Офисная фантазия

Страница: 3 из 3

в компьютер, как будто они меня больше не интересовали. Татарочка деловито огляделась, увидела сервант, в котором стояла посуда и направилась к нему. Беленькая — Яна — пошла разыскивать чайник и, видимо, нашла его, так как я услышал звук наливающейся воды. Пока все шло чинно, и я стал задумываться над тем, как же мне раскрутить их на «жареное». И мне пришла в голову одна идея...

Когда они закончили возиться с кофе и принесли его мне на подносе совместными усилиями, я заявил:

 — В работе нашей фирмы бывают случаи, когда я приглашаю деловых партнеров, особенно иностранцев, на неформальные переговоры, например в сауну или русскую баню. При этом мне должна помогать моя верная секретарша. Мне важно, что бы она выглядела безупречно без одежды. Могли бы вы продемонстрировать ваши формы? Представьте, что мы находимся на загородной вилле в сауне и принимаем иностранную делегацию! Готовы вы к этому?

Они переглянулись и молча вышли из кабинета, унеся с собой мой кофе. Я недоуменно посмотрел на дверь и стал ждать реакции. Она последовала через пару минут. Дверь снова отворилась, и я увидел моих конкурсанток в дверях с подносом в руках, но практически без одежды. Они лишь повязали полотенца на бедра, завязав их узлом. Они были прекрасны! Светлая славянка с длинными русыми волосами, спускавшимися ниже груди, даже ниже пупка — до самых бедер и черная татарочка с короткой стрижкой и бесстыжими веселыми глазами! Этот контраст придавал особый шарм их компании, вместе их сексуальность возрастала многократно. Теперь я понял, почему они пришли вместе. Такое развитие событий меня устраивало как нельзя лучше, я ободрился и велел им поставить поднос на сервировочный стол. Я подошел к ним и внимательно, оценивающе осмотрел их с головы до ног и обратно. Это выглядело цинично, но это возбуждало и меня, и их. Это было заметно по отвердевшим соскам их торчащих грудей. Я погладил их по гол! ым попкам и стал медленно раздеваться. Я скинул пиджак и стал медленно развязывать галстук. Затем я снял рубашку, бросил ее вслед за пиджаком и галстуком в свое кресло и, наконец, возмутился:

 — Долго я еще буду сам себя обслуживать? Кто-нибудь поможет мне?

 — Да, мой господин, прощебетала Гюля, оставила свой поднос, опустилась передо мной на колени и принялась расстегивать ремень на моих брюках. Гюля справилась с ремнем и стала спускать мои брюки. Я скинул туфли, Яна тоже вышла из оцепенения, подошла ко мне сзади, прижалась ко мне всем телом, своими теплыми, нежными девичьими грудями и стала облизывать меня языком и ласкать мои груди пальчиками.

Гюля стянула с меня брюки. Мой член так напрягся, что не умещался в трусах, и его головка выглядывала наружу. Гюля нежно, плавно, не торопясь, спустила мои трусы, уложила их в кресло и неожиданно набросилась на мой член, словно кошка. Ее губы схватили мой член в крепкие объятия, она засосала член глубоко в рот, так что я не мог себе представить, что это возможно. Ее руки ласкали мой член, двигаясь вверх и вниз. Я застонал, зарычал, как зверь от невыразимого удовольствия. Яна зашла спереди и прильнула губами к моим губам. Поцелуй был чисто французским — с бурным засосом языка, раскрытым до предела ртом, страстным, ненасытным. Наши губы порхали, языки переплетались. Они завалили меня на диван, причем Яна залезла мне на грудь и придвинулась к моему лицу вплотную. Я схватил ее за попку и привлек к своим губам. Ее влагалище было теплым, влажным и имело приятный запах и вкус. Я прошелся языком вверх и вниз, и она застонала и стала извиваться в моих руках. Мой язык порхал у нее между ног, стремясь проникнуть как можно глубже. Мы наслаждались. Гюля работала губами и язычком так быстро, а пальчики ее ласкали мои яички так нежно, что я был на вершине блаженства. Наш темп ускорился, и мы все поняли, что апофеоз близок. Я зарычал, как тигр и фонтан Везувия извергся в рот Гюле. Она сглотнула и заработала руками неистово быстро, как сумасшедшая. Я. ощутил во рту влагу. Это кончила Яна. Я облизал ее и выскочил из-под них. Я повалил Гюлю, вонзил ей меду ног свой горячий и тугой член и заработал им, как отбойным молотком, не забывая при этом ласкать ее руками, страстно целовать губами в рот, глаза, ушки, ласкать языком соски грудей и шептал ласковые слова.

Яна зашла ко мне сзади и стала ласкать мои яички. Так мы неиствовали неизвестно сколько времени, пока я вновь не почувствовал близости оргазма. Я ускорил темп, Гюля начала то стонать, то кричать, то плакать, то смеяться, я ревел, как зверь и работал из последних сил. Наконец я почувствовал, что сейчас кончу, вынул свой член и выстрелил сперму ей на живот, на груди и лицо. Она размазала сперму по телу и затихла. Я повалился на диван рядом с ней. Яна принялась облизывать мой член. Я тихонько стонал. Гюля молчала, она почти не дышала. Казалось, она заснула.

Яна продолжала облизывать мой член, и я вздрагивал от каждого прикосновения ее губ к головке члена, который становился все мягче и мягче. Однако Яна не оставляла меня в покое о вскоре мой член вновь окреп и вздыбился, готовый на новые любовные подвиги и свершения. Я поднялся, одел галстук на голое тело и сел в кресло.

 — Подай, пожалуйста, кофе, попросил я Яну, и принеси коньяк. Он стоит в баре за стеклянной дверцей.

Яна подошла к бару, быстро двигая худенькой попкой, достала бутылку амянского коньяка и три стопки. Гюля тоже решила присоединица к нам и мы выпили черный кофе с коньяком на троих. Организм получил допинг, а в голове стало яснее и радостней.

В моем кабинете было не много мебели и офисного оборудования, но зато здесь имелся мягкий диван, обтянутый воловьей кожей желтого цвета, такие же мягкие кожаные кресла, телевизор с видеомагнитофоном, музыкальный центр и рабочий стол, на котором стоял компьютер, телефон-факс и дорогой письменный прибот из пятнадцати предметов из малахита. На полу был постелен мягкий ковер, заглушающий звуки, что придавало обстановке больше интимности и внушало доверие партнерам при проведении переговоров. Сейчас это свойство моего кабинета играло мне не руку. Я взял пульт и включил музыкальный центр. На одним из дисков у меня была классическая музыка и я выбрал Моцатра — симфонии.

Музыка полилась чистая и свежая, расслабляя тело и возвышая дух. Я снял со стены шкуру волка, подаренныу нашей фирме канадцами после одной успешной сделки, бросил ее на ковер рядом с кожаным креслом, плюхнулся в него и попросил еще коньяк. Гюля улеглась на ковер у моих ног, а Яна села на подлокотник кресла, откинулась головой на другой подлокотник и таким образом оказалась поперек меня. Я положил свои ладони на ее живот и грудь и медленно ласкал ее тело подзвуки чудесной музыки. Яна обхватила мою шею руками и впилась в меня страстным поцелуем. Ее язычек то порхал, словно бабочка по моим губам, слегка их касаясь, то проникал глубоко в мой рот.

Я, лаская ее руками, стал продвигаться к промежности, нащупал редкие мягкие, как у ребенка волосики, спустился еще ниже и ощутил мягкие половые губы, ждавшие мои пальцы с вожделением. Колени ее сами раздвинулись, давая возможность моим пальцам проникнуть вглубь пещеры. Я нащупал теплое и влажное лоно, выделявшее обильно сок. Ее тело начало пульсировать в такт движению моих пальцев, Яна выгибалась вверх, давая еще больше свободы моим действиям, явно приводившим ее в экстаз. Мой средний палец вошел в вагину та глубоко, как только это было возможно и начал двигаться бысто-быстро. Яна зашлась в экстазе и обильно кончила, но я не прекращал свои ласки. Она кончила второй раз. Не прекращая ласкать вагину, я целовал ее губы до боли и мял ее груди, как тесто. Она извивалась, плакала и кричала в любовном экстазе. Мой член тоже напрягся и требовал своей доли любви. Я поднял Яну на руки, встал, положил ее на пол рядом с наблюдавшей с завистью за нами Гюлей, лег на Яну «вальтом» так, чтобы мой член оказался у нее во рту, моя голова у ее лона между ног. Яна тут же заглотила мой член к себе в рот по самые яйца и принялась неистово сосать его, хватая меня за задницу руками с такой силой, что ее ногти вонзались в мое тело, как когти стервятника. Я припал губами к вагине, ощутил ее запах и вкус, втянул в рот клитор, а язык засунул во влагалище до предела. Она завизжала, как поросенок и стала извиваться, словно раненая змея. Я еле удерживался на этой вертящейся бестии и только сопел. Наконец я сам зарычал, как раненый зверь от ее ласк и выстрелил ей в рот свою сперму. Яна кончила одновременно со мной в который раз и затихла. Мы прильнули друг к други и затихли. Гюля поднялась, подошла к столу, наполнила три стопки коньяком, прихватила пакет сока из бара и принесла нам все это на ковер. Как то так получилось, что Гюля стала выступать в роли служанки, а Яна — госпожи. Это получилось само собой или было «домашней заготовкой» — не знаю. Скорее всего это произошло непроизвольно в силу сложившихся обстоятельств и моей явно большей симпатии к Яне. В этом русле и стали в дальнейшем продвигаться наши отношения.

Я взял коньяк, предложил Яне и Гюле. Мы выпили и с апельсиновым соком и развалились на шкуре волка. Шерсть щекотала возбужденное тело, ласкала и томила. Гюля ерзала от избытка неутоленного желания, но я был уже утомлен и не имел желания двигать ни каким своим органом, тем более половым. Гюля очень быстро это поняла и начала ласкаться к Яне. С начала лениво, нехотя, потом все энергичней и эротичней Яна откликалась на ласки подруги. Я стал наблюдать за ними, и, чтобу не мешать, опять перебраля в мягкое глубокое кресло. Мои девочки возились подо мной, смеясь и попискивая. То одна, то другая оказывались наверху и их руки и ноги переплетались в причудливх формах, а губы и руки оказывались в самых разных местах и неожиданных позах. Перед мои лицом оказывалась то белая, то загорелая задница, то вагина с раздвинутыми половыми губами, то груди, встретившиеся вместе, то ноги на шее у подруги. В общем, это был живой клубок двух прекрасных кошечек, резвившихся без стесниения, визжащих и мяукающих, пыхтящих и кричащих, то затихающих, то плавно покачивающихся в ритм музыки.

Я не удержался и принялся ласкать свой член руками. Девченки заметили это и тут же набросились на меня, стремясь завладеть моим огурчиком и первой засунуть его к себе в рот. На этот раз Гюля оказалась проворней и первая дотянулась до вожделенного столбика. Она заглотила его целиком и начала елозить по члену вверх и вниз, она лизала его, как эскимо, всасывала, как спагетти и вновь выпускала и всасывала жадно, как будто это было вкуснейшее из явств на земле. Я не долго выдержал такой напор, тело начало вздрагивать, неимоверной силы ощущения жгучей боли, сладострастия, неги и блаженства пронзили все мое тело и я кончил. Больше терпеть я не мог и отнял игрушку у Гюли. Она затихла и повалилась на пол. Я отхлебнул еще коньяка прямо из горла бутылки и откинулся на спинку кресла.

 — Приходите в следующую субботу, сказал я и заснул.

Александр

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх