Ступенчатая казнь

Страница: 3 из 3

ответили ему — а дракону на корм ты пойдешь. Хочешь?

Тишина была ответом. А Мэри связали руки за спиной.

 — Я никуда не убегу — хрипло сказала девушка — мне некуда бежать.

 — А куда ты рвалась ночью? — спросили сзади. И Мэри умолкла.

Потом ее долго везли на телеге. Рядом ехал пастор, и все пытался заставить Мэри покаяться. Мэри никаких грехов, кроме убийства, за собой не знала, а каяться в убийстве, о котором знал весь город, она не видела смысла. Поэтому она просто молчала, лишь немного досадуя на пастора за то, что тот отвлекает ее от мыслей о горе. Душа Мэри горела, она вспоминала ЕГО руки, губы, и почему-то — темноту, жесткие камни под коленями, и теплая кожа под губами, со своеобразным запахом, который Мэри и почувствовать толком не успела. И жаркий шепот:

 — Последний раз! И — уходи!

Она и уходит. Теплая горечь разлилась внутри. Мэри заплакала тихо-тихо. «Да, любимый. Я ухожу. Совсем. К тебе». Пастор заткнулся, а потом пытался наплести что-то про жизнь вечную. Мэри его не слушала. Она была истощена, утомлена, и очень хотелось пить. Но пить ей никто не предлагал, а сама она стеснялась попросить — какой смысл, если жить осталось совсем ничего? Потерпит.

Возле пещеры телега остановилась. Около входа был врыт столб. Стража деловито соскочила с повозки, сняла девушку, и подвела к столбу. С нее сняли платье, юбку, и прижали к столбу спиной.

 — ОН там? — хрипло спросила Мэри.

 — Там, там, скоро появится. Не долго тебе ждать — отозвался стражник, прилаживая веревку на руках Мэри, сведя их за столбом.

Но девушка вдруг оттолкнулась от столба, вырывая руки.

 — Я сама.

Стражники помедлили и отпустили ее.

 — Я сама. Я знаю, я убила его. Я и правда:

Не договорив, Мэри шагнула в проход. Острые камни: Острых камней не было! Мэри шла по гладко отполированной дороге. Она была неровной, но камни были гладко отполированы. Девушка провела рукой по стене — она тоже была гладкой и теплой — отполирована многочисленными прикосновениями чешуи. Сладкая истома разливалась внутри. Девушка представляла себе свою смерть, и сама же себя убеждала в ее необходимости.

А снаружи начальник стражи, поглядев на исчезнувшую в темноте спину сказал:

 — Все, поехали отсюда.

 — А если она выйдет и убежит? — опасливо спросил пастор.

 — Тем лучше для нее. Мы этого не видели.

Телега развернулась, и лошаденка бодро затрусила прочь от пещеры, как будто возок полегчал на много пудов.

А девушка столкнулась с драконом. Полутемная пещера, достаточно просторная, и обширная, освещаемая проникающим откуда-то сверху рассеянным светом. Дракон лежал у стены, и блики солнечного света пыльно блестели у него на боках. Подняв голову, зверь смотрел на вошедшего человека. Не зло, скорее — удивленно. Мэри сглотнула комок, и она провалился куда-то внутрь, в лед и пустоту. Шагнула. Зверь вскочил, вытянув голову по направлению к ней. Мэри собрала остатки воли, и пошла к дракону. Спазм сжал низ живота, от чего походка была пьяной. Дракон не шевелился. Мэри прошла последние шаги на подгибающихся ногах, и упала перед драконом на колени.

 — Я пришла. Съешь меня.

Силы оставили девушку, но сознание на этот раз отказалось покидать ее. Она лишь сжалась и закрыла глаза, ожидая последней боли. Она не казалась ей сильнее той, что жгла изнутри. И раскаленным ожогом показалось ей ласковое касание мокрого и шершавого языка. Мэри вздрогнула, и осталась недвижимой. Она слышала, как дракон обнюхал ее, и снова лизнул. И — лег. Есть ее не собирались!

Мэри открыла глаза, вскочила и кинулась к голове дракона.

 — Ты понимаешь, я его убила! Ты должен меня съесть! Так судья сказал!

Дракон чуть отвернул голову, глядя куда-то в угол. А девушка обхватила огромную голову руками, пытаясь повернуть ее обратно:

 — Ты что, не понимаешь? Я так больше не могу! Я не могу!!!

Мэри хотела расплакаться, но и это у нее не получилось. А дракон лениво лизнул ее между ног. И оба ошарашено замерли, глядя друг на друга. Мэри слегка опиралась на кожаный нос, а нос этот ходил ходуном у нее под руками. Потом дракон снова осторожно лизнул девушку. Острая дрожь прошла по ее телу, совершенно против воли. Новое движение языка, еще, еще: Мэри обхватила руками морду, чтобы не упасть, и раздвинула ноги пошире. Волны запредельного удовольствия пробегали от ног к голове и обратно, шершавый язык доставлял боль, но боль была приятная. Мэри бросило в жар, и она только приговаривала, цепляясь за остатки разума:

 — Не надо, милый, не надо:

Но было «надо». Дракон встал, и теперь шершавый язык заходил глубоко между ног, захватывая попку, и кончиком языка дракон щекотал живот. Мэри почти сразу «потекла», вцепившись одной рукой себе в сосок, а другой придерживая морду дракона. Дракон толкнул ее руку, и Мэри открыла глаза. Дракон облизал ее грудь.

 — Тебе ведь нравится, правда? Ешь!

Но дракон не стал есть, он царапал кожу языком, и Мэри непроизвольно отступала назад, прикрываясь руками — было и щекотно, и приятно одновременно.

Споткнувшись, она упала на одно колено. Дракон остановился. Тогда Мэри, потеряв и стыд и страх, вскочила, и сама попыталась направить голову дракона себе между ног. Дракон не возражал. Фактически упав ему на голову, Мэри ласкала дракону ушки, пока дракон лизал девушку. Но тут дракон вырвался, и сунул голову между лап. Мэри с некоторым восторгом наблюдала, как дракон лижет собственный конец. Мэри подошла поближе, присев возле задних лап. Дракон оторвался на мгновенье, взглянув на нее, и снова стал лизать свой вал. Мэри протянула руку, касаясь горячей кожи. Дракон благодарно лизнул ей руку. Мэри погладила мокрый и горячий член, про себя подумав «У коня и поболе будет». Запах от дракона исходил странный, но нельзя было сказать, что неприятный. Гладкий, с извилистой головкой кончик, с бугорчатым отверстием чуть подрагивал в руках Мэри. Девушка несмело взглянула на зверя, и наклонилась над членом, оперевшись на бок дракона:

 — Можно?

На вкус он оказался примерно такой, как Мэри и ожидала — немножко солоноватый, пряный, и очень гладкий. Дракон завалился на бок, и принялся вылизывать Мэри бок. А девушка лизала и сосала огромный член, наслаждаясь в то же время прикосновениями дракона. Но вот его движения изменились, как будто он подталкивал ее.

 — Я не могу, ты что! Он такой большой! Да ты просто раздавишь меня, если ляжешь сверху!

Дракон откинулся на спинку и смотрел на Мэри, часто дыша и высунув язык. Мэри еще раз погладила восхитительный орган. Потом, решившись, полезла дракону на живот. Под руками и коленями перекатывались мышцы, но дракон не возражал. Мэри села на пузо дракона, обхватив член руками, и водя ими туда-сюда. Ее спины пару раз коснулся язык. И все. Тогда девушка вздохнула, и решив, что хуже уже не будет, повернулась задом, пристраивая волнистую головку у себя между ног. Дракон наблюдал за процессом, изогнув шею и нависая над девушкой. Первое касание было мокрым и непонятным. Но потом самый кончик дракона проскользнул внутрь, и оба замерли, каждый прислушиваясь к своим ощущениям. Кончик дракона слегка подрагивал, но для девушки это было чувствительными движениями. Потом она нежно-нежно двинулась по валу, насаживая себя на него, мягкими волнистыми движениями. Дракон откинулся на пол, распластавшись во всю длину, по его телу пошли волны, и неожиданно дракон замурчал. Громко, почти рыком, но это было именно мурчание. Мэри почувствовала, как внутри больно упирается, и уменьшила движения. Но дракон думал иначе. Он снова поднял голову, глядя Мэри прямо в лицо, и задвигал задом.

 — Больно! — Мэри попыталась вырваться. Но дракон вдруг обхватил ее передними лапами, прижав к груди, и начала двигаться размашисто и глубоко. В какой-то момент внутри что-то хрустнуло, и член провалился куда то глубоко. Мэри почувствовала себя пронзенной насквозь, хотя боли это почти не причиняло, зато чувство наполненности было умопомрачительным. Волны удовольствия расходились от каждого движения, от самого устья и до глубин живота. Дракон, не переставая мурчать, облизал девушке лицо. Мэри улыбнулась, высвободила одну руку, и погладила дракона по морде. Зверь облизал и руку. Мэри вытянула руку вперед, положив ее на язык зверю. Дракон осторожно сжал челюсти, и девушка ощутила вдруг себя абсолютно защищенной, наполненной изнутри драконом, и с рукой в его пасти. Мышцы влагалища стали резко сокращаться, сдавливая вал дракона, наполняя обоих волнами удовольствия. Дракон надвинулся еще ближе, и Мэри поняла, что он облизывает ей лицо. Она попыталась убрать мешающую руку, но оказалось, что она глубоко в горле дракона.

 — Ну вот, и все. Вот как это происходит — прошептала Мэри.

И сунула голову в пасть дракону. Спазм влагалища бросил ее в первый и последний в жизни оргазм. Дракон надвинулся еще глубже, теперь его челюсти больно сжимали ребра возле живота, а соски терлись о шершавый язык. Очень хотелось вдохнуть, но вокруг была только глотка дракона. Мэри почувствовала, как уперлась во что-то головой. И тут же почувствовала, как член дракона покидает ее.

 — Не надо! — успела подумать девушка.

Так приходит смерть.

А дракон доел последний кусок, тщательно облизал член, потихоньку исчезающий у основания хвоста, и задумчиво уставился на вход в пещеру.

То, что скоро ему снова привезут еду, он не сомневался.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх