Любовь моя, боль моя

Страница: 4 из 4

не болит? Тогда тебя крепко приложили, я ж помню.

 — Помнишь? Откуда?

 — А вот ты меня забыл, забыл... — Она криво усмехается, и вдруг неудержимо начинает хохотать. — Склеротик! Ты ничего не помнишь! Ничего!

Пожалуй, она окончательно рехнулась в этой больнице. Смеется дико, безудержно, хрипло. Но в глазах — ни тени улыбки. Это смех не радостный, а злорадный.

 — Тебе прочили дикие головные боли раз в месяц. Жаль, что у тебя такой крепкий череп. Ты уже переспал с Авророй?

Такие резкие перемены в разговоре сбивают меня с толку. Откуда она узнала...

 — Аврора говорила, что ты толкала ее ко мне в постель. Что ж тебе теперь не нравится?

 — Главное, чтобы нравилось тебе, милый.

Последнее слово она произносит с особым нажимом. И глядя в ее глаза, я чувствую, как во мне поднимается страх.

Обрывки памяти... Их так много... Отдельные осколки мозаики складываются в одну картину.

Я слышу чей-то дикий крик. Это я. Боже, неужели я могу так кричать? А Мышка продолжается смеяться даже после того, как мои руки смыкаются на ее цыплячьей шее. Два дюжих санитара врываются в комнату и скручивают меня в бараний рог.

 — Дайте ему успокаивающее! Быстрее!

В руках одного из них я вижу шприц. Игла впивается мне в плечо. Перед глазами плывут цветные круги. Я отключаюсь.

... Моя память зло шутит надо мной, вновь и вновь прокручивая перед глазами забытые отрывки того вечера.

Кабак «Три сосны». Сквозь туман табачного дыма передо мной возникает фигура официантки. Экая серость! Маленькая, с куцым хвостиком волос. Где они нашли такую мышь?

 — Эй, красавица! Мне нужен «Хайникен».

 — Может, тебе хватит?

 — Отстаньте все от меня. Крошка, не слушай этих уродов. Я хочу «Хайникен». А еще я хочу развлекаться. — Мой язык уже еле ворочается. — Пойдешь со мной?

 — Эй, Казанова, остановись, ты уже пьян!

 — Я ж сказал... это... Отстаньте от меня! — Пойдем, красавица! Я покажу тебе, на что способен настоящий мужчина!

Кто-то протягивает мне пиво.

 — Это не «Хайникен».

 — Выпей, успокойся.

 — Красотка, как тебя зовут! А, неважно. Я буду называть тебя Мышкой. Проклятье... Что за пойло вы мне дали! Меня тошнит!

Покачиваясь, выхожу во двор. Нестерпимо ярко светят звезды. Я спотыкаюсь, падаю на колени. Меня выворачивает наизнанку.

 — Отведите его наверх. Там кровать, пусть отлежится.

Я прихожу в себя на жестком диване. Голова кружится, меня снова тошнит. За окном светает. Значит, я пролежал здесь не один час.

 — Эй, воды... Дайте кто-нибудь.

Шорох возле дверей. Женская рука протягивает мне алюминиевую кружку.

 — Спасибо, красотка. Э, да это же ты!

Мышка нервно улыбается. Во мне пробуждается похоть.

 — Иди ко мне!

 — Нет, пожалуйста!!

 — Иди, я сказал!

 — Нет! Помогите!!! Не надо, только не сейчас, мне нельзя!

Оргазм приходит неожиданно быстро. И в тот же момент чья-то сильная рука разворачивает меня.

 — Ах ты, козел!

На мою голову обрушивается пудовый кулак. Потом еще. И еще. Меня бьют ногами. А потом я помню только окровавленный след, который тянется вслед за мной по асфальту.

«Не сейчас, мне нельзя»...

«Я знала, что она брюхатая уже когда увидела ее в первый раз! Это не твое дитя!»

«Мама говорила, что мне нужен такой мужчина, как ты».

В этой жизни не бывает простых совпадений. И почему Мышка должна была попасться именно моему сердобольному кузену? Почему? Это вопрос без ответа.

Любовь моя, боль моя — Аврора...

Прости меня, милая девочка, я не могу не хотеть тебя даже после того, как мой мир рухнул. Теперь нам вместе восстанавливать его. Наверное, нам это удастся. Наверное...

c З. Кратнова, 2003

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх