Очевидное, но вероятное. (часть 3). Язык без костей

Страница: 1 из 2

Болтун — находка для шпиона. Так еще иногда в народе говорят. Работая в фармацевтической компании, получил я как-то очередное задание. Задание было привычным по форме, но необычным по содержанию. Надо было доставить под строгие очи начальства весь основной ассортимент противозачаточных средств и прочих средств интимного характера, продаваемых в аптеках центрального округа Москвы. Чтоб посмотрев на сей ассортимент, начальство осознало, в чем ущемлен наш соотечественник, а в чем нет. Раньше мне приходилось покупать все, какие есть, таблетки от головной боли, другой раз — пилюли от запора и так далее, благо денег начальство выделяло щедро. Ведь не за свои же деньги это покупать?

Это же задание было творческим и поэтому я себе в напарники решил взять своего коллегу и товарища Димку. Димка был в каких-то раздумьях о своем, о женском и поэтому как-то легко согласился. Поедем, говорю, касатик, за презервативами, да за прочими замазками для бабьих дырок. Сели в машину — поехали. Едем по центру Москвы и через пятьдесят, а иногда сто метров аптечная забегаловка. Пакет полиэтиленовый взяли и туда продукцию складываем. Димка покупает, а я слежу, чтобы одного и того же не купить. В одной аптеке попали на гели и кремы для возбуждения. Мы их до этого еще не покупали. Димка стал выпытывать у довольно привлекательной продавщицы назначение того или другого тюбика. Та охотно рассказывает, я в сторонке стою. Вот, говорит, этим гелем хорошо область клитора намылить, этот крем поглубже во влагалище ввести и тепло и возбуждение придут одновременно, как изобилие при коммунизме. Ну, короче, две капли водки на стакан воды и вдвоем пропотеть. Димка слушает и умные рожи корчит. Аптекарша к нему через прилавок придвинулась, раскраснелась вся и шепчет ему про какую-то микстуру, мне не слышно. Но видно, что от назначения той микстуры аптекарша вот вот кончит. Димка взял упаковку, повертел в руках, назад отдал и уже громко сказал, что ему с приятелем это никак не подходит. Эта фраза на аптекаршу вообще странно подействовала. Она посмотрела в мою сторону, отскочила от Димки и защипела, что пидорам, вообще в их аптеку лучше не приходить, а идти отсюда скорее к памятнику героям Плевны, что у политехнического музея или к Большому театру, где все, кто подхвостьем балуется тусуются. Она меня и его за гомиков, после Димкиного заявления и приняла. Гомиков, этих труженников тыла, я бы конечно, жизни лишал, особенно тех, кто этим гордится и где только можно свою голубизну афиширует. И это с точки зрения природы естественно. Попробуйте своего любимого кота кастрировать, лишив мужского достоинства и на улицу выгнать.

Так его нормальные коты сразу убьют. Не жизнедающий он, не нормальный, потомства и эволюции от него не дождешься. В отношении людей, скажете фашизм — нет, природа.

Обиделся я на Димку. Меня, главного гомофоба за пидора приняли! Ничего ему не сказал, но думаю, выставлю тебя перед чужими людьми тоже в неприглядном извращенческом свете.

Объехали мы с ним таким макаром аптек сорок, может больше, пора и к начальству возвращаться, а то оно уже ногами сучит и гневается. Да и пакет с подарками так раздулся и потяжелел, что вот-вот ручки лопнут. В машине его оставить нельзя, сопрут, а так же, что купили, а что нет — не упомнишь. В пакете этом и презервативы двухсот видов, и внутриматочные спирали, с десяток наберется, дырочные увлажнители, два дамских самотыка говённого цвета и так далее, и тому подобное. Увидели очередную аптеку и решили, что после нее на работу дернем. Внутрь зашли. Димка к прилавку, а я на низенький подоконничек присел, в ногах правды нет. Пакет на грязный пол поставил. Димка меня от прилавка о какой-то хрени спросил, а я стал рыться, искать похожий продукт, чтобы дубля не получилось. Рядом со мной какой-то дедок присел и рассовывает свое слабительное или закрепительное по всем карманам. Увидел содержание моего пакета и спрашивает, мол зачем, мил человек, тебе столько гандонов? Добрый я был в этот момент, ласковый и человечный, поэтому не послал его, а говорю, что публичный дом открываем.

Для ветеранов и пенсионеров мужского пола, под патронажем пенсионного фонда. Я думал, что обматерит и отойдет, а он как-то сразу заволновался, задницей задергал и спрашивает меня, мол как скорой радости такой ждать. Я морду лица через силу серьезную сделал, и говорю, что все вопросы к главному учредителю. Показываю на Димку у прилавка, а я только водилой у него роблю и грузчиком по подбору личного состава. Дед не унимается, говорит, в каких районах притоны открывать будут? Чтобы, думаю, сказать?

 — Да при ЖЭКах и красных уголках — отвечаю деду — А тебе-то, надо что ли? Бабка не дает?

 — Бабка-то дает, только я не беру — вещает со слезой в голосе сексуально озабоченный дедок. У нее, говорит, там один пенициллин остался и паутина, а ему бы молодушку, павушку бы толстенькую и низенькую! Сам то он ростом, стопятьдесят в прыжке, не длиннее.

 — Да куда я со своей пензией (так и сказал) сунусь?

Жалко мне деда стало, но остановиться уже не могу, язык как помело. Все говорю, продумано. Стоить это тебе, дед, будет рублей десять, максимум — пятнадцать, в предпраздничные дни поднимут до сорока. Этот вопрос сейчас учредитель (на Димку показываю) со спонсорами решает. Остальное пенсионный фонд доплатит. Под эту проблему деньги правительством в секретном постановлении зарезервированы в полном объеме.

Дед помолодел лет на сорок. Пусть думаю радостным ожиданием остаток дней до смерти своей неминуемой поживет. Тут и Димка подходит.

 — А как, вас, найтить-то? — заискивающе спрашивает дед.

 — Дим, дай визитку деду — говорю я.

 — На хрена? — удивился новоявленный учредитель.

Да, говорю, у деда дочка директор крупной оптовой таблеточной фирмы, пригодиться может.

Наивный Димка протянул деду свою визитку. Дед схватил ее, как семикратно увеличенную пенсию и поскакал к выходу. Мы вышли на улицу, погрузили весь сексуальный ассортимент в машину и поехали на работу. Я потом локти кусал. Если бы все так и закончилось! Так нет!

Дед, видимо оказался на редкость болтливым и общительным. Утро следующего дня на работе ознаменовалось разрывающимся телефоном. Для секретарши звонки были очень обидными и несколько не понятными.

 — Девки свободные есть? — спрашивал телефон гнусавым голосом, — На улицу Косыгина, дом такой то, пришлите светленькую, а то до ЖЭКа идти тяжело, ноги к погоде ноют.

Секретарша вначале спрашивала куда ты, хрен моржовый звонишь, но потом устала и просто тубку швырять начала. Начальство же оказалось, наполовину более догадливым и решило, что какая-то газета дала по ошибке наш телефон под рубрикой «Досуг». День решили потерпеть, а уж потом на телефонный узел обратимся. Сказано — сделано. На следующий день звонков вообще штук пять было, не больше, и я уж решил, что хохма для меня прошла незаметно и без последствий. Рано радовался. Дня через два звонит хромой охранник с нашей проходной и говорит, что к Димке подъехали его родственники, и что он, охранник, тех родственников на джипе, на территорию завода, где мы помещение снимаем, пропустил. Димка вернулся минут через сорок. Загадочный какой-то. Задумчивый и грустный. Хотя я свою совесть еще в шестом классе на ластик променял, но в сложившейся ситуации решил поведать Димке про его неожиданное назначение учредителем борделя для пенсионеров. Димка долго и целеустремленно, правда только на словах, вступал со мной и моими близкими обоего пола в интимные отношения со всевозможными извращениями, а затем поведал мне, что родственники на джипе хотят быть в доле от столь прибыльного мероприятия, как ублажение похотливых старцев за счет средств государственного пенсионного фонда.

 — Завтра за ответом приедут — прошептал мои совсем поникший товарищ.

Так ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх