Эпизод 5. Безумие

Страница: 2 из 2

теперь передо мной были два отверстия: расцветшая большая роза и едва сформировавшийся тугой бутончик. Пока я любовался всем этим, Лара двинула свою неповторимую попку в мою сторону и мой член проник в алую розу до самого конца. Насладившись новым чувством очередного проникновения, я начал методично двигаться взад-вперед, прислушиваясь к стонам хозяйки цветника. Мы тоже получали наслаждения от процесса. Мы — это я и мой приятель, который на удивление сегодня вел себя вполне достойно. Да оно и понятно, именно он, а не я, погружался всем своим существом до самого конца сокровищницы сладострастия, именно его крепко захватывали в сладкий плен мягкие, выпуклые пещеристые стражи сокровищницы. А когда он вырывался из их объятий они сжимались, но лишь для того, чтобы снова гостеприимно распахнуться для очередного посещения. Как бы мне хотелось самому оказаться внутри расцветшей розы, чтобы самому изучить все ее выпуклости и вогнутости, скрытые полости и выступающие наружу сегменты. Уж я бы знал потом, как с ними обращаться, они бы у меня взрывались от одного прикосновения. Но это все мечты, а реальность была таковой, что внутри балдел мой отросток.

Вдруг Лара, как будто прочитав мои мысли, выпрямилась, причем мой член по-прежнему находился в ее малышке. «Пошли» — сказала она. И мы пошли — впереди она, грациозная лань со слегка изогнутой спиной, и я, матерый самец, задача которого заключалась в том, чтобы не разорвалась та гениальная связь, тот чудотворный контакт, ради которого сходит с ума все человечество. Я сумел сделать это — мой член во вовремя ходьбы был в Ларе также глубоко, как и прежде. Таким образом мы перешли в соседнюю комнату. Только в ней я понял для чего: на стене весело огромное зеркало. Расположившись перед ним, мы продолжили свой эротический танец с той только разницей, что теперь за ним можно было наблюдать со стороны. Я видел все, что происходило, а Лара — то, что сзади, и нам начинало это безумно нравиться. Совершенная движущаяся фигура девушки теперь казалась мне еще прекрасней, ее кожа еще бархатистей, ее грудь еще тверже, ее влагалище еще глубже. Теперь уже я стонал от удовольствия. Мы вместе поднимались на самую высокую гору в мире, чтобы, избавившись от всего, покатиться вниз. Но пока еще мы были на половине подъема.

Неожиданно в поле моего зрения вновь попал тугой бутончик второй Лариной дырочки. Я нерешительно положил большой палец правой руки на него. Ее попка тут же расслабилась, пропустив его внутрь. Сквозь тонкую перегородку я чувствовал, как движется мой член. Бутончик несколько раз судорожно сжался и снова расслабился. Мой друг еще никогда не бывал в такой загадочной дырочке, подумал я, решив, что этот хороший момент настал. Лара опять как будто прочитала мои мысли и спросила: «Хочешь туда?» А я не мог ничего ответить — мозги заклинило. Да как же я туда не хочу, если я там никогда не был! Лара все поняла (в последнее время у нас с ней фантастическое взаимопонимание) и вновь оказались на кровати. О такой манящей дырочке мечтает любой нормальный мужик. И я в том числе, хотя если, судит по моему взбудораженному состоянию, назвать меня нормальным вряд ли было возможно.

Мы расположились на кровати лежа на правом боку. Почему лежа? Потому что я не являюсь сторонником слишком изощренных поз, так как они превращают секс в вид Олимпийских игр, чем он вовсе не является. Я полагаю, что наиболее важным критерием эффективности сексуальной позы является удобство. Наши половые органы так обильно пронизаны нервными окончаниями, что для достижения необходимого эффекта достаточно потратить довольно мало усилий, так что выворачивание рук, ног и всего тела чуть ли не наизнанку может способствовать разве что визуальной стимуляции. Соглашаясь с этим, Лара просто приподняла и отвела в сторону свою стройную ногу так, что передо мной и моим другом открылась прелестная картина с двумя великолепными входами. Она как обычно взяла инициативу в свои руки: в этот раз инициатива выступала в образе моего члена. Сначала Лара ввела его в свою большую розовую малышку, мягкую и влажную. Причем количество жидкости в ней увеличилось настолько, что входить было очень легко — с минимальным напряжением, но с большим удовольствием для меня. Смазав соком малышки мой член, Лара уперла его головку в свое второе сексуальное гнездышко и слегка надавила им, как бы проталкивая моего друга во внутрь. Я знал, что это может быть больно. Зад — это подарок. Когда женщина открывает его, она чувствует эротический страх, тянущийся из-под ложечки к пояснице. Она может хотеть «это» и бояться «этого». После первого небольшого толчка при введении, сердце Лары участило удары, стенки влагалища еще сильнее набухли. Это я почувствовал, потому что она снова ввела мой член в большую малышку за очередной порцией смазки. Так повторилось несколько раз, и с каждым разом я все глубже очень нежно проталкивал его, медленно двигаясь и не делая больших усилий. Немного освоившись с анальной техникой, наш секс получил новое измерение. Боже, это было хорошо, так хорошо... Я не мог поверить, что все это происходит со мной. Задний проход невероятно чувствителен, и ты способен ощутить все, каждое незначительное движение члена в нем. Невероятное ощущение, я был в экстазе, это было самое сильное эротическое переживание в моей жизни.

Вообще, анальный секс рассматривается как высшая мужская сексуальная фантазия. Мы часто не понимаем, как много женщин могут любить, чтобы это делали с ней. Анальный секс почти всегда вызывает интенсивный оргазм у женщины, но ей не хочется делать это часто. «Страстный анальный секс с мужчиной — должна считать женщина — новая веха в отношениях людей, Это дает что-то каждой из сторон. Я должна быть открыта сзади только для особенного мужчины». Так думал я в тот момент, когда углублялся в не менее сложный и волшебный орган, чем влагалище, становившийся с каждым движением все более прекрасным и достойным, повторяя форму моего члена.

Лара почувствовала как в ней готов взорваться мой вулкан. Она лежала на животе и я продолжал почти до упора входить в обладающий определенными эстетическими достоинствами отверстие. Потом наступил оргазм. Сначала у нее — ее словно затопила с головой горячая волна, поднявшаяся из глубин собственного тела. Она содрогалась и стонала, порой переходя на необычный смех, контролировать который я был беспомощен. Может быть, именно потому, что я не смог кончить с ней одновременно. К сожалению, оргазм не может продолжаться бесконечно долго, но, черт побери, какой же прекрасный он был у Лары. Ведь секс — это единственный процесс, требующий как физических усилий, так и известной эмоциональной зрелости. Ни один другой вид деятельности не влечет за собой столь серьезных изменений в организме женщины, что одновременно сопровождается целой бурей эмоций. Практически все становится с ног на голову — попирается органически присущая ей скромность и инстинкт самозащиты. Все просто и сложно одновременно до безумия. При посторонних она всегда должна быть сдержанна, скромненько одета и безупречно вежлива. При своем мужчине она должна открывать все свои самые интимные места и вести себя как бесстыдная и многоопытная женщина.

Заметив, что мой дружок все еще тверд, горяч и могуч как мифический герой, Лара вынырнула из-под меня и склонила голову к моим ногам. Как только ее губы сомкнулись вокруг его члена, у меня наступил оргазм. Первая порция спермы выстрелила прямо ей в горло. Какое там — кончать, не кончать! Вариантов просто не было. Я ничего подобного не проделывал прежде, поэтому первым моим импульсом было выпустить член изо рта, но Лара не позволила этого сделать. Это было прекрасно, мой любовный сок буквально стекал по ее щекам, попадая во внутрь... Я жаждал снова заняться с ней заняться любовью. Именно тогда я понял, что секс — лишь одна из бесчисленных граней общения между женщиной и мужчиной, но одна из ярчайших граней — ничем не уступающая уму, личности или душе.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх