Маленькая прелестница

Страница: 1 из 2

В тот день, не смотря на хорошую погоду, я не делал никаких попыток выбраться из постели, чему Катя была очень рада, так как это полностью совпадало и с ее желаниями. Мы нежились в нашем уютном ложе до самого вечера, плавно переходящего в ночь. Мы ласкались, занимались любовью, играли друг с другом, делали друг другу массаж, ходили по очереди на кухню за разными вкусностями и кормили ими друг друга, опять занимались любовью... Катя лежала у стенки, а я гладил ее рукой, уткнувшись носом ей в плечо, одновременно наслаждаясь ее гладкой бархатистой кожей и ее запахом. Но тут она приподняла рукой одеяло и начала через меня перелезать.

 — Ты куда? — спросил я.

 — В туалет, — ответила она.

Я согнул ноги в коленях, не давая ей лезть дальше, потянул ее за руки и она, лишившись точек опоры, рухнула прямо на меня.

 — Я хочу пи-пи, — игриво жалобно проговорила Катя, — моя пиписечка очень хочет сделать еще одно мокрое дельце.

 — Не дельце, а дело, — с серьезным выражением лица поправил я и с лукавым удивлением добавил: — Неужели ты хочешь пописать без меня?

Какое-то время Катя соображала, что ответить. Она была скромной девушкой, но на наши отношения это не распространялось, и в том была заслуга нас обоих и искренности всех наших желаний друг по отношению к другу.

Однако ее реакция оказалась для меня неожиданной. Она горделиво выпрямилась и, стоя передо мной на коленях с раздвинутыми ногами, выставила вперед низ живота и раскрыла одной рукой губки своей аккуратно выбритой киски. Другой рукой она взяла мою руку и хорошо смазала своей слюной подушечку моего среднего пальца. Потом она приставила этот мой палец к отверстию своего мочеиспускательного канала и начала плавно водить им по нему.

 — А вот эту мою дырочку ты еще и вправду не изучал так тщательно, как остальные, — с улыбкой сказала Катя, — но если мы будем продолжать такую ласку, то я прямо здесь сейчас и описаюсь.

Не могу сказать, что я был против, но ночь только начиналась и была еще полна планов, исполнение которых сегодня предполагало сухую кровать.

Я люблю совмещенную ванную комнату с туалетом за ее большой размер и более широкие возможности использования. Такая в тот день была и у нас. Я убрал свой палец, увлекательно ласкающий одну из самых маленьких Катиных дырочек, и дал ей возможность встать с постели и пойти в туалет. А сам пошел за ней. Эти несколько шагов она прошла, так соблазнительно двигая попкой, что я, пока шел сзади, ни на секунду не оторвал своего взора от этой наипривлекательнейшей части ее тела. Она вошла в ванную комнату, подошла к унитазу и, как в сказке про избушку на курьих ножках, повернулась к нему задом, а ко мне передом. Это был первый раз, когда при мне и так явно Катя должна была облегчить свой мочевой пузырь. Я заметил небольшое смущение в ее глазах. Тогда я взял ее за голову и горячо поцеловал в губы. Это ее расслабило, и она начала приседать на сиденье унитаза, но я удержал ее. Прежде чем в ее глазах успел появиться немой вопрос о причине этого моего действия, я сказал ей, что каждую дырочку у такой красивой и сладкой девочки, особенно перед важным делом, нужно всячески ублажать, и, в данном случае, нежнейшей лаской. Я встал перед ней на колени, раздвинул руками губки киски и очень нежно начал щекотать языком и целовать ее малюсенькую, но ощутимую и очень приятную дырочку, из которой вот-вот должна была политься золотистая струйка. Мои поцелуи никогда столько не концентрировались на этой ее точке, и Катя ощутила новую для нее гамму эмоций. Мои губы влажно посасывали, а язык теребил это ее отверстие так, что она нетерпеливо заерзала и, положив руки мне на голову, сказала, что уже почти не может терпеть и сейчас описается. Она даже немного согнулась и приподняла одну ножку, поджав ее в попытке сдержать настойчивые позывы ее мочевого пузыря. Хотя я и понимал, что чем дольше ожидание, тем приятнее будет процесс облегчения, но все же мучить ее этим я не собирался. Я еще раз с удовольствием лизнул ее там и дал ей возможность сесть на унитаз. Катя села, смотря на меня, и я увидел в ее глазах радость от уже неминуемой и скорой возможности справить свою нужду. Я взял ее за колени и широко развел ее ноги в стороны, чтобы как минимум видеть весь процесс полностью. Кате понравилось это мое решительное действие, и она даже отклонилась назад, чтобы вид для меня стал еще лучше. Я присел на корточки между ее ногами, и она с легким стоном облегчения пустила из себя журчащую струйку.

Я очень хорошо видел, как из той маленькой дырочки, которую я только что с таким упоением целовал, бьет ручеек, раскрывая и оттопыривая ее миниатюрные стеночки. Катя долго ждала этого момента и просто кайфовала, оттого что он, наконец-то, наступил. И еще ей очень нравилось быть сейчас такой откровенной, так открыто писая при мне. Я взял руками ее за икры, склонил голову и начал целовать ее бедра сверху, постепенно перебираясь к их внутренним сторонам. Катя немного смутилась и попыталась сдвинуть ноги, но мои плечи, которые находились между ними, не дали ей такой возможности, и она быстро поняла, что это ее желание было неуместным. Ее ручеек журчал в нескольких сантиметрах от меня, а я целовал ее ножки совсем близко к его источнику и ощущал лицом колебания воздуха, вызванные его напором. Несколько маленьких теплых капель попали мне на щеку. Я практически лежал на ней своим торсом и обнимал ее руками за бедра и талию. Я так уютно чувствовал себя, что мне совершенно не хотелось, чтобы это заканчивалось, и я с радостью вспоминал то большое количество воды и разных напитков, которые были выпиты нами накануне. Катина струйка текла с бодрым журчанием все с той же силой. Я еще приблизился к ней и поцеловал ее живот. Мне даже казалась, что я чувствовал, как внутри нее берет начало этот гейзер, и я стал целовать ее гладенький животик еще более сильно и упоительно. Катя издала легкий стон... Я медленно спустился губами к ее лобку, а потом кончиком языка прижался и легкими движениями начал ласкать клитор. Катя громко застонала. Никогда раньше ей — писающей девочке — не ласкали в этот момент клитор языком! Она на мгновенье замерла, и я почувствовал, что она еще сильнее раскрылась передо мной, желая моих ласк. Горячая струя текла из нее ровно и лишь изредка какая-то дерзкая капелька отскакивала и попадала на меня. Я сильнее впился губами в ее клитор и был просто без ума от всего происходящего. Катя писала прямо из под моих губ, а я в это время страстно лизал ей клитор. Ее напряжение стало стремительно возрастать, и она заерзала на сиденье унитаза, стараясь сильнее подставляться под мои ласки. Я лизал ее там не отрываясь. И тут она разразилась оргазмом, который заставил золотой ручеек выписывать вензеля по всему периметру унитаза. Досталось немного и мне.

После этого Катя сказала, что таких ощущений никогда не испытывала и что очень благодарна мне за столь неожиданное и такое классное мероприятие. Но нарастание моего возбуждения тоже имело свои пределы, и я, сильно вцепившись руками ей в бедра, придвинул ее к себе прямо на унитазе. Еще не закончившая писать и не совсем отошедшая от оргазма, Катя от неожиданности замерла, ее ручеек остановился и перестал течь. Я приподнялся с корточек, и она первый раз за все это время увидела мой напряженный и торчащий член. Катя инстинктивно попыталась шире развести свои ноги в стороны, но дальше уже разводить было некуда. Слегка приподняв ее и поддерживая за попку, я чуть присел и вошел в нее, сидящую на пластиковом обруче, до самого основания своего члена. Ее влагалище было настолько мокрым от возбуждения, что я просто провалился в него. Но с Катиной помощью оно как обычно плотно обхватило меня своими крепкими стенками и я с неземным удовольствием начал медленно двигаться в нем.

Несколько моих движений и мы оба уже стонали, забыв об одном незавершенном процессе. Мои руки держали Катю за попу, и я ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх