Пытки разведчицы

Страница: 1 из 2

Шла вторая Чеченская компания. И хотя все средства массовой информации в один голос твердили о практически полной победе Федеральных войск на банд. Формированиями, законченной войну назвать нельзя было никак! То там, то здесь возникали очаги сопротивления со стороны чеченских боевиков. Их вылазки наносили неожиданный и ощутимый урон Федеральным войскам. Просчитать их действия и подготовиться к очередному внезапному удару тоже оказывалось весьма сложно. И в этой ситуации очень многое зависело от разведки.

Татьяну готовили серьезно и долго. Ей было 30, хорошо сложена, ростом 175, яркая брюнетка с длинными волосами. Она знала язык и обычаи врагов, хорошо владела оружием и рукопашным боем. Ей предстояло в одиночку пробраться в места дислокации бандитов и выяснить целый ряд вопросов, жизненно необходимых нашему командованию. Татьяну десантировали с «вертушки» около 2 ночи в непосредственной близости от нахождения боевиков. Она скрыла следы своего приземления и скрылась в чаще леса. Через час она уже была у назначенного места. Все задание прошло практически успешно и она уже готова была возвращаться к месту, где ее должны были забрать. Но на обратном пути, как из под земли вынырнули шестеро боевиков. Расстояние от них было таким маленьким, что остаться незамеченной было практически не возможно. Начался бой! Одна против шестерых боевиков она сражалась отчаянно, но силы не безграничны. И даже когда кончались патроны и завязалась рукопашная она не сдавалась. Убив четверых из шести боевиков она была схвачена в плен.

Ей грубо связали руки ремнем за спиной и повели в штаб. Дорога заняла около 40 минут быстрым темпом. Учитывая важность «добычи» ее сразу, несмотря на раннее утро привели к командиру.

 — Ты кто и зачем здесь? — резко спросил он.

Врать и выкручиваться смысла не было, фотоаппаратура, записи и вся ее амуниция говорили за себя сами. Татьяна ничего не ответила.

 — Женщина, ты понимаешь, что нам надо от тебя узнать. Скажи нам и мы тебя убьем быстро и не больно! Скажи нам только кто тебя прислал и что они хотели знать.

Татьяна молчала. Она понимала. Что ей предстоит пережить пока они будут выбивать из нее информацию. Но предать своих она не могла. Собрав всю свою волю в кулак она решительно ответила, что они могут делать с ней все. Что захотят, но от нее они ничего не получат! Таня прекрасно знала, как поступают с теми пленными, которые молчат. Таня очень хорошо знала какие пытки ее ждут и какая смерть, но говорить что-либо она не собиралась.

 — В сарай ее, быстро!

Татьяну подхватили за связанные руки и поволокли в сарай. Переступив его порог она поняла, что это такое. Это была хорошо оборудованная камера пыток. Здесь было все, что можно было придумать. Ее поставили на колени перед письменным столом, за который уселся командир, еще двое боевиков стояли сзади нее, готовые к любым распоряжением.

 — Развяжите ей руки!

Танины руки освободили, она погладила затекшие запястья.

 — Снимай рубашку и ботинки!

Татьяна понимала, что если она не снимет все сама, то это с удовольствием сделают другие и быстро скинула с себя гимнастерку, кроссовки и шерстяные носочки. И опять встала на колени.

 — ну что сука, так и будешь молчать?

Татьяна ничего не ответила.

 — Руки аз голову и локти пошире, скотина, быстро!

Татьяна подняла руки за голову и развела локти широко. В сарае было светло и командир заметил, как подмышками у Татьяны блестел пот, ручейками сбегая по бокам. Подмышки были бриты дней пять назад и коротенькие волосы темнели на белой коже.

 — раз потеет, значит нервничает, отметил про себя командир, но в тоже время он чувствовал, что перед ним сильный противник и одним испугом его не взять. Времени у него было немного, неизвестно, что знают о них Федералы и когда они будут атаковать.

 — Женщина, как тебя зовут?

 — Татьяна — отвтела пленница.

 — Таня, красивое имя. Ведь ты понимаешь, что нам надо узнать и что у нас мало времени. Я думаю, ты знаешь что мы будем делать для того чтобы ты сказала нам все, что нужно.

 — Да я знаю, но вы можете меня пытать как вам угодно, но ничего от меня не добьетесь.

Командир встал из-за стола. Подошел к Тане и резко, со всего маха ударил ее по лицу. Таня еле удержалась на коленях, но не издала ни звука. Командир провел руками по ее грудям, поднялся к подмышкам, провел по ним пальцами. — ты уже вся вспотела от страха, сука, тебе же страшно! Скажи нам и мы не будем тебя мучить. Он поднес к ее носу руку и она ощутила запах своего пота. Таня молча нюхала этот терпкий запах.

 — Подвести ее за руки к перекладине!

Двое быстро связали ей руки впереди и подвесили к перекладине, так что она едва касалась пола босыми ногами. — как тебе висится? — Нормально!

 — Всыпь ей тридцать плетей!

Один из бандитов взял кожаную короткую плеть и подошел к голой спине. Таня закрыла глаза и собрала все свое мужество в кулак. — Начинай! Посыпались удары, один за другим. Били сильно, с оттяжкой, не очень быстро, так, чтобы она могла прочувствовать каждый удар. Она молчала, кусала губы и плечо, но молчала, считая про себя удары. — Тридцать! Последний удар.

 — Ты сильная, жаль мучить и убивать такого воина как ты. Скажи нам все, что знаешь и ты умрешь быстро и небольно.

 — Я вам ничего не скажу.

 — Сука. Заорал командир на Татьяну. Разжигай огонь в жаровне готовь новую пытку, приказал он своим.

Пока занимался огонь в жаровне командир зажег две свечи и поднес к Таниным грудям и начал полит соски. Боль была ужасной, но не достаточной, чтобы Татьяна начала кричать. Она уткнулась губами в плечо и молчала. Потом командир поднес свечи к подмышкам. Волосы начали гореть, обжигая нежное тело. Выжав волосы подмышками, он потушил свечи, сбрызнув горячий воск ей на подмышки. Татьяна перевела дух.

К тому времени угли в жаровне уже покраснели и туда положили несколько металлических прутьев. Как только сталь покраснела от жара, командир приказал своим взять по одному пртуту и жечь ей подмышки, бока, живот и груди. Начался кошмар. Прижигая ее тало в самых нежных местах, они причиняли ей дикую боль. Таня застонала, содрогаясь от каждого прикосновения горячего металла. Боль была ужасной и мучительной, но предавать своих Таня не имела права. Больше всего было больно под мышками, уже и так слегка обоженная кожа прижигалась прутом трижды с каждой стороны. Пот ручьем лился с пленницы и его терпкий и сладкий запах заполнял камеру пыток.

Пытка железом прекратилась. Командир подошел к Тане и объяснил, что это всего лишь начало. С этими словами он приказал ноги привязать к кольцам в полу и растягивать ее тело. Ее влажные от пота ступни связали вместе и привязали к кольцу в полу. Начали начали тянуть веревки вверх. Казалось, что каждая мышца сейчас разорвется. Таня стонала, но не кричала, пот струился по ее стройному натянутому телу. Эта пытка длилась минут тридцать, почти обессиленная Татьяна кусала сое плечо, пытаясь не кричать, но стоны пробивались.

 — Снимите ее и уложите на скамейку. Таню отвязали и быстро уложили на скамейку на спину. Руки связали за головой, а ноги, согнув в коленях подняли, так что ее ступни были на уровне пояса, стоящего рядом командира. Ступни крепко связали вместе, а ноги зафиксировали к перекладине, сделанной специально у конца скамейки. Таня поняла к чему все эти приготовления и не ошиблась. Они хотели пытать ее ступни. Командир провел рукой по ступням. Холеные ступни были влажными от пота.

 — Сорок ударов палкой по ступням! Тот, кто ранее порол ее плетью взял палку и подошел к ступням. Таня знала что такое палкой по ступням. Такое у нее уже один раз было. Когда под прикрытием ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх