Живой унитаз

Страница: 4 из 5

очко живее, а то щас пенальти бить начнут...» Ну, и так далее: Покажите мне другую такую бабу, способную на столь унизительное самопожертвование единственно ради того, что ее дорогому братцу, видите ли, просто лень было в сортир прогуляться! Нет, с головой эта семейка явно не дружит...

 — А что такого? — беззаботно продолжил Вован, — Ты ссышь, она в себе держит... Удобно!

 — Удобно, — эгоистически согласился я, — Но не по-людски как-то...

 — А что тут у нас вообще по-людски делается? Все через жопу! Михалыч, ты не отвлекайся, секи фишку... Видишь, он бубну сносит!

Какое-то время мы молча метали карты. Кто-то закурил:

 — А еще ты мне туда всю пепельницу вытряхнул! — глядя в пустоту, сказала вдруг Жанна.

Я оторопело взглянул на ее братца.

 — Ну и вытряхнул, подумаешь! — не стал отпираться Вован, — Все равно выносить пора было! Я и решил проверить, проскочат бычки или в шланге застрянут? Он же гофрированный:

 — И как результат?

 — Проскочили! Последний бычок, помню, прямо изо рта туда выплюнул. Еще горящий. Так у нее аж из жопы зашипело!

Меня передернуло.

 — А потом ты втихаря к шлангу прикрутил маску и мне на голову ее натянул! — все тем же бесцветным голосом продолжила Жанна.

 — Подумаешь, уж и пошутить нельзя!

 — Ага, это тебе шутки! А я чуть не задохнулась во всем этом дерьме:

О, господи! Меня сейчас вырвет:

 — Жанночка, золотце, я тебе, конечно, сочувствую, но: Вам не кажется, ребята, что пора сменить тему?

Девушка потупила очи.

 — Вот я и говорю, — подытожил довольный произведенным эффектом Вова, — С ее блядства все равно никому никакого навару, а так и нам польза, и ей!

 — Господи! Ей-то какая польза от всего этого?

 — Ты про уринотерапию слышал? Ну, а потом в нашем ссанье спирту, наверное, не меньше, чем в пиве. Так что она, небось, тоже балдеет!

 — Тебе бы так балдеть! — обиженно морщится Жанна.

 — А ты лучше помалкивай, чмо парашное! Думаешь, Михалыч, она тут с нами сильно утомляется? Хрена лысого! Сейчас вот доиграем, она сходит, просрется, морду подмажет, сиськи выкатит и опять на блядки побежит... Интересно, с кем сегодня?

 — Да вот хоть с ним! — бесстыдно прильнула ко мне Жанна, — А что? Симпатичный...

 — На хрен ты нашему Михалычу усралась! — презрительно бросил Вован, но в глазах у него мелькнул огонек беспокойства.

 — Нет, ну почему... — пробормотал я, — Жанна очень даже ничего!

Она и впрямь не успела еще подурнеть от своего образа жизни настолько, чтобы окончательно потерять в моих глазах всякую привлекательность...

 — Вот видишь, Вова! — назидательно заметила Жанна, — Я ему нравлюсь! Правда, Сережа?

Хамить дамам, какими бы они не были, с детства не приучен. Пришлось кивнуть. Наградой мне был трогательный поцелуй в щечку.

 — Вот! А ты говоришь...

Внезапно мне снова захотелось отлить.

 — Жанна, ты извини, но...

Она поняла все с полуслова и тотчас нырнула за шкаф. Я пошел за ней.

 — Погоди, — придержал меня за рукав Вова, — Там надо кое-какую подготовку провести...

 — Иди, Сережа, иди! — пропела из-за шкафа Жанна, — Не волнуйся, Вовик, он сам справится!

 — Ну, как хочешь...

Обогнув шкаф, я шагнул к девушке. Она без лишних слов вручила мне конец шланга висящей на гвозде клизмы и принялась снимать трусы. Я с недоумением осмотрел шланг, и он показался мне каким-то странным. Во-первых, на нем не было наконечника, который следовало бы засовывать в задницу, а во-вторых, сантиметрах в пятнадцати от его конца на нем красовался огромный желвак из синей изоленты, размером чуть ли не с куриное яйцо. Откуда он тут вдруг взялся?!

 — Жанна, а где же наконечник? И что это еще за набалдашник из изоленты? Его тут раньше не было...

Девушка печально улыбнулась.

 — Без наконечника быстрее льется, — проворковала она, задирая повыше подол халата, — А эта штука... она и раньше была.

Только внутри, понимаешь? Это Вовчик специально сделал, чтобы из меня саки обратно не выливались...

 — Так эту толстую балду тоже надо будет тебе в попку запихивать?!

 — Ничего, Сережа, я потерплю! Тут где-то баночка с вазелином была...

Блин! Все предусмотрели!

Она поворачивается ко мне спиной и плавно нагибается, словно отвешивая земной поклон висящему напротив портрету Талькова. Какой эффектный ракурс! Ссать вдруг резко расхотелось. Вместо этого я почувствовал, как мой истосковавшийся по женской ласке прибор что есть силы рванулся на свободу... Прекрасно! Только этого не хватало!

 — Ну, что же ты? — кокетливо крутит попой моя кареглазая чаровница, — Вставляй скорее, а то обоссышься еще!

 — Нет, Жанна... Тут другое...

Она недоуменно поворачивает голову и сразу замечает характерное вздутие на моих брюках.

 — Ого, какой красавец! — полушепотом восхищается Жанна, нагибаясь еще ниже, — Познакомишь?

 — Легко!

В самом деле, в институте был первый парень на деревне, а тут за целый месяц — хоть бы с кем! Стыд-позор тебе, Сережа! А, к черту приличия!!! Да здравствует свобода!!!

Дз-з-з-з-з! — стремительно разъезжается молния на брюках, и мой закаленный в боях бронебойный снаряд с ходу врезается в темные глубины соблазнительно хлюпающей похотливым соком дыры... Разом приняв в себя моего крупнокалиберного дружка по самые помидоры, Жанна судорожно дернулась всем телом и громко охнула от неожиданности — как мне показалось, с некоторым облегчением.

 — Ты чего?

 — Боялась, что ты мне сейчас в попку засадишь, — шепотом призналась Жанна, — Знаешь, как больно!

 — Понятия не имею! Ладно, молчи... Не ломай кайф...

Я что есть силы работал бедрами. Жанна сладострастно постанывала. Скрыть это от посторонних ушей было решительно невозможно...

 — Вот же блядь! — с раздражением пробурчал из-за шкафа Вован, — Гляди, уже до мастера добралась! А ты, Михалыч, тоже хорош! Пошел ссать, ну, так и ссы...

 — Извините, ребята... Тут такие дела...

 — Дела будут у прокурора! — мрачно заявил Вован, — А ты давай-ка, завязывай с еблей!

Какая муха его укусила? Впрочем, меня уже и так хватило бы ненадолго. Не успел я клятвенно пообещать, что немедленно оставлю его сестру в покое, как мой несгибаемый герой дрогнул и смачно выплеснул внутрь Жанны тугую пульсирующую струю густой горячей спермы! В глазах у меня потемнело, сердце бешено заколотилось... Жанна тоже еле держалась на ногах. Наконец, я вынул из нее свой слегка обмякший инструмент и собрался уже водворить его на место постоянной дислокации, как тут мне снова до смерти захотелось ссать! Торопливо оглядевшись по сторонам, я судорожно схватился за свисающий конец клистирной трубки, намереваясь поскорее запихнуть его в раскрасневшуюся задницу моего походно-полевого унитаза, но тут же с удивлением обнаружил, что у меня отчаянно трясутся руки! Вот что значит месяц воздержания: К счастью, на помощь мне пришла едва отдышавшаяся Жанна. Взяв из моих дрожащих рук шланг клизмы, она красиво поставила правую ногу на высокую дощатую табуретку и заученным движением, также не лишенным известной грациозности, аккуратно ввела его конец себе в прямую кишку. С намотанным на трубку желваком ей, правда, пришлось повозиться чуть дольше, но ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх