Иван да Малика. Военно-половой роман

Страница: 2 из 2

и с позаранок». Большинство наших парней выбирает русских, считая, что у представительниц «братского» народа и нос большой, и кожа слишком тёмная, и ноги слишком толстые, предпочитая пользоваться в Моздоке расположением девушек славянского происхождения.

Но Бог, будь он Аллах, Будда или Христос сделал так, что Иван влюбился именно в Малику, а Малика полюбила именно Ивана. Создатель свёл их на рабочем месте и создал условия для их духовного и физического сближения. Т. к. близко общаться с русскими военными считалось большим позором, влюблённым приходилось прятать от воюющих сторон свои чувства. Всё начиналось с тайных поцелуйчиков в хозяйственной части. Несмотря на то, что Малика пыталась прикрывать свои чувственные алые губы платочком, который носят многие чеченские дамы, Иван враз преодолевал эту преграду и их губы нежно сливались. Поцелуй чеченки был особенный: в нём не было вкуса и ароматов центральной России, он не был таким пряным и сдобренным перегаром, как у его первой женщины — Алёнки, но обладал вкусом свободы и победы над аскетичной моралью, в которой воспитываются горянки. Через неделю Малика разрешила ласкать возлюбленному свою грудь. Вечером они закрывались в кабинете, выключали свет. Боец осыпал лицо, шею возлюбленной нежнейшими поцелуями. С такой формой груди Иван никогда не встречался: два маленьких упругих бугорка, в диаметре не больше крупного мандарина, венчали два соска, которые во время ласк удлинялись и были, вероятно, длинной не менее 1 см. По опыту работы на селе Иван подтрунивал над девчонкой: когда забеременеешь, молочная у тебя грудь будет, Маликуша!

В связи с тем, что в комендатуре обстановка к амуру не располагала, им пришлось переместиться в окрестности села. Тайными тропами они пробирались к полянке в 2х км от села. Свидания проходили по всем правилам конспирации и безопасности: патроном в патроннике автомата «Абакан» и двумя гранатами Ф-1, чтобы случайно живым не попасть в плен к чехам. Но Создатель до поры до времени был за них и беда обходила их стороной... После 3х месяцев романа Малика решилась на «главное». Она очень боялась лишаться девственности, т. к. знала, что потом её в таком состоянии замуж никто уже не возьмёт. Было принято решение использовать девственность — сберегающий секс: в очередной раз на своей тайной полянке Ваня снял со своей возлюбленной юбку, бросил предмет одежды на землю, водрузил на неё Малику. Любимая, подогни ноги к животу, — просил он. — Зачем? — удивилась она. Сейчас узнаешь! Он снял с неё трусики. Растительность на лобке была необычна для средней полосы: волосы были короткие и жесткие. Ванечка предположил, что у всех чеченок такие странные груди и необычные волосы на лобке. Смочив свой член в соках, вытекающих наружу из возбуждённого влагалища, он приставил свой член к её попе. А ху деш ю? (русск. Что ты делаешь?), Коран не велит... , — не успела среагировать она, как он закрыл её рот поцелуем, навалился на хрупкое создание всем весом своего тела, а его член погрузился вглубь неё. Девушка стала охать и кряхтеть. Через минуту она уже подмахивала попкой. Такой сладостной муки Иван не смог выдержать и моментально спустил свой генетический материал в противоестественное отверстие.

 — Что ты сделал, плакала Малика: ты опозорил весь мой род, я теперь хуже проститутки. Я не должна была с тобой вообще общаться и делать ЭТО до свадьбы. Успокойся, са безам (русск. моя любовь), я люблю тебя, всё у нас будет хорошо. Он говорил и гладил сотрясающуюся в рыданиях чеченку по её темно-русым волосам. Вскоре она успокоилась и простила Ивана. Разными тропами они пошли: кто домой, кто в казарму. Период их порочной анальной связи продлился 2 недели. Т. к. женщина удовольствия от такого способа не получала, да и член создан природой для других отверстий, Иван разработал план коварного обольщения. Разогрев ласками любимую, он резким толчком ввёл свой член во влагалище Малики. Девственная плева под напором русского х*я лопнула и член, раздвигая стенки влагалища в первый раз погрузился внутрь. Ствол орудия был запачкан девственной кровью. Иван начал качающие движения тазом. Но Малике было уже всё равно, низ её живота заполняла сладкая истома. Любимый мужчина владел её непокорным телом, сделавшимся под сильными мужскими руками мягким, словно пластилин. Мозги затуманились. В голове уже не было ни войны, ни мыслей о близких, об Амбу, обещавшего любовь и бросившего её. Она вся отдалась порочному чувству, голова совсем не работала и ей было хорошо. На миг ей даже показалась, что она встретилась с Богом... Первый оргазм потряс её, заставил тело выгнуться в дугу, каждый мускул сократился, дал ей свободу и благодать. Смазывающая жидкость брызнула из неё, облегчая скольжение в ней любимого. Ваня почувствовал, как в пояснице набирает силу и разгорается пожарище оргазма. Сперма брызнула в её тело, семени оказалось необычно много, он кончал продолжительно, не меньше минуты. А потом, как выжатый лимон, упал на грудь своей «неправильной» возлюбленной. Это был самый яркий в жизни воина оргазм с действительно любимым человеком. Так они и лежали друг в друге около получаса: Са безам, хоменек, са док, хазниг (русск. моя любовь, дорогая, моё сердце, красавица), — шептал он ей на ушко, лаская одной рукой её широкие бедра, живот, грудь. Милая, ты сделала меня самым счастливым человеком на свете, я без тебя жить не могу. Потом всю ночь в казарме он не мог уснуть и ворочался, раздражая сослуживцев скрипом кровати, вновь и вновь прокручивая в воображении сцены их недавней любви.

Два месяца дал им создатель на их чувства. И всё это время они были бесконечно счастливы. Они уже мечтали после демобилизации Ивана уехать из проклятого региона в Россию и пожениться. Вскоре выяснилось, что Малика ждёт от Ивана ребёнка. Но их планам не было суждено сбыться.

В мелких горных сёлах шила в мешке не утаишь. И однажды чехи выследили их во время занятия любовью на тайной полянке. Малику убили выстрелом в голову, чтобы не компрометировала маленький, но гордый народец. Ивана связали. Молодой волчонок, грозился отрезать ему член и засунуть его в рот. Но командир отряда НВФ, немолодой чех Саид-Селим, потерявший на войне всю семью, велел русского солдатика не трогать. «Отпусти его. Он сам себя наказал», — горестно заключил главарь бандитов: «Кто пробывал чеченскую женщину, с другой жить не сможет».

По донесению прапорщика Н. солдат после того случая немного тронулся рассудком, по причине чего был комиссован из армии. Но и на гражданке он не мог забыть свою Маличку, с которой был счастлив каких-то 20 недель. С русскими девчонками у него незаладилось. Мысли о погибшей по его вине любимой он глушил водкой. А напившись, надрывно на всё село орал инородную

песню «Малика» с непонятными русской душе словами:

Ма-ли-ка, хазэ хийти бэргш на!

Дукха ийзи хо дагна!

Юала с`ёга, Ма-ли-ка!

Что в вольном переводе означает: Малика, сначала я полюбил тебя взглядом, затем ты вошла в моё сердце. Выходи за меня, Малика!

Через год после прихода из армии Иван вечером возвращался в хлам пьяным из пресловутого ДК, он не дошел до дома 100 метров и уснул в сугробе. И явилась к нему Малика и забрала его к себе...

Цикл истории замкнулся в очередной раз, явив миру русского Ромео и чеченскую Джульету — мучеников, принявших смерть за свою короткую и, как может быть кому-то покажется глупую ЛЮБОВЬ.

Рихард Зорге

понедельник, 08 марта 2004 г.

События и персонажи вымышленные, все совпадения — случайность.   

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх