Сын

Страница: 1 из 3

Не знаю, прилично ли то, что случилось со мной, выносить на люди... Может и незачем... Не знаю. Но ТО, что случилось... настолько необычно... для меня, во всяком случае... что мне очень хочется поделиться пережитым хоть с кем-то. А кому я могу рассказать об ЭТОМ?!!! Кому? Как не Вам, потому, что я не знаю и не узнаю Вас... А Вы — меня. Поэтому я и решилась. А судить меня или нет — дело Ваше.

Когда мы с мужем разошлись, мне было 27 лет, а Диме — 10. Я очень любила мужа и продолжаю любить его, хотя трудно было простить ему то, что после всего хорошего, что было у нас за прожитые вместе годы, Саша ушел к другой женщине. И все же... я желала ему только счастья. А я... Ну что же, у меня остался, как залог любви Саши сын, рожденный от него. Рожденный в любви. Наверное, потому, что я так любила Сашу, и сын рос похожим на него. И чем старше становился, тем все больше напоминал мне Сашу. Напоминал не только внешностью, но и привычками, походкой. Даже голос Димы все больше напоминал мне голос моего любимого. Моего... нет, уже не моего Сашеньки! Все, о чем я хочу рассказать, произошло, когда мне исполнилось 31, а сыну — 14 (я родила его рано, мне еще не было 17 лет). Я по прежнему оставалась привлекательной внешне — у меня была красивая грудь, тонкая талия, стройные ноги — по уверениям мужчин. Да и лицом меня бог не обидел. Несмотря на это, так уж сложилось, что...

За эти четыре года бывали мужчины, но ни один из них даже отдаленно не был сравним с Сашей, поэтому я так и продолжала жить вдвоем с Димой (так зовут моего сына).

Мне казалось, что девочками он не очень интересуется, и меня это не особенно волновало — мало ли, у каждого свое время, — но на всякий случай я как-то раз решила с ним об этом поговорить. Отношения у нас дружеские, доверительные, и предстоящий разговор меня не смущал. Я начала издалека... не спеша подошла к отношениям с девочками. И тут Дима выдал мне, что они ему совсем не интересны! Я удивилась. Потом у меня возникла мысль... что мой сын — голубой! Но когда я. Смущаясь, спросила о мальчиках... «Ну... ты меня понимаешь?»... он рассмеялся. Но потом он меня огорошил еще больше. «Мам, — сказал сын — ты помнишь, как я в детстве часто говорил, что я, когда вырасту, ЖЕНЮСЬ на тебе? Помнишь?» «Конечно, помню» — смеясь, ответила я, чувствуя облегчение на сердце оттого, что он все же не голубой. «Помню, милый! Ты твердил об ЭТОМ довольно часто. А помнишь, как ты утром забирался к нам в кровать и ложился между мной и папой. Даже отталкивая его! Что вроде бы ты, не он... а ТЫ... спишь со мной». Дима слегка улыбнулся и продолжил воспоминания..."А помнишь, как по вечерам я просился к вам в кровать? А отец не разрешал...». Я засмеялась..."Помню... А ты помнишь, как отец уезжал в командировку, и ты говорил, что простыл, что тебе холодно в твоей комнате. И я понимала, что ты просто хочешь спать со мной. И мне становилось жалко тебя...» — « Да, мамочка — продолжил Димуля — и ты разрешала. Ты не знаешь, как я был счастлив тогда!!!» И в глазах сына я, к своему удивлению, увидела действительно отсвет того счастья. «А потом ты стала говорить. Что я уже большой, и мне нельзя спать с мамой» — с грустью продолжил Дима. И замолчал. Я тоже. Я, кажется, начала что-то понимать... И тут я услышала слова сына...» А ведь я тогда, в детстве, говорил правду. Я на самом деле... хотел... чтобы ТЫ... стала моей... ЖЕНОЙ!» Я смутилась... «Но ведь это в детстве...». Сын уже серьезно посмотрел на меня и сказал... «Да. Это было в детстве... Но я... и сейчас... ЛЮБЛЮ ТЕБЯ! Больше всех на свете! — голос его от волнения вдруг задрожал — И мне не нужны никакие девчонки! И я... — уже смущенно, но так же горячо и страстно закончил он — я... хочу того же... что и в детстве! Тем более, что отец бросил тебя». — «Прекрати!» — крикнула я, пытаясь скрыть за возмущением смущение. — «Не тебе судить его!» — «Нет. Мне!» — тоже выкрикнул Дима. — Потому, что Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!!! А он не любил! Иначе он не оставил бы тебя!» И мне вдруг стало ТАК жалко себя, потому, что мне нечем было возразить сыну.

Ведь Дима — прав! Горло перехватило от обиды. Я спрятала лицо в ладонях и заплакала. Мне стало вдруг так холодно и одиноко! Обидно и горько! И вдруг... я ощутила... как мои плечи обняли мужские руки! Ласковые, но сильные мужские руки! Которых мне ТАК не хватало последние годы! Руки Димы нежно гладили мои плечи. И мне стало еще горше от этого, не знаю, почему. Я зарыдала во весь голос. «Мамочка! Любимая! — услышала я взволнованный голос сына. — Ну что ты?!!! Ну не плачь! Ведь Я же С ТОБОЙ!» И от него исходило такое ощущение тепла, нежности, силы... и... любви... ДА! ЛЮБВИ!!! Что я доверчиво потянулась к сыну... обвила его шею руками... уткнулась мокрым лицом в его грудь... И, улыбаясь уже сквозь слезы, прошептала дрожащим голосом... «Мальчик мой!!! Нет... уже не мальчик... ЛЮБИМЫЙ МОЙ!! Димочка!!! Ты — один у меня!! ТЫ — мой защитник! Моя опора! Моя надежда! И мой смысл жизни!! Ведь я никому не нужна, кроме тебя! И никто, кроме тебя, не ЛЮБИТ меня!!!» Я подняла лицо, уже не стыдясь своих слез... взглянула в глаза Димы, сияющие действительно ЛЮБОВЬЮ... положила голову на его плечо, уткнувшись носом в его ухо... И еще плотнее прильнула к нему, как бы ища тепла и защиты... прильнула грудью к его груди... и сердцем своим услышала бурный стук его сердца!!! И его сердце не могло солгать!!! В его частых ударах я слышала одно..."ЛЮБЛЮ! ЛЮБЛЮ! ЛЮБЛЮ!!!» И мое сердце застучало в ответ то же самое!!! Да и иначе быть не могло! А когда я ощутила, как Дима обнял меня нежно, но крепко... и груди мои даже через халат ощутили жар, исходящий из его груди... голова моя закружилась от волнения и счастья!! И я, словно хмельная, тихо-тихо зашептала Диме на ухо... «Любимый... мой... МОЙ!! Ты-... только МОЙ!!! МОЙ!!!» И услышала в ответ его дрожащий от счастья голос... «ТВОЙ!!! МАМОЧКА!!! ТВОЙ!!! ЛЮБИМАЯ МОЯ!!!» Я затрепетала от счастья, ощутив себя любимой! И от волнения и смущения... потому, что... почувствовала женским чутьем что-то гораздо большее... чем любовь... сына к маме!! Но когда он зарылся носом в мои волосы и... нежно... неуверенно... стал целовать их!!! Я ощутила, как моя голова совсем закружилась!!! Чувствуя, что я теряю ее... я превозмогла себя... мягко отстранила Диму... встала... и, смущенно отводя взгляд, сказала...» Ну, вот мы и поговорили». И вышла из комнаты, чтобы прийти в себя.

За последний год Дима очень вырос, стал выше меня ростом, раздался в плечах и уже начал бриться. Внешне он похож на моего мужа, унаследовал от него очень симпатичное лицо, обаятельную улыбку и хорошую от природы фигуру, с узким тазом и широкими плечами.

Настал конец недели, была пятница. Я пришла домой вечером после работы, мечтая о горячем душе. Мимоходом отметив, что Дима заходил перед тренировкой в секции домой — на стуле в его комнате лежали его джинсы и футболка — и значит придет не раньше десяти, я прошла в свою спальню. Быстро разделась, оставшись в одних трусиках. Дома было прохладно, и я почти сразу слегка озябла, от чего соски моих грудей напряглись и встали. Я прихватила халатик и поспешила в ванную, чтобы поблаженствовать под горячим душем. И так спешила, что не заметила горящий в ванной свет...

Заскочив в ванную, я почувствовала, как меня обдало влажной волной тепла, как будто уже кто-то принимал душ до меня. Я не успела удивиться этому, как слегка остолбенела от другого — в ванной стоял голый Дима и вытирал полотенцем голову. Я уже закрыла за собой дверь изнутри, а вообще-то, первая мысль была выйти. Я никак не ожидала увидеть его сейчас, да еще в такой ситуации. И рука моя стала нащупывать сзади себя защелку, чтобы открыть дверь. В этот момент сын отнял полотенце от лица, увидел меня, сначала улыбнулся («Привет, мам»), тут его взгляд упал на мои обнаженные плечи, обнаженные груди с торчащими от ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)
наверх