой, кто за деньги, кто по привычке, но отчаянно неудовлетворенные. Я отвечаю каждой, каждая из них имеет право на свой шанс.

> Мой Господин, как я счастлива! Я буду очень стараться, чтобы вы не разочаровались во мне и позволили > стать вашей рабыней!

> Как вы приказали, я стою перед компьютером на коленях, совершенно голая, только в туфлях и собачьем > ошейнике. Ошейник я купила красный, в цвет моих туфелек, я очень хочу вам понравиться! Я так волновалась, > когда его покупала. Я представила, как продавщица спрашивает меня, какая у меня собака, чтобы помочь в > выборе, а я отвечаю, что у меня — сучка! > Я вся мокрая от желания принадлежать вам, мой Хозяин. Спасибо что разрешили недостойной сучке > мастурбировать, мечтая о вас...

Меня заводят настоящие, живые люди, с их подлинной жизнью и реальными чувствами. Женщины обычно достаточно легко исповедуются перед внимательным к их проблемам виртуальным незнакомцем — и я вижу, как им не хватает такого понимания в реале. Меня интересует все — где и как живет, работает, каков сексуальный опыт, о чем мечтает. Чем глубже она открывается — тем лучше я ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх