Маша и Даша: Космические Любовницы

1.

Курсанток-выпускниц построили в шеренгу на плацу перед зданием Академии. Ректор, генерал Аморфис, произнес напутственное слово. Дипломы раздали загодя, так что теперь все ожидали главного. Лотереи на распределение. Счастливчикам-отличницам повезло. Им заранее достались лучшие места во флоте. Даша Терион отличницей не была. Ее судьбу, как и судьбу еще трехсот выпускниц, решала лотерея.

Генерал Аморфис принялся зачитывать список фамилий. Девушки подходили к столу, на котором лежали внешне одинаково синие конверты, и выбирали один из них. Решалась судьба каждой. Если повезет, можно было попасть в торговый флот. Если нет, куда-нибудь на старый траулер, обслуживавший перевозки между двумя захолустными планетами. Попадешь к черту на кулички, и поминай успешную карьеру как звали!

Некоторые девушки, став в строй и разорвав конверт, прыгали от счастья. Другие оставались абсолютно равнодушными. Третьи рыдали. Но генерал Аморфис не обращал на них внимание. Он продолжал зачитывать фамилии:

«Анна Препинаки!»

Девушка, стоявшая рядом с Дашей, побежала к столу с конвертами. Даша хорошо ее знала. Родом с Альфы Центавра. В Альдебаранскую Академию попала случайно. Не прошла конкурс в медицинский колледж на родине. В таких случаях либо идут в санитарки, либо в Академию. Для того чтобы стать младшим офицером космофлота, много ума не требовалось. По крайней мере, так считало правительство. Зато в академии Анна ценилась. У нее были длинные волосы и роскошная задница. Позабавиться с ней мечтала каждая первокурсница. Об Анне слагали легенды.

Сама Даша мечтала стать вулканологом. Но поступать в планетологический университет на Марсе она не решилась. Даша родилась на Альдебаране, и ехать за тридевять земель не хотела. Работать в сфере обслуживания, как большинство альдебаранок, тоже желания не было. Тогда она записалась в академию. Дежурившая на вахте преподаватель, долго изучала ее бумаги и, наконец, сказала:

«Из какого ты клана?»

«Клана?» — удивилась Даша, но потом сообразила.

Альдебаранцы, чьи предки служили когда-либо в космофлоте, делились на кланы. Каждый такой клан отправлял в академию одного-двух отпрысков. Дашины родители работали в электрической компании, и к космосу отношения не имели. Кажется, преподаватель приняла ее за «клон».

«Петренко!» — выпалила Даша самую известную фамилию.

«Отлично, — кивнула преподавательница. — Пойдешь на факультет косморазведки. Немного будет тяжело. Декан там, знаешь, строгая, но попривыкнешь».

«Строгая» декан была трансвеститом, подобно генералу Аморфису. Но, если Аморфис родился женщиной, и только прикидывался мужиком, то декан, майор Рута Червейная, носила подкладную грудь и подкладной зад: Анна Препинаки быстро встала обратно в строй и разорвала конверт.

«Сириус! — воскликнула она и тут же упавшим голосом: — Младший помощник третьего капитана грузового корабля».

«Повезло! — откликнулась Даша. — Там была вакансия на Меркурий, седьмой заместитель младшего пилота шатла».

Анна поморщилась. Служить на шатле она не хотела бы никогда!

Когда пришла очередь Даши, она спокойно подошла к столу, взяла конверт и разорвала, еще не став в строй. «Скопление Геркулеса, — прочитала она, — космопатруль. Должность не указана».

Вот так. Без должности, к черту на кулички. Это вам не у декана Червейной перед экзаменом мастурбировать! И не кланом

Петренко гордиться! Тут положение похуже Меркурия с шатлом.

Вернувшись в строй, Даша обратилась к Анне:

«Перепихнемся в последний раз?»

В общем-то Даша с Анной и первого не была.

«Извини, — покачала головой Препинаки. — Я обещала Стерве Ли».

«Даже с этим не везет», — подумала Даша и чуть не заплакала от возмущения.

2.

Спустя какое-то время на малой планете Мбама, в десяти световых годах от Альдебарана, капитан корабля-разведчика Маша Рамштайн сидела в баре местного транзитного космопорта и жадно пила имбирное пиво. Рядом сновали пилоты космических кораблей, полные тестостерона и грязных желаний. Но Маши они не домогались. Сорокалетняя женщина в капитанской форме выглядела специфично даже для этих мест — она держала в левой руке снятый с предохранителя лучемет. Бармен осторожно подошел к посетительнице и спросил:

«Что-то еще?»

Маша подала пустой бокал: «Плесни-ка!»

«Тринадцатый бокал за час», — подумал бармен и покачал головой.

«Шестнадцать! — словно прочитав его мысли, сказала Маша. — Их будет шестнадцать. Ровно столько лет мы работали с моим напарником Осипом Петренко. После каждой разведки заходили в бар пропустить пивка. Я бы чего и покрепче не против, а Осип, значит, нет, говорит, только пиво».

Женщина стукнула рукояткой лучемета по стойке. Она почти плакала.

Бармен покачал головой.

«Что произошло с вашим напарником?» — спросил он.

«Реморы, — ответила Маша, — подлые твари-реморы. Мы инспектировали орбиту их планеты, когда они сбили наш корабль. Три недели позорного плена, и он остался там, а я вернулась».

«Остался? — удивился бармен. — Как так?»

«С реморянкой, — ответила Маша, осушая бокал. — Их самки весьма коварны, принимают облик земных женщин и совращают наших разведчиков. На планете реморов я видела много таких дезертиров. В случае войны с землянами они их используют как живой щит». Бармен покачал головой. Пилоты собирались вокруг, чтобы послушать рассказ Маши.

«Я собираюсь вновь вернуться на планету реморов и вырвать Осипа из рук этих тварей, — закончила Маша, — вот только дождусь нового напарника».

«А что, если и этот напарник останется на планете с очередной реморянкой?» — спросил кто-то из пилотов.

«Вот уж нет! — закричала Маша. — Мой новый напарник — женщина из клана Петренко. Уж мы с ней развернемся!»

Пилоты покачали головами: две женщины в одном звездолете — это уж совсем как-то не по космическому!

Между тем, Маша размахивала лучеметом столь грозно, что толпа решила не ждать и мотать от нее подальше. Вдруг выстрелит!

Похоже, имбирное пиво действовало на разведчицу слишком специфично. В какой-то момент она решила, что дожидаться напарницы не стоит и двинула из бара, но где-то у самого выхода споткнулась и рухнула на пол. Бармен покачал головой и позвонил в единственную на Мбаме гостиницу, чтобы Машу отнесли в ее номер.

3.

Даша прилетела на Мбаму примерно в то же время, когда Маша рухнула на пол. Малые планеты везде одинаковы. Игорные дома, притоны и бары для космонавтов. Даша решила опустить осмотр достопримечательностей и отправилась прямо в гостиницу.

«Здесь должен быть заказан номер для Маши Рамштайн», — сказала она портье.

«А вы кто?» — спросил портье, он же хозяин гостиницы.

«Даже сама не знаю, — призналась Даша, — но она мне назначена в командиры».

«Сочувствую, — ответил портье, — стерва она еще та. От нее напарник сбежал на планету реморов. Поднимитесь на пятый этаж. Она в номере 516».

Номер 516 был раскрыт настеж. Маша пыталась принять душ, но ей мешала занавеска. Она грязно ругалась и отчаянно пыталась пролезть в ванну. Занавеска путалась между рук и ног. Отчаявшись, разведчица села на пол и заплакала. Плакать она позволяла себе только в особо интимные моменты, когда рядом никого не было. Но именно в этот момент в номер и зашла Даша. Увидев на полу в ванной комнате пьяную плачущую голую женщину, она удивленно остановилась.

«Чего стала, дура?!» — заорала Маша. Она злилась на себя и на вошедшую девушку.

Вместо того чтобы стоять на месте и растерянно хлопать ресницами, Даша неожиданно даже для себя поступила так: подошла к Маше и села на пол рядом.

Тут самое время описать наших героинь поподробней. Даше было двадцать два. Как и все альдебаранки, она носила короткую стрижку, была невысокого роста, и все, что мог бы запомнить мужчина в ее внешности — это большой чувственный рот. Как уже было сказано, Маше было под сорок. Впрочем, она принадлежала к тому сорту женщин, которые всегда выглядели моложе своих лет. Маша выглядела на тридцать девять. Длинные рыжие волосы были сплетены сзади в косицу. Пышная грудь вздымалась. На раскрасневшемся лице были видны капельки слез.

Маша возбуждала Дашу. Даша хотела Машу. Маша не понимала, чего хочет Даша. Но вот Даша провела ладонью по лицу Маши и поцеловала ее.

«Это безумие! — завопил внутренний голос Даши. — Она твой командир. Что ты делаешь, глупышка? Вдруг она гетеросексуальна, гетеросексуальней некуда?»

«У нее все получится!» — ответил внутреннему голосу второй внутренний голос.

Последнее никого не должно удивлять. Да, у Даши был второй внутренний голос. Она им пользовалась исключительно для того, чтобы заткнуть первый.

Губы и язык Даши ласкали губы Маши. Маша все еще не врубилась, что ж происходит. Пальцы Даши нащупывали соски на пышной груди Маши и легонько ущипнули их. Маша удивленно уставилась на Дашу.

«Ох, она меня тоже хочет», — подумала Даша.

Но Маша еще пока никого и ничего не хотела. Просто она после пива ужасно тормозила. Даша толкнула язык сквозь губы женщины.

Поцелуй был нежным и страстным. Они упали на пол. Маша, повинуясь инстинкту, срывала с Даши одежду, левой рукой гладила светлый ежик волос, а правой: искала между ног пенис и очень удивлялась, почему его там нет (чертовы инстинкты!) Наконец, Маше удалось освободить Дашу от строгой мини-юбки, затем от кальсон, затем от трусов № 1, затем от трусов № 2, затем № 3, затем от «тампакса» и «олвейс плюс».

«Ты как на северный полюс собиралась», — недовольно проворчала Маша.

Охваченная страстью Даша этого даже не услышала. Она опустилась на колени над разгоряченным телом Маши и принялась уверенно ласкать клитор. Маша легонько постанывала. Даша прикоснулась языком к клитору и принялась обхаживать его плавными волнообразными движениями. Два пальца, указательный и средний, вошедшие в мягкую плоть Маши, двигались туда-сюда. Маша обняла ягодицы Даши, пытаясь привлечь ее поближе к себе.

Никто не мог им помешать. Крики Маши неслись через открытую дверь номера. Постояльцы думали, что Даша ее бьет, и поэтому предпочитали не вмешиваться.

Портье, сожалевший о судьбе Даши, подключился к микрофонам, спрятанным на потолке номера Маши, чтобы услышать плачь бедной девушки, которую пытает Маша Рамштайн. Вместо этого он услышал странные звуки возни, чмоканий и вот — оргазмических выкриков!

Портье удивленно уставился на динамик. Это кричала Маша. Ух, как она кричала! При напарнике Петренко она только всхлипывала.

Портье покачал головой и спросил сам себя: «Неужели?»

В этот самый момент Маша, только пришедшая в себя от бурного оргазма, лежавшая голой на полу, вдруг приподняла голову, посмотрела на улыбающуюся Дашу и сказала:

«Черт возьми, подруга, ты кажется меня оттрахала!»

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх