Старый дом

Страница: 1 из 2

Где-то над крышей завывал ветер.

Дверь распахнулась, и Петр вошел в прихожую, впустив за собой клубы искрящегося сухого снега. Снял яркую спортивную куртку и стряхнул с нее последние снежинки.

 — Вот, скажите мне, кто додумался в такой день назначать праздник влюбленных:

 — А в древнем Риме с зимой даже в феврале проблемы были. Кажется: — Полина полулежала в кресле, то ли изображая светскую даму, то ли демонстрируя окружающим, как утомила ее нарезка многочисленных салатов. — И вообще, хочу в Рим!

 — Древний — передразнил Петр и, отодвинув в сторону совершенно мокрые кроссовки, прошел, наконец, в комнату. Полина протянула к нему руки, заставив молодого человека наклониться над креслом. — Там, кажется, в туниках на голое тело ходили, так что можешь начинать. Натоплено так, что любому Риму мало не покажется.

В дом своих друзей — Владимира и Лизы — ребята приехали всего несколько часов назад. Строго говоря, дом был дачей, хотя и благоустроенной. Обычно зимой здесь никто не жил — заскакивали иногда, покататься на лыжах в окрестном лесу, отпраздновать Новый год. Или как сейчас. Еще пару дней назад ребята и не думали, что Валентайн они встретят в деревенском доме, под потрескивание дров в русской печке. Но отпал вариант с ночным клубом — музыка в этот день оказалась неинтересной, большой компании тоже собрать не удалось:

 — А хозяева наши где? — Петр присел на ручку кресла.

 — Дежурят по кухне. — Полина наморщила носик с чуть проступающими веснушками. — Я их оттуда выгоняла, все равно не идут, с их точки зрения что-то еще не готово.

Из кухни доносился смех и обрывки разговора. Громыхнуло что-то металлическое — кастрюля или ковш. Судя по звуку, упала посуда на пол, но поднимать ее никто не спешил.

 — А ты уверена, что они там салатами занимаются?

Полина прислушалась. Треп сменился отрывистым дыханием и короткими репликами. Девушка тихо засмеялась, прикрыв лицо ладонью.

 — Абсолютно уверена, что нет — она вскочила с кресла. — Пойдем, посмотрим.

 — Зачем!? Вполне понятно, люди дорвались до свежего воздуха и занимаются любовью. Ну и что нам там делать:

 — Первый раз что ли? Мало они нас с тобой в том же положении видели? Пойдем.

В первый момент показалось, что на кухне никого нет. На газовой плите в кастрюле что-то мирно булькало, из неприкрытой створки шкафа выглядывал пакет с крупой — вот-вот упадет. Идиллию нарушал разве что эмалированный бидон, лежащий под столом. Видимо, он и гремел минутой раньше. Ребят нигде не было видно — Петр в недоумении остановился на пороге. И заметил едва заметное ритмичное подрагивание старенького холодильника. Стараясь не шуметь, Петя обернулся к Полине и пальцем показал ей направление — «там».

Между стеной и холодильником оставалась узкая, от силы метр, ниша. Оттуда сейчас и слышались вполне сладострастные вздохи. Похоже, соответствующее настроение настигло Лизу и Володю внезапно, так что они даже не закрыли воду в кране. Поэтому их самих из комнаты почти не было слышно.

Лиза сидела на коленях Владимира и, обняв его за шею, что-то нашептывала на ухо. Иногда сквозь шепот прорывался ее легкий смех. Со стороны ребята казались полностью одетыми — Володя так даже в свитере. Не видно было только ног — Лиза обвязала себя пушистым шерстяным пледом, спадающим до самого пола. Поскольку девушка сидела к вошедшим спиной, Петю и Полину она видеть не могла. Что до Володи, то дальше плеча подруги, в которое он уткнулся носом, ему смотреть было весьма проблематично.

Петя на цыпочках пробрался к крану, набрал в ладонь воды и, стараясь сделать как можно больше мелких брызг, плеснул на уютно устроившуюся парочку. Ответом ему был визг Лизы, которая немедленно вскочила на ноги. Плед упал, и теперь уже совершенно точно стало видно, что одеты ребята только до пояса. Володины джинсы болтались ниже колен, а единственной одеждой на Лизе осталась короткая футболка на голое тело. Растерянности или смущения на их лицах не было: скорее недовольство.

 — Вы что! Заняться больше нечем! Сидели, никого не трогали:

 — Вот именно — Полина заглянула за холодильник, чуть задержавшись взглядом на уже опустившемся члене Владимира. — Сбежали от нас. Мы и пришли вас в общество возвращать.

 — Сами бы пришли — сердиться у Лизы не получалось, но и сдаваться она не хотела. — Врываются, весь кайф ломают:

 — Да? — Полина еще раз «прошлась» взглядом по Володе. — Мне почему-то кажется, что вы все успели еще до нашего появления. Впрочем, время продолжить у вас будет. Кстати, у тебя есть какая-нибудь легкая простыня?

 — Есть, конечно — в голосе Лизы послышалось явное удивление. — А зачем?

 — Как тебе сказать! Во-первых, в свитере и брюках мне уже давно жарко. Нет, я могу, конечно, одеться как ты — Полина хихикнула — но, боюсь, ужинать мы тогда начнем не скоро. А во-вторых, Валентайн сегодня, в конце концов, или нет. Хочу быть как римлянка. Раз уж до настоящей Италии, мы уже который год добраться не можем.

 — Пошли — Лизины глаза тоже заблестели. — Сейчас организуем.

Девушки скрылись за дверью. Петр посмотрел на до сих пор сидящего в той же позе Владимира.

 — Сам встанешь или руку дать?

 — Встану — он закряхтел и заохал. — Минутку:

Табуретка, на которой он сидел все это время, жалобно хрустнула.

 — Сломал?

 — Нет, вроде: Вот, черт!

Последняя Володина реплика относилась к его собственной заднице, где эффектными красными рубцами отпечатались доски табуретки.

 — Крепко Елизавета тебя придавила.

 — Она это умеет — не смотри, что стройная и хрупкая — Владимир последний раз поморщился и с натугой натянул брюки.

 — Что у нас с напитками? — Петя и сам это отлично знал — сумки от автобусной остановки тащили вместе, но главное было спросить. Открыв холодильник, он выудил две баночки джин-тоника и бросил одну Володе. — Интересно, во что оденутся наши девицы:

 — Скоро узнаем:

Молодые люди прошли в комнату и устроились в креслах. Владимир дотянулся до телевизионного пульта и нажал на кнопку. Здесь, в полусотне километров от Москвы, его комнатная антенна ловила все основные каналы. Не все, правда, с хорошим качеством. За стеной слышался девичий смех. Лиза и Полина закрылись в комнате, которая в этом доме считалась гостевой, и изобретали себе наряды.

 — Ап! — дверь распахнулась и подруги, гордо печатая шаг, показались в проеме. — Как мы вам?

Петр от такого их появления чуть не подавился коктейлем. На древних римлянок девицы похожи, может, и не стали, но любой модельер, надумавший сочинять банную одежду, зарыдал бы от зависти. Полина нарядилась в белоснежную — где они ее только нашли в старом деревенском доме, куда люди наезжают от случая к случаю, — простынь. Петя не смог определить, как она ее задрапировала, однако было понятно, что на одном плече ткань скреплена большой, явно старинной, брошью, а на талии — тонкой, почти незаметной тесьмой. Простынь была небольшой, поэтому наряд напоминал весьма смелое платье «мини» с одним оголенным плечом. Лиза поступила по-другому. Она извлекла из домашних закромов кусок тонкой светло-голубой ткани и несколько раз обернулась в нее, перекинув длинный конец через плечо. Ее импровизированный костюм, скорее, напоминал тогу. Только ткань была такой тонкой, что даже через три ее слоя легко угадывались изгибы тела. Разумеется, белье подруги надевать и не подумали. Впрочем, это стоило проверить. Одним движением Петя подтянул Полину к себе ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх