Живой унитаз

Страница: 2 из 5

пустяки не могли. Третьим в куцей когорте общажных преферансистов был некто Игорь — угрюмый малоразговорчивый тип с четвертого этажа, который особого интереса у меня не вызывал и в круг моих знакомых попал, так сказать, в нагрузку к двум первым.

В тот дождливый субботний вечер, когда мы все вместе договорились расписать «пулю» в комнате у Вовика с Васей. Пиво лилось рекой, потому что чуть ли не каждый игрок счел своим долгом притащить с собой канистру или, на худой конец, трехлитровую банку пенного напитка. А оно, как из известно, рано или поздно дырочку найдет. И это была проблема, потому что туалет располагался ох, как не близко! Поэтому я, стараясь не отвлекаться на свои ощущения, пытался терпеть до последнего. Знаете, как оно бывает — дашь в начале слабину, так потом каждые пять минут бегать будешь: Какая уж после этого игра! Наконец, содержимое моего мочевого пузыря совершенно недвусмысленно запросилось наружу. Хочешь, не хочешь, пора было собираться в путь-дорогу.

 — Вован, гляди, чтоб никто фишки не сек. Мне отлить сходить надо...

 — А... Ну, иди, отливай! — усмехнулся Вова и зачем-то заглянул за отгораживающий часть комнаты платяной шкаф.

Я двинулся к двери.

 — Эй, ты куда? — загалдели Вася с Игорем и тоже выразительно замахали мне руками в сторону шкафа, — У нас тут свой сортир! Жанна, готовься!

«Причем тут какая-то Жанна?» — подумал я, пожимая плечами и начиная пробираться в указанном направлении. Я ожидал увидеть там что-то вроде тюремной параши или, на худой конец, помойного ведра, но то, что я там обнаружил... От неожиданности я даже ойкнул, ответом мне был довольный мужицкий гогот.

 — Ну, как тебе наш сортир?

За шкафом, прямо на замызганном половичке, лежала на боку с поджатыми к животу ногами полненькая чернявая девица в задранном до пояса домашнем халатике и спущенными до колен трусами! Это уже само по себе было в высшей степени неожиданно, но пикантности ситуации добавляло то, что в пухлую попку девицы был вставлен... шланг здоровенной клизмы, голубая резиновая кружка которой была подвешена рядом на вбитом в стену длинном гвозде. При виде меня девушка конфузливо закрыла лицо ладошками.

 — Ой, извините... — неловко замялся я, — Мужики, какой сортир? Здесь у вас девушка с клизмой лежит...

Ответом мне был новый взрыв хохота.

 — Так это наш сортир и есть!

Я еще раз пристально осмотрел отгороженный шкафом закуток и чудовищная догадка шевельнулась у меня в голове. Уж не в эту ли самую кружку на стене мне сейчас предлагается помочиться?! Вдруг бросилось в глаза, что она и впрямь была удобно подвешена аккурат на высоте обычного сортирного писсуара... Конечно, если нассать в нее, все до последней капли тут же стечет по трубке во внутренности лежащей внизу девицы и интерьер комнаты не пострадает, но... возможно ли в нашей патриархальной провинции такое издевательство над живым человеком?!

 — Виноват, а ссать-то все-таки куда? — на всякий случай решаю уточнить я.

 — А вот прямо в клизму и ссы! На второй этаж каждый раз не набегаешься, ведро поставишь — вонять будет, а так выведешь

Жанку раз-другой в конец коридора, и — нормалек! Да ты не бойся, она у нас терпеливая...

 — Мужики, так вы это серьезно?!! — не верю своим ушам я. Много разных мерзостей за свою жизнь насмотрелся, но чтобы вот так с женщиной обращались...

 — Серьезно, серьезно... Кстати, глянь там — у нее из жопы еще не подтекает? А то мы тут до тебя тоже постарались будь здоров...

 — Пока сухо, вроде... Нет, вы правда, что ли, девку под унитаз приспособили?!!

 — Ты, давай, лучше ссы быстрей! Не тебе одному охота...

Вот же, на хрен, изобретатели-рационализаторы! До чего додумались — живых людей в унитазы превращать... Как же это можно?! Смотрю на девушку — жду, когда она начнет протестовать — но она вдруг отрывает ладошки от лица и, краснея, молча кивает мне головой — давай, мол, что уж теперь... Боже, куда я попал! Первая мысль — бежать, куда глаза глядят, но охота пуще неволи и я, смирив гордыню, пристраиваюсь к кружке... О-о-о!!! Под журчание струи краем глаза вдруг замечаю, что Жанна, приподнявшись на локоток, с робким интересом рассматривает мой инструмент. Что, девочка, не видала еще таких? То-то же! А ты, кстати, тоже ничего, хотя я бы на твоем месте давно бы уже повесился:

Прикидываю количество жидкости. Почти литр, наверное, даже из кружки в кишку сразу уходить не успевает. Долго же я терпел! Но я-то ладно, я свое слил, а вот сколько этого добра сейчас внутри нее?! Они ж тут без меня целую канистру усидели! С чуть брезгливым любопытством продолжаю наблюдать за лежащей у моих ног Жанной. Держится молодцом, хотя как раз в это время по резиновой трубке, ныряющей в щель между ее бледными ягодицами, внутрь нее бурным пенистым потоком несется моя моча. О, мерзость!!! Как она такое терпит?

Ф-фу... Наконец то... С чувством огромного облегчения стряхиваю последние капли в кружку и возвращаюсь за стол, пропуская вперед очередного нетерпеливого страждущего — на этот раз Вову. Слышу, как через несколько секунд несчастная Жанна вновь начинает принимать в себя очередную порцию мочи...

 — Ну вы, мужики, даете... — потрясенно качаю я головой, вновь берясь за карты, — А срать в нее вы, часом, не пробовали?

 — Технически это несложно, — спокойно заметил интеллигентный Вася, — Нужен только шланг потолще да воды побольше. Но по-моему, раз в день посрать и на толчок спуститься можно. Потом, опять же, жопа бумагой быстро забиваться будет... Чувствуется сантехник-профессионал!

 — А тебе, Михалыч, замечание! — на ходу застегивая ширинку, говорит мне только что возвратившийся из-за шкафа Вова, — Что ж ты в нее столько пены нагнал, что теперь она аж назад прет! Я вошел — там даже в кружке булькало!

 — А что же делать?

 — Ну, ссы хотя бы не прямо, а чуть вбок, на стенку... Нашей Жанной — ей тоже с умом пользоваться надо! И не вздумай туда бычки кидать! А то повадился тут один:

Час от часу не легче!

 — Ладно, не буду... Слушайте, хлопцы, скажите мне честно, как же она все-таки на такое согласилась?!! Платите вы ей, что ли?

 — Кому, Жанке? Еще чего! Она ж Вовкина сеструха родная!

Сказано это было таким обыденным тоном, как будто сам факт ее кровного родства с кривоносым слесарем Вовой по определению давал всем желающим законное право безнаказанно сливать внутрь нее отходы своей жизнедеятельности! Свет померк у меня в глазах...

 — Тогда я вообще ничего не понимаю... Как же можно... вот так... со своей сестрой?

 — Да блядь она просто, каких свет не видывал, а не сестра! — без тени жалости сообщил Вова, — Жанка, ты ж у нас блядь?

 — Блядь, — сокрушенно подтвердил из-за шкафа тонкий девичий голос.

 — Во-во... Блядь и алкоголичка! Это в двадцать-то лет! У нее ж там один хрен, что спереди, что сзади — давно пробы ставить негде! У нее ж, если кто-нибудь в очко не вставил — день зря прошел!!!

 — В попку мне не нравится! — честно сообщила из-за шкафа Жанна, — Это вы, кобели, так и норовите туда залезть!

 — Повякай мне еще! Нехрен подставлять! — в горбоносом слесаре явно проснулся педагогический зуд, — Работать вот тоже ни хера не хочет... Тебя за прогулы того гляди с завода попрут, слышь, Жанка?

 — Да я сама оттуда первая сбегу, на хер! Я там все равно сдохну! Сегодня вот опять до самого обеда в противогазах ведрами какую-то мутотень таскали... А ты ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх