Живой унитаз

Страница: 5 из 5

вазелин сделал свое дело, и толстый синий комок изоленты тоже натужно скользнул вглубь, наглухо запечатав ее задний проход изнутри. Закончив все приготовления, она вдруг неожиданно обхватила меня за шею и жадно впилась своими губами в мои. Остановилась она только тогда, когда я начал уже откровенно приплясывать на месте. Тут Жанна, наконец, снова вспомнила о своей миссии и, выпустив меня из жарких объятий, покорно свернулась на полу калачиком, глупо хлопая оттуда накрашенными ресницами и почти с обожанием глядя на меня все то время, покуда я деловито наполнял ее потроха мочой. Из-за шкафа я вышел весь перепачканный помадой и с ощущением невыразимого скотства всего происходящего...

Конечно, я был бы не вполне искренен, если бы заявил, что тот вечер не оставил у меня никаких приятных воспоминаний, однако, поразмыслив обо всем происшедшем с утра на трезвую голову, я пришел к закономерному выводу, что чем меньше я буду вращаться в подобного рода кругах, тем для меня и моих престарелых родителей будет лучше. И суть была даже не в том, что Вовик со своими приятелями облегчили мой кошелек на изрядную по тем временам сумму. Просто я окончательно убедился, что уж если люди, которых я какое-то время всерьез считал хоть немного достойными своего общества, на поверку оказались форменными придурками и извращенцами, то здесь мне надо поистине держать ухо востро! Правда, в общаге мы потом еще какое-то время изредка натыкались друг на друга, при этом Жанна под любым предлогом пыталась восстановить мой интерес к себе, но я уже вовсю дрейфовал в противоположном направлении и, за исключением пары скоротечных пьяных перепихов, никаких надежд на себя ей не оставлял. Хотя она, дуреха, поначалу даже пирожки мне в комнату таскала, да и с бухлом завязала почти что... В общем, как она не старалась, сторониться я стал и ее самой, и ее ненормальной компании. Как следствие, вечерние посиделки у Вована, насколько мне известно, стали все чаще происходить без нее, в результате чего сильно подозреваю, что кое-кому снова пришлось вспомнить, где в общаге расположен мужской туалет. На работе же дела у нее, по слухам, шли все так же вкривь и вкось, так что в конце концов ее, вроде бы, даже разжаловали из аппаратчиков в уборщицы. Впрочем, на этот счет точной информации у меня не было. К тому времени я давно уже потерял ее из виду...

Последнее мое выяснение отношений с этой в высшей степенью странной особой случилось при достаточно комичных обстоятельствах. В ту пору стояли жаркие августовские дни, в раскаленном городском воздухе висело пыльное марево, но несмотря на жару, я каким-то непостижимым образом ухитрился простудиться и больше недели честно провалялся в постели с ангиной. Вернувшись после болезни на работу, я в первый же день налетел на небольшую неприятность. Перед самым обеденным перерывом тали, на которых поднимали к загрузочному люку реактора с мешалкой бадью с 200 килограммами хлористого алюминия, неожиданно заело, в результате чего вся нижняя площадка нашего многострадального десятикубовика оказалась щедро засыпанной этим на редкость вонючим порошком. Едва встал естественный вопрос, кому все это убирать, как всех моих работяг тут же как ветром сдуло в столовую. Надежда оставалась, как всегда, только на женщин...

 — Борисовна! — окликнул я проходившую мимо кладовщицу, — Что это там за деваха с веником в конце коридора маячит?

 — Так то ж уборщица наша новая. Вы ее не знаете, она у нас только неделю работает...

 — Уборщица, говоришь? Ну так выдай ей срочно совковую лопату, ведро, противогаз, и пусть быстрее чешет убирать хлористый алюминий на третий реактор! А то на участке уже дышать нечем!

Дел у сменного мастера в цехе по горло. Я уж и забыл об этом своем распоряжении, когда, ближе к концу смены, занесло меня опять в его дальний конец, к нашему раздолбанному десятикубовику. Еще на подходах в лицо мне ударила волна такой едкой вони, что я аж зажмурился. Батюшки, да это ж наш хлористый алюминий, будь он неладен вместе со всей реакцией Фриделя-Крафтса!

 — Егорыч! Что за безобразие! Почему до сих пор не убрали?

 — Да вон, убирает тут одна! — усмехается в усы пожилой бригадир, — Из-за нее хлопцы уже все шеи себе посворачивали...

Задираю голову. И впрямь, что это там за согнутое в три погибели чудо с хоботом на площадке корячится, трусами «в попу» из-под халата на весь цех сверкает? Уж не наша ли новая уборщица, которую я два часа назад сам же на этот чертов хлористый алюминий и бросил?

Подхожу ближе. Так и есть. М-да, девушка, противогаз-то, гляжу, тебе выдали, а вот спецодежда и впрямь не фонтан... Конечно, уборщице по разнарядке только халат полагается, да и жара в цехе под 40, но ты же ведь сейчас все-таки не бумажки убираешь, а на тебе даже колготок нет! Недосмотр. А вдруг какая-нибудь дрянь на ногу попадет? Или голой задницей куда-нибудь не туда сядешь? Штаны бы тебе надо выдать, от греха-то подальше... Отвечай еще потом! В два прыжка забираюсь на площадку и, чтобы привлечь внимание новенькой, бесцеремонно хлопаю ее рукой прямо по выпяченной попке. Обладательница нескромных трусиков с возмущенным мычанием стремительно поворачивается в мою сторону и срывает с себя противогаз. Вот те раз! Жанна!

 — Ты чего руки распускаешь? — в сердцах отшвыривает она в сторону лопату и рукавицы.

 — Подол поправь... Скажи лучше, откуда ты тут взялась?

 — Оттуда! Перевели к тебе в цех по моей просьбе. А ты, я вижу, ничуть не лучше нашего Фесенко! Мне сказали, это ты меня сюда загнал...

Глядя на ее потное раскрасневшееся лицо, я невольно начинаю испытывать некоторые угрызения совести. Ведь, строго говоря, свои полномочия я действительно превысил. Дело уборщицы — полы в раздевалках мыть да подоконники протирать, но уж никак не сгребать всякую химическую отраву, оставленную на площадках растяпами-аппаратчиками! Но тех попробуй, заставь — сразу начнут права качать, сверхурочных требовать...

 — Ну, Жанна... Если б я знал...

 — Что — если б знал? Другую девчонку сюда бы послал? Когда эти твои бугаи на свежем воздухе дурака валяют?!

 — Жанна... Ну, как ты не понимаешь... Они ведь тоже делом заняты!

Казалось, она вот-вот заплачет. Мне тоже нестерпимо ело глаза...

 — Ладно, мне работать надо!

Она демонстративно натянула на себя противогаз и снова принялась шуровать лопатой в зловонной куче рассыпавшегося по площадке реагента. Я хотел было ее остановить, но передумал и поспешил прочь... Хрен с тобой, и без штанов хороша будешь! Эпизод этот, впрочем, так и не получил никакого продолжения, поскольку в нашем цехе она тоже не задержалась. А потом и вовсе сгинула куда-то вместе со своим чумовым братцем. Да и сам я через полгода, так и не дождавшись обещанной жилплощади, счел за благо перевестись в другой город, благо заводское начальство не слишком возражало... В общем, о городе Шебекино у меня остались не самые приятные воспоминания. Но самое горькое из них — воспоминание о «живом унитазе», этой так и не понятой мной кареглазой бляди с нежным и трепетным сердцем...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх