Летние каникулы

Страница: 3 из 3

обильно натирать себя им сначала ноги и спереди самолично, а затем друг дружку на спине. Кожа становилась маслянисто-блестящей, здорово смотрясь на солнце... Что там говорить, на чаек я в этот момент не смотрел это точно!

Поэтому когда, перехватив мой завороженный взор, тётя Виктория поправила на себе и тёте Светы купальник. (На что последняя, стоя ко мне всё это время спиной и заведя руки за голову в направлении солнца, не среагировала ни как, весело продолжая свой рассказ)

Прислушавшись, я понял тему — купальники. А точнее, тётя Света выражала своё недовольство следами, оставляемыми последними, мешая полному и ровному загару. Между тем, тётя Виктория позвала...

 — Пойдем, Iron, и тебя намажу. А то сгоришь, весь на солнце, потом будешь облазить.

 — ... я сам...

Откопавшись, я пошёл к баночке с кремом. Вдруг осознав, что мой стручок снова стоит как стрела, вытягивая плавки, и густо покраснел, увидев, что тётя Виктория мельком остановила на этом взгляд. Медленно принявшись на носить на себя крем-гель.

 — Давай резвее, Iron, мажься, и в воду! Чертовски хочу купаться!

Громко добавила тётя Света, разведя при этом руки в стороны, дав заметить, свои по-прежнему не бритые подмышки...

Потом, потом мы все вместе, под переливный смех разгоряченных женщин, побежали купаться.

Тётя Света и тётя Вика, были незаурядные пловчихи, в прошлом, как оказалось, спортсменки по синхронному плаванью из одной команды, и чувствовали себя в воде как рыбы, демонстрируя такие кульбиты и технику, что дух захватывало. Они воистину наслаждались купаньем, лица их просто сияли от удовольствия, а звонкий смех далеко разносился по голубой лагуне... Со мной было сложнее... Да что там, я совсем не умел плавать, в отличии от большинства своих сверстников, и поэтому немного побродив и за нырнув пару раз на мелководье, выбрался на берег, принявшись опять наблюдать за, довольно далеко отплывших и резвящихся как дельфины женщин...

Прошло не меньше получаса, прежде чем «морские нимфы» соизволили выйти на берег. Усталые, мокрые, в прилипших купальниках, но чертовски довольные, и казалось помолодевшие лет на 10, они при выходе затеяли игру в «брызгалки». Весело щебеча, обтерпевшись полотенцами, дамы, с аппетитом уселись за пикник.

 — А ты, почему так быстро из воды вылез, Iron?

Спросила тётя Света.

 — ... Я... плавать не умею...

Понурив голову, ответил я.

 — Как! Ещё не умеешь, плавать?!

Удивилась женщина.

 — Тебе сколько лет?

 — ... 12... Будет.

 — Ну, я думаю, это дело поправимо! Впереди у нас целая неделя, райского отдыха; плавать мы тебя, я думаю, научим, а также преподадим кое-какие жизненные уроки на будущее!... Правильно я говорю Вика? Тётя Виктория, улыбавшаяся всё это время, молча кивнула...

Проголодавшиеся на свежем воздухе, мы, всей гурьбой, накинулись на всевозможные бутерброды... с икрой, паштетом, колбасой; запивая «Колой» и персиковым соком. Оживленно строя планы на ближайшие дни. Заканчивая трапезу, тётя Света сказала...

 — Ну, всё! Накупались, напились, наелись... Не знаю как вы, но одна большая девочка хочет «пи-пи»!

(При этих словах я от чего-то опять весь напрягся)

 — Вика ты со мной?

 — Пойдем...

Мысль о том, что сейчас эти две взрослые тётеньки пойдут писить неподалёку, меня взволновала как ни когда!... «Вот бы посмотреть как это у «девочек» происходит!» — вдруг отчетливо отпечаталось в моём мозгу. Но как?! Поглядеть, подкравшись незаметно,... Конечно же, не получится... «Что делать?!» — лихорадочно вертелось в детской голове... Они уже встают!... Ну не спрашивать же у них разрешения, в конце концов! Сейчас зайдут за кустики и всё!» С отчаяньем во взоре, я глядел в след неспешно удаляющихся женщин, стряхивающих с друг дружки вездесущий песок... Вот они, свернув, скрылись из виду, и теперь я только слабо слышал удаляющийся говор их беседы...

... Ответ пришел неожиданно, как впрочем, и всё в этом мире. Фортуна сжалилась надо мной, и желтопузый уж выполз из норы по своим делам в ту секунду! Мгновенно озарившись безумной идеей, и совершенно не думая о последствиях, я одним прыжком накрыл ползущего змеёныша!

Со всех лопаток, сжимая в правой руке извивающегося ужа, я бросился следом. Дело пары секунд, и морского песка, глушившего шум моих ног, и я уже был у прорехи в кустах, куда свернули дамы! Осторожно упав навзничь, и, прикрываясь ветвью куста, я заглянул за угол... женщины, углубившись метров на 7—8, собирались обосноваться возле естественного забора кустиков, подойдя к нему в плотную, они совсем скрылись с обзора моей точки. Теперь я мог их только слышать. Что и говорить момент здесь решает всё! Сердце застучало у меня в висках, я весь напрягся как струна... Послышался голос тёти Светы...

 — ... Я блин еще, когда купалась, захотела. Ну а ты же помнишь старый закон пловцов — в воде ни-ни!

 — Помню, конечно! Я и сама терплю, уже аж слезы пробивает!

Ответил бархатистый голос тёти Виктории.

Судя по мельтешению в кустах сквозь ветки — женщины стягивали с себя нехитрый гардероб плавок.

 — Тьфу — ты! Опять развязалась! Достали меня эти плавки!

Недовольный голос тёти Светы, со проводился полетом сморщенного клочка материи на ветку куста напротив. Тогда как плавки тёти Виктории, были, по всей видимости, спущены лишь до колен. Пару секунд женщины молча пристраивались... А затем! Вместе с послышавшимися вздохами облегчения, и началом паданья струй, воздух разрезал мой пронзительный крик...

 — ТЁТИ!! ТЁТИ!!! В кустах ЗМЕИ!!! МНОГО ЗМЕЙ!!!

С этим воплем, я, подскочив и размахивая перед собой бедным ужом, устремился вперед!!... Как сейчас вижу перед глазами ту картину, которая предстала предо мной тогда... Две, присевшие в метре друг от друга, на корточки с поднятыми огромными широкими задами, и отклянчивающие их как можно дальше, великолепные, с гигантскими сиськами, писающие дамы, широкие, напористые золотистые струи которых, со звонким журчаньем врезались бороздкой в прибрежный песок, пенясь и играя, давали начала образованию больших мокрых луж!... В оцепенении, не понимая что происходит, женщины, ошалело вытаращили на меня глаза, меж тем продолжая делать своё мокрое дело, с набирающим силу потоком. Тётя Света, сидевшая ближе ко мне, и тётя Виктория, сидевшая чуть подальше, за то, как раз, напротив, на сей раз своими позами, наконец-то, дали мне возможность, впервые в жизни, увидеть, не только «как делают это самки», но и что у этих самых самок между ног! И если сильная растительность волос вокруг «пирожка», тёти Светы, ещё оставляли момент неясности, то аккуратно ухоженная пизда тёти Виктории давала подвергнуть анализу себя всю женскую сущность! Курдючок, образованный двумя складками кожи, внутри содержал сильно выпирающие наружу, не ровные, здоровенные, похожие на смятые розовые листочки с каёмкой по краю, половые губы. (Как позже выяснилось, такой размер имеют не все, но у тёти Виктории они были такими) Расступаясь, они пускали взор в некоторую расслабленную дырообразную щель, которая, как живая, казалось, дышала, давая исток мощной прекрасно-золотой струи!

Обескураженный представившемся видом куда больше женщин, я, забыв обо всём на свете, перестал кричать, потеряв дар речи, лишь только глядел и глядел на это самое райское творение Земли... ноги мои подкосились и я шлепнулся на задницу, со стручка, набухшего до устрашающих размеров как никогда прежде (да так что выскользнувшего из плавок) вдруг с резкой болью соскочила крайняя плоть впервые показывая миру мою залупу, из которой уже во всю пульсировала белая жидкость тонкой белой струйкой вылетая сантиметров на 30... Не земное блаженство волной прокатилось по всему телу, и я не в силах сдержаться, тихо простонал от счастья...

.. ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх