Прелесть купе

Страница: 3 из 4

чем свет стоит.

Но я недооценил молодежь. Звуки любви послышались сверху меньше чем через несколько минут. Обернувшись взглянул наверх и не обнаружил «индикатора процесса» — свисающего края одеяла, которое они все-таки втянули до конца на полку. Но звуки давали точное представление о том, что там происходит и одеяло было мне совсем не нужно. На этот раз уже максимально осторожно я опять сел на полке. Теперь моя голова была сантиметрах в 20—30 от сношающихся подростков, отделенная от них только толстой полкой. Я слышал размеренные толчки, слышал шуршание ткани, слышал дыхание, чередующееся со звуками поцелуев. «Можно!», решил я и предпринял попытку номер 2, на сей раз — более успешную. Встав на пол я плавно перенес вес тела на ноги и руки, упираясь ими в свою полку, а потом плавно, не делая резких движений встал, поворачиваясь спиной к двери и почти к ней прижимаясь. Полностью выпрямляться не решился, встал, якобы смотря за окно, а поэтому сильно сутулясь. На самом деле мне просто нужно было, чтобы моя голова не так сильно маячила над их полкой. Я стоял и наблюдал за потрясающей картиной. На верхней полке плотно обернутые одеялом ребята лежали в классической позиции (она на спинке, раздвинув ножки, он — сверху, лицом к лицу). В том месте, где угадывался таз парня, одеяло ритмично поднималось и опускалось. Слева от его таза одеяло отходило в сторону, красиво обрисовывая девичье бедро, которое под ритмичными ударами тоже ходило вверх-вниз. Но, к сожалению, кроме одеяла укутывающего их тела мне больше ни чего видно не было. Лишь спустя некоторое время я взглянул на их полочку для вещей (аналог той, об которую я саданулся головой у себя внизу) и обнаружил там светлый комок голубой ткани — девичьи джинсики, кое-как свернутые и заброшенные на полку, чтобы не мешали. «Ух ты, ух ты!», подумал я и стал прислушиваться. Для этого я даже немного подался вперед, от двери ближе к окну, чтобы головой быть как можно ближе к их интимным органам. Я надеялся услышать звуки входящего и выходящего члена из девичьего влагалища. Но кроме монотонных толчков не слышно было ни чего. «А девочка то не потекла...», слегка разочарованно подумал я. Но тут же вспомнил, что в их возрасте порой девичье влагалище такое узенькое, что нужно просто неимоверно много смазки, чтобы оно начало хлюпать, а во всех остальных случаях член просто скользит в нем как хорошо притертый поршень — доставляя каждой клеточке девушки неописуемое удовольствие.

Втянул воздух, стараясь уловить запах, но и тут меня ждало разочарование — ребята только совсем слегка пахли потом, причем тем потом, которым обычно пахнут, если заниматься любовью сразу после бани или хорошего душа, например. Запах не противный, но и совсем не тот, который я ожидал почувствовать. С сожалением я стоял в нескольких сантиметрах от парочки, занимающейся любовью и сквозь стук сердца, сквозь бурлящий в крови адреналин пытался сообразить, чтобы предпринять дальше. Ведь мне хотелось увидеть большее, а не только ходящее вверх-вниз одеяло. Попробовал, было заглянуть под одеяло, но ребята плотно затолкали его под себя и я не смог бы его вдернуть, не побеспокоив их. А в окне в это время стали постепенно показываться огни какой то небольшой станции и, чтобы не быть замеченным, я уселся к себе на полку. Вдруг что-то коснулось моей головы. Отпрянув, я обнаружил, что с полки свешивается край знакомого одеяла, видимо выскользнувший из-под ребят. Они же, тоже заметившие огни, тоже на некоторое время притихли. А потом вдруг голова парня свесилась с верхней полки, всматриваясь в окно, а затем и на мою полку. Мне повезло. Как раз когда он смотрел в окно, мы проскакивали мимо станционных стрелок, рядом с которыми всегда горит яркий прожектор. Зная о таких неприятных сюрпризах железной дороги, я вовремя зажмурился, а вот парня видимо хорошо ослепило, потому как сразу после этого он обвел мою полку взглядом и сослепу приняв мои скомканные подушку и одеяло за меня скрылся у себя наверху. Я же сидел ни жив, ни мертв боясь даже дышать, чтобы не спугнуть моих любовничков. Но им было, видимо, уже просто все до лампочки. Край их одеяла, до этого момента накрывший слегка мою голову опять ритмично зашевелился, известив о том, что ребята продолжили свое занятие. Но зато на этот раз у меня была возможность заглянуть под одеяло.

Сначала я решил просто так, как сидел — так и встать, чтобы одеяло накрывало мою голову, и она оказалась как бы под ним, рядом с телами ребят. Но потом я все же побоялся, что не буду видеть происходящее вокруг и решил встать, как стоял, но попробовать одеяло приподнять. Так и сделал. Вот я опять у двери, рядом на полке шурует парень, слышно тихое сопение обоих и храп морячка на соседней нижней полке. Постояв так некоторое время, смакуя момент, я начала потихоньку приподнимать край одеяла. Вот и верхний край полки. Звук ударов двух тел друг о дружку слышен все отчетливее. Вот из-под одеяла показалось белое тельце девичьей голени и коленочка. Перебирая одеяло, я приподнял его часть над бедром девушки и залюбовался зрелищем. Потрясающей белизны девичье бедрышко плотно обхватывало бедра парня, который, постепенно наращивая темп, все долбил и долбил ее влагалище.

Вот послышалось знакомое сопение, но на этот раз уже без девичьих постанываний. И вдруг раздался ее шепот. Я не сразу уловил слова, но и парень видимо тоже, поэтому ей пришлось их повторить. А так как моя голова была от нее почти на том же расстоянии, что и голова парня я услышал ее слова, прерываемые ее прерывистым дыханием: «Можно в меня... внутрь...»... оба на! Да мы никак кончаем!"Давай-давай-давай-давай!!!» мысленно скандировал я, пока парень все увеличивая темп не начал сотрясаясь вгонять в нее член так, что толчки ощущались даже по полу. Она же, суда по всему, тоже была уже на грани, потому как я вдруг заметил блеск на всей поверхности ее обнаженного беда. Одной рукой придерживая край их одеяла, открывающий мне этот шикарный вид другой я дотянулся до своей вещевой полочки и достал из-под книги фонарик. Закрыв его стекло почти полностью ладонью, оставив только маленькую полоску, я его включил и направил на эту прелестницу. Она была как молодая кобылка после изнурительного галопа, что называется, вся в мыле. И опять никакого запаха, ни неприятного, ни того, какой я ожидал почувствовать. Парень же финишировал, от души тараня ее, вдавливая в полку. Ее ножка, полусогнутая в колене, уже не прижимающая парня, нещадно подпрыгивала на весу. Толчки его начали слабеть, было понятно, что девочка полна, а парень просто ни жив — ни мертв.

Будучи уверенным, что после оргазма они сначала попытаются привести себя в порядок, а только потом лягут отдыхать, я юркнул к себе на полку, выключив и спрятав фонарик. Буквально через мгновение видимый мне край одеяла задергался, послышалась возня, видимо ребята укладывались поудобнее, и через некоторое время затихли. «Все, перекур!», объявил я им. И решил сходить в туалет. Выждав еще минут 15—20, я осторожно встал, уже особенно не таясь, поднялся во весь рост у двери и взглянул на ребят. Они поменялись местами. Теперь девочка лежала на левом боку, чуть-чуть приподняв правую ножку, согнутую в колене. За ней был виден и парень, лежащий на правом боку, к ней лицом. Слышались непрерывные звуки поцелуев, совсем тихое перешептывание, из которого я не смог расслышать ни слова. Укрыты они были одеялом, но при этом под себя его не подтыкали, поэтому у меня родилась безумная мысль.

Я решил еще раз приподнять край одеяла и попробовать рассмотреть девочку со стороны попки. Край одеяла потянулся за моей рукой вверх. Вот и верхний край полки, матрас. Показалась девичья ножка. Левая, на которой она лежала. Чтобы не поднимать руку, поднимающую одеяло слишком высоко, я просто начал скомкивать его край в ладони, продолжая приподнимать его. В углу показалась девичья попка, и появился низ правой ножки. Вдруг чуть выше ее колена я краем глаза увидел шевеление и повернув голову обнаружил, что между ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх