Прелесть купе

Страница: 2 из 4

сверху, окинувшей, видимо, быстрым взглядом наши нижние полки, как бы желая удостовериться, спим ли мы. «Это уже интересно!», подумал я. Голова спряталась, и опять стало тихо. Но спать мне уже не хотелось — я лежал и думал, как бы мне так заглянуть к ним на полку и посмотреть, чем они заняты, чтобы и они не заметили, и морячок не проснулся.

План, который я придумал, был предельно прост. Встаю, якобы в туалет, долго одеваю ботинки, потом якобы стою в проходе между полками и смотрю в окно, типа что то интересное увидел. Стараясь не шуметь, я осторожно поднялся сначала на локоть, потом мягким движением спустил ноги на пол. Сразу попав в свои кроссовки — встал, сильно наклонившись, чтобы не удариться головой о полку надо мной. Вдев до конца ноги в кроссовки, я не стал завязывать шнурки, а только засунул их внутрь, чтобы не волочились по полу. И, развернувшись боком к полке, лицом к окну, встал. Взгляд был мой направлен в окно, но хорошо тренированное боковое зрение позволило без труда рассмотреть происходящее на верхней полке.

На самом краю полки лицом к стене, головой к окну, на боку лежал молодой человек. Его левая рука, убранная под голову, видимо, уходила дальше под подушку. Правая рука, в этой позиции оказавшаяся сверху, скрывалась за его телом в районе груди и плавно совершала поступательные движения. Не надо было напрягать фантазию, чтобы понять — этой рукой он гладит ее. Но где? Я продолжил отчасти боковым зрением, а иногда наглея и поворачивая голову проводить осмотр местности. Его левая (нижняя) нога была вытянута вдоль края полки аж до стены, правая же слегка согнутая в колене лежала на левой. Сразу за его ногами в сумраке полки угадывалась нежно-голубая джинса ее брючек. Было очевидно, что она лежит на спине (что при их худобе и его позе было вполне реально), правую ножку вытянув, а левую согнув в колене облокотив на стену между купе. Прикинув длину его рук, и ее рост я понял, что гладит он ее животик и грудку. «Процесс пошел», подумал я.

Через некоторое время из под его спины, чуть выше поясницы показалась белоснежная девичья ручка, которая нежно приобняла сначала его за спину, потом начала гладить, а через некоторое время заскользила к его брюкам. Сначала она просто легла на его зад, затем, так же как и спину начала поглаживать, а через некоторое время, чуть изогнувшись, юркнула ему под ремень. «Так-так», чуть не прошептал я. Не спроста это все. И то ли я это действительно прошептал, то ли парень просто понял это как намек и решил перейти к более интимным ласкам. Он поднял голову и оглянулся. В это время я уже шумно потянулся, развернулся к двери, аккуратно открыл и закрыл ее за собой. «Дам ребятам минут 5», решил я.

Сходив в туалет, а после посидев немного в проходе я решил, что ждал достаточно и так же аккуратно вернулся в купе, стараясь производить как можно меньше шума. Естественно мой выход и возвращение не остались незамеченными среди молодежи. Но на их полке произошли существенные изменения, не смотря на то, что поза оставалась прежней — он на боку и полностью своим телом закрывая ее от моего взгляда. Но на этот раз их сверху еще и скрывало от меня одеяло, видимо в большой спешке наброшенное сверху, потому что один его край сильно свешивался вниз, норовя стянуть за собой на пол и оставшуюся часть. Решив не вмешиваться я тихонько посидел некоторое время у окна, различая среди шумов шурующего поезда едва уловимые звуки, звуки поцелуев. Ребята целовались самозабвенно и продолжительно. Решив опять сыграть в игру «сплю» я разулся и завалился на полку, укрывшись одеялом. Полежав некоторое время я все-таки встал, приподнял свою полку и забрался рукой в свою сумку. Там в боковом кармашке у меня всегда лежит крохотный фонарик на 1 батарейку АА. Вожу на всякий случай. «Вдруг пригодится», решил я. Камеру доставать так и не рискнул, будучи уверенный, что шум ее работы будет хоть и не очень громким, но вполне различимым на фоне перестука колес поезда. «На этот раз без съемки», решил для себя твердо я. Не буду пугать ребят, а они, глядишь, да вознаградят меня за это каким ни будь секретиком из их интимной жизни.

Шли минуты, в очередной раз над полкой мелькнул силуэт головы, причем на этот раз рассматривали именно меня — сплю ли я. Морячок продолжал похрапывать, я же, предвидя это, тоже лежал под одеялом и довольно отчетливо сопел. Голова юркнула назад на полку, показалась рука, которая безуспешно попыталась поднять край сползающего одеяла. Оно поднялось лишь на несколько сантиметров. Звуки поцелуев стали громче, ребятки явно решили, что все спокойно и им ни кто не будет мешать теперь довольно долго. Стали слышаться звуки трения ткани о ткань. «Ну, пошло-поехало», понял я. И был прав — сверху перестали доноситься звуки поцелуев, но стал доноситься постепенно нарастающий звук дыхания. «Вот это да! Да он там петтингом занимаются!», мелькнула у меня очередная догадка. В подтверждение моих слов к звукам дыхания стали примешиваться тонкие, едва различимые среди остальных шумов, девичьи постанывания. Девочка явно подходила к оргазму, сдерживая стоны, но при этом, не закрывая рот. Кончала она не долго, дыхание ее вдруг стало прерывистым, стоны прекратились, но зато послышались отчетливая вибрация, как будто кто-то постукивал по полку ладонью. Подняв руку, прислонив ее к их полке снизу, я отчетливо чувствовал конвульсивные толчки ее тельца сверху и постукивания, видимо в оргазме она хлопала ладонью по полке. Постепенно звуки стихали, оставалось только дыхание, к которому со временем присоединились звуки поцелуев.

Раздался тихий шепот, смешок. Зашевелилось свешивающееся с их полки одеяло. Я быстро положил голову на подушку, занял позицию «сплю». Сверху слышалась возня, сползающее одеяло затянули на полку совсем, показалось чье то колено и снова скрылось. Неоднократно выглядывала чья-то голова. Ребятам, видимо, казалось, что шумели они слишком громко и их просто не могли не слышать. Но морячок продолжал храпеть, а я просто не шевелился, уткнувшись в подушку. И их это, видимо, успокоило. Возня стихла, опять показался край одеяла, но на этот раз совсем небольшой. Возобновились звуки поцелуев, изредка прерываемые перешептыванием и тихим, сдержанным смехом. Я же лежал и гадал, займутся они любовью или так и остановятся на петтинге. Но гадать мне долго и не пришлось — ритмичные звуки трущихся ткани о ткань дали мне понять, что началась вторая серия. Повернув голову и посмотрев в верх я увидел тот небольшой краешек их одеяла, который продолжал свешиваться. Сначала я отвел взгляд от него но потом снова вернул и расплылся в широкой улыбке: «наконец то!». Краешек одеяла ритмично поднимался вверх и вниз. Свешивался он в той части полки, которая приходилась им на низ спины и попы, так что о процессе, идущем буквально на расстоянии вытянутой руки надо мной гадать не приходилось.

Мысленно похвалив парня за заботу о подруге (ведь он сначала подарил удовольствие ей и только после уже стал думать о себе) я перешел к обдумыванию как быть дальше. Естественно просто лежать и слушать, как надо мной два безбашенных тинэйджера занимаются любовью, я был просто не в состоянии. Уснуть тоже было не реально — сердце колотилось похлеще, чем у них во время оргазма, наверное. Чтобы развлечься я решил попробовать встать с полки у самой двери, постаравшись быть незамеченным ими, и понаблюдать за процессом уже не с расстояния метра, а буквально с нескольких сантиметров. И начал потихоньку приводить свой план в жизнь. Прежде всего, я сел. И со всего маху врезался в рамку, на которой натянута сетка, которая предназначена как откидная полочка для складывания туда всяких мелких вещей. Там у меня лежала книга, нож, телефон. Удар был, как мне показалось, просто оглушительным, я не питал иллюзий, что остался не услышанным и поворчав, как бы спросонья, просто лег, повернулся лицом к стене и укрывшись одеялом стал «спать». Естественно наверху стояла гробовая тишина. «Все. Спугнул!», корил я себя, на ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх