Прелесть купе

Страница: 1 из 4

Выдалось мне на майских праздниках съездить в командировку в Крым, город-герой Севастополь. За казенный счет решил поехать в купе. Дорога предстояла долгая, поэтому я запасся новой книгой Сергея Лукьяненко «Сумеречный дозор» и в нужное время, развалившись на своей нижней полке, погрузился в увлекательное чтение. Соседом по купе, на противоположной нижней полке, оказался молодой человек, по выправке и поведению — явный морячок. Он тоже достал книгу и мы, в полном молчании не обменявшись ни словом, молча неслись на встречу югу, солнцу и морю. На верхние полки к нам в купе так ни кто и не пришел.

Шло время, проводник собрал билеты, выдал постель, пригласил заходить за чаем. В общем — поездка сулила быть спокойной и погруженной в чтение. Между главами я даже умудрился поспать пару часиков. И это, как потом в последствии выяснилось, мне здорово помогло. Морячок же, постоянно читал, не засыпая, так что когда стемнело — он выключил свет и завалился спать. Даже начал похрапывать. А мне наоборот совсем не спалось. Я, сидя в темном купе, глядел на проносящиеся мимо полустанки, деревеньки, какие то отдельно стоящие домики и просто кромешную темноту лесов и полей. Как потом выяснилось — как раз было лунное затмение — Луна спряталась в тень Земли, и стало совсем темно. Хорошо, хоть, не на долго.

Прошла таможня сначала Российская, потом — Украинская. Слегка потревоженные мы опять улеглись — парень похрапывать, а я — смотреть в окно. Мысли мои были далеко, и я просто потерял счет времени. И очень удивился, когда поезд быстро проскочил какие-то пригородные деревеньки и выскочил на ярко освещенный железнодорожный вокзал. Первый перрон. Не смотря на позднее время тут же, под окнами засуетились люди, выкрикивая «Пирожки! Пирожки!», «Водочка, пиво, минерала!», «Меняем баксы на хохлобаксы!» и пр. и пр. и пр... В общем — обыкновенная вокзальная суета, возникающая тогда, когда приходит проходящий поезд из большого города в большой город. Изогнувшись, заглянул на стену вокзала под самую крышу и прочел — Днепропетровск.

По проходу затопали тихонько люди. Послышалось шелестение, явно открывали дверь соседнего купе. Голос проводника сказал:

 — Тут свободно одно верхнее... посмотрите следующее.

Послышались еще два коротких шажка, что не помешало уловить в их звуке стук небольших каблучков. Явно по коридору в сопровождении проводника шла женщина. «Неужели к нам?» промелькнула у меня мысль, и я резким движением отстранился от окна, лег на бок лицом к столику и зажмурил глаза, притворившись спящим. Буквально через мгновение робко щелкнул замок двери нашего купе, и в открывшуюся щель просунулось усатое лицо проводника. Его профессиональный взгляд быстро пробежался по полкам и, вынув голову из купе, он сказал кому-то за его спиной:

 — А здесь свободно два верхних. Годится?

Видимо он получил утвердительный ответ, потому что потянул дверь в сторону, открывая ее на максимум, а сам отошел в сторону, пропуская в купе нашего нового попутчика. Надо сказать, что попутчика сквозь ресницы я мог разглядеть только в виде силуэта, ведь в купе было темно, а в проходе ярко горели лампы дневного света. И этот яркий свет, заставивший меня еще сильнее прищуриться, вдруг заслонила изящная фигурка. Мой взгляд по ней бежал снизу вверх, поэтому я сначала увидел два небольших ботиночка на небольшом каблучке, который не доставляет неудобства, зато заставляет ножки, на которые он надет, быть изящнее и стройнее. Ботиночки эти доходили, где-то до щиколоток, сразу после них начинались узкие брючки, видимо джинсики, голубого цвета. Узки они были на столько, что я смог даже при таком плохом освещении заметить невероятную стройность ножек, которые как березки поднимались...

... Когда же мой взгляд добежал до того места, куда поднимались эти ножки — у меня так забилось сердце, что, казалось, не услышать его стук было невозможно даже в соседнем купе. Ножки не сходились в одну точку, а заканчивались на небольшом расстоянии друг от дружки, как бывает это у женщин, особенно худощавых или просто лишенных избытка веса. Зато между ножками отчетливо прорисовывался силуэт пухлых губок, между которыми безжалостно врезалась ткань мягкой джинсы. Поднимать взгляд выше я был уже просто не в силах, уставившись сквозь не плотно сомкнутые ресницы на это творение природы.

Вспомнив, что мы «оба спим» я прикинул, что этой кошечке надо будет переодеться, чтобы забраться на верхнюю полку и лечь спать, идти в туалет, скорее всего, будет лень, и она наверняка будет переодеваться прямо в купе. «Yes, Yes, Yes!!!» подумал я по привычке, немного жалея о том, что далековато тянуться за камерой, которую можно было бы включить в режиме ночной съемки и попробовать снять этот случайный стриптиз. Но меня ждало разочарование. «Эх, блин...», только и пронеслось у меня в голове, когда я обнаружил, что вслед за изящным силуэтиком девушки в купе протискивается вполне себе мужской, скорее даже мальчишеский профиль. Парочка. Жаль. Ну что же — снимать не удастся, так что просто полюбуюсь девочкой.

И я продолжил осмотр ее окрестностей. С трудом, оторвав взгляд от потрясающей попки, которая в профиль, обтянутая тонкой джинсой, смотрелась просто бесподобно. Не слишком пышная, не слишком плоская — именно те два потрясающей округлости овала, которые не так часто встретишь на улицах, но зато от которых крайне трудно при встрече оторвать взгляд, а если повезет и такая попка прижмется к тебе в транспорте — пол часа эрекции обеспечено. Над краем джинсиков отчетливо просматривалось голое тельце с красивым профилем не накачанного, а просто стройного животика, чуть выше начиналась тонкая, хб-шная белоснежная рубашечка. Груди у девушки, увы, почти не было. На профиле отчетливо прорисовывались только два остроконечных конусика, таких милых в подростковом возрасте, но вызывающих сожаление в возрасте постарше. Взгляд скользнул на аккуратную девичью головку, и я все понял. Красивые белоснежные волосы были убраны за ушки, а длинна их чуть ниже плеч делала девушку чем то похожую на школьницу. И тут я как протрезвел — «Е-мое! Так она же совсем юная просто!». Девушке было от силы лет 18. Не больше. Сразу стало понятно, откуда эта худощавая стройность, откуда эта остроконечная грудка... Парень же по возрасту был, если не одногодком девушки, то максимум на год-два постарше.

Они тихонько перешептывались и возились, стоя рядом со мной, раскладывая матрас и стеля на него одеяла на полке надо мной. Постель ребята брать не стали. Между тем поезд тронулся — днепропетровский вокзал медленно проплыл мимо окна, в нашем купе стало заметно темнее. Только редкие уличные фонари да свет из прохода слегка освещали стройную парочку. «Ну, уж переодевание то мне посмотреть, по крайней мере, удастся», подумал я. Но и тут ошибся — ребята сначала куда то вышли на пару минут, потом вернулись с явным запахом табачного перегара, а через мгновение прямо в обуви и в верхней одежде полезли на полку надо мной. Вторую полку они стелить даже не стали. Конечно, при их худобе им и одной было вполне достаточно. Они немного еще повозились там, я увидел сначала один девичий башмачок, уже снятый с ножки, убранный на полку для багажа над дверью, а потом и второй. На мгновение с полки свесилась маленькая женственная ножка, на которую был натянут голубенький носочек с каким то рисунком и сразу юркнула назад на полку. Больше видно мне ни чего не было и только игра теней да, периодически мелькающие над их полкой края одеяла да верхней одежды, давали понять, что они все еще укладываются.

Поезд же все летел вперед, на юг. Перестук колес совсем меня убаюкал, и зажмуренные глаза просто-напросто стали слипаться, я стал проваливаться в сон. Не знаю, что заставило вдруг меня вскинуться, распахнуть глаза и прислушаться. Наверное, звук негромкого, но все же явного поцелуя, донесшегося с верхней полки. А может силуэт чьей то головы, выглянувшей ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх