Взаперти

Страница: 2 из 5

женщине. Возможно она не могла постоять за себя. Зато я могу. И я отомщу. Тебе. И буду мучить, пока ты не станешь умолять о смерти.

 — Послушай... я... ничего с ней не делал... меня подставили... понимаешь? Понимаешь ты?... , — Дэйв с отчаяньем посмотрел на мучительницу. В это трудно поверить... конечно... но... я ничего не делал!

Мия истерично расхохоталась: — Боже, как ты неоригинален. Все вы невиновны. Святые... Запомни, скотина, — прошептала она в самое лицо пленника, — ни за что сюда не попадают!, — она снова включила электрошок и стала медленно вести его от шеи вниз. Дэйвид загнулся от нестерпимой боли, но ему удалось не закричать. Чувствуя, что вот-вот потеряет сознание, он еще отчаянней стиснул зубы. Он не помнил, сколько продолжалась пытка, он перестал ориентироваться по времени. Теперь существовали только он и боль. И лишь изредка сквозь пелену страдания проявлялся образ той, что так безжалостно истязала его.

Как сквозь сон он услышал: — Ты будешь работать, как и все остальные. Но за тобой будут следить в сто раз усиленней. Одно неверное движение, один неправильный взгляд, и ты будешь жестоко наказан.

..Пошатываясь от слабости, Дэйв стоял и пытался понять, что ему нужно делать. Огромная подземная шахта, или что-то вроде того, была полна заключенных. Охранников было не намного меньше. Кто стоял у стен, кто-то прохаживался между заключенными и подгонял их быстрее двигаться. Дышать было довольно трудно из-за пыли. Дейвида подвели к большой куче булыжников и указали на какой-то двигающийся агрегат, — Туда будешь таскать и складывать эти камни, — объяснили ему. Дейвид кивнул и секунду замешкался, указав на скованные руки Вы не собираетесь снять наручники? Вместо ответа он получил прикладом автомата в живот и едва удержался на ногах. Будешь плохо работать, — пожалеешь, что родился.

Преодолевая сильнейшую усталость и пытаясь не обращать внимания на боль во всем теле, Дэйвид работал несколько часов. Всё это время он чувствовал на себе пристальные взгляды конвоиров. Вскоре он понял, что если сейчас ему не позволят отдохнуть, то он упадет замертво. Хотя бы минуту отдыха... Его мучила жажда, кроме того, он вспомнил, что уже двое суток ничего не ел. Поднимать и нести булыжники со скованными руками было крайне неудобно, запястья кровоточили, причиняя дополнительные мучения. Голова раскалывалась и спина невыносимо ныла. От усталости Дэйвид споткнулся и упал, уронив свою ношу. В тот же миг его грубо дернули вверх, заставив подняться:

 — Ты что ж делаешь, тварь, отлыниваешь? Щас мы тебя оживим.

Его потащили куда-то в сторону и толкнули в маленькую комнатку, — примерно метр на метр. Стеклянная дверь захлопнулась и Дэйвид застыл в ожидании, прислонившись к гладкой блестящей стене. Один из конвоиров, поглядывая на пленника через стекло, повернул какой-то рычаг вправо. Узник начал ощущать сначала какое-то странное покалывание в носу и ушах, потом стало больно глазам. Все небольшое пространство камеры начало давить на него со всех сторон. Он догадался, что его поместили в барокамеру. Давление увеличивалось, дышать становилось все труднее и труднее, воздух будто стал невидимым куполом, который неудержимо сжимался, грозя задавить своей массой невольного узника. Ноги подкосились сами собой и Дэйвид сполз по стене на пол. В какой-то момент он почувствовал, что из носа пошла кровь. Он тщетно пытался вдохнуть, легкие отказывались принять воздух. Парень понял, что начинает задыхаться.

Рычаг резко дернулся влево и Дэйвид судорожно глотнул воздух. Голова буквально разрывалась на части, кровь стучала в висках резко до тошноты. Пленника выволокли из камеры и толкнули к куче камней, которая уже успела увеличиться.

Узника трясло так, будто был мороз. Несчастный вытер дрожащей рукой кровь на губах и попытался взять себя в руки. Боже... помоги мне это выдержать...

Мия наблюдала за новеньким уже часа полтора и никак не могла оторваться. В какой-то момент она даже с удовольствием отметила его спортивную фигуру и... — Да и вообще он ничего... скотина, от этого ему будет только хуже. Привык, наверное, что девки на него вешаются... Я ему устрою... будет в ногах ползать, умолять о пощаде. Мия внезапно рассвирепела и направилась к ничего не подозревавшему узнику.

 — Стоять, смотреть на меня!, — Мия ударила со всей дури тростью по лицу заключенного, развиб ему скулу. Он застыл на месте и посмотрел на нее полными отчаяния глазами. На секунду она смутилась от его взгляда, отчего разозлилась еще сильнее.

 — Не сметь так смотреть!, — взвизгнула она, и снова замахнулась.

От боли Дэйвид пошатнулся и на мгновение отвел взгляд. Он инстинктивно сжал кулаки, но края наручников впились в израненные запястья. Он поднял глаза и встретился с полным ненависти взглядом. Ему стало жутко.

 — Вытяни руки вперед, — скомандовала она, и держи так, пока я не прикажу тебе их опустить. Дэйвид подчинился.

 — Разожми кулаки, мне нужны твои пальцы! Посмотрим, как ты умеешь кричать, — Женщина отцепила от пояса булавку и повертела ее перед носом напряженного парня. Она поднесла булавку к его указательному пальцу на правой руке и резко воткнула её под ноготь. Боль была настолько сильной, что Дэйвид дернулся назад и опустил руки, за что получил сразу несколько ударов прикладом от стоящих за спиной охранников.

 — Вытянуть руки, животное, — в голосе Госпожи чувствовались металлические нотки, — Еще раз повторишь подобное, я просто тебя разорву.

Совершенно измученный и едва стоящий на ногах пленник вынужден был подчиниться. Глядя на приближающуюся к его пальцам иглу, он весь сжался и стиснул зубы. Только бы вынести это... Он решил терпеть до последнего.

Дэйвид не кричал. И даже когда по истерзанным пальцам Мия начала бить тростью, он задерживал дыхание, чтоб громко не стонать. Чем дольше его мучила эта красивая, но не человечески жестокая женщина, тем сильнее росло его упрямство. Он отчаянно хотел доказать ей, что он обладает волей, которую она не сможет сломить. Но казалось, чем более стоически он выносит все издевательства, тем злее и изощренней становится Мия.

Он уже не чувствовал рук болевые рецепторы на пальцах и предплечьях перешагнули отметку, за которой начинался шок. Мия в замешательстве смотрела на этого ненормального: она знала, что причиняет ему невероятные страдания, но он даже не закричал, и не опустил рук. Неожиданно для самой себя она спросила: — Ты ее изнасиловал, так ведь?

Дэйвид не расслышал вопроса, он интуитивно прочитал его по губам. Нет... , — едва слышно прошептал он.

Мия вздрогнула, но тут же совладала с собой: Опусти руки. Я отучу тебя лгать. Этой ночью ты спать не будешь.

*

.. Больше всего он хотел только одного: чтобы ему дали воды. Хотя бы один глоток. Ночь тянулась бесконечно долго. Несмотря на смертельную усталость, он не мог заснуть в подвешенном состоянии. Руки онемели и затекли, и когда он уже готов был отключиться, из темноты появлялись двое солдат и били его... Казалось, что время замерло, и так будет продолжаться целую вечность. Дэйвид уже не помнил, где он, что с ним...

..Удивительно, но он как-то сразу почувствовал ее присутствие. Его рок, его палач стояла и молча наблюдала за ним. Он хотел сказать ей, что готов делать все, что она прикажет, что она конечно победила, лишь бы ему дали воды. Но язык не слушался и отказывался говорить.

Мия подошла к нему и открутила зажим. Дэйвид рухнул на пол. На колени!, — раздался тихий, но четкий приказ. Мия снова поймала себя на том, что ее знобит. Это измученное животное — такое выносливое, такое мужественное... и у ее ног. У нее странно потеплело внизу живота, и она уже не могла скрывать самой себе, что чертовски возбуждается от одного только взгляда на ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх