Плановый осмотр

Страница: 2 из 2

рук грудь Аннет, я облизнул губы, встал и хрипло велел ей перемещаться на кресло, не оправляя рубашку. Она коротко и тревожно взглянула на меня, однако покорно встала и подошла к креслу, которое я оборудовал, как ни забавно это звучало, с максимальным удобством для себя: приступочка, позволяющая моему паху находиться на уровне вагины, распростертой на кресле клиентки, выдвигалась бесшумно и незаметно. Верхняя часть кресла была чуть под углом, но так, чтобы клиентка не могла видеть моих манипуляций.

На минуту я отвернулся, давая возможность Аннет забраться на кресло, и бессмысленно уставился в потолок. Потом медленно повернулся и замер от восторга, пронизавшего все мое тело подобно сладкой судороге.

Девушка лежала, широко разведя ноги, опущенные на подставки, рубашка сбилась на талии, грудь вздымается от волнения и робости, глаза, как всегда, закрыты, щечки залиты румянцем. Лоно ее было покрыто мягкими курчавыми золотистыми волосками, розовая щелка слегка увлажнена (не моими ли стараниями?), пунцовая горошинка клитора налита восхитительной сладостью. На нетвердых ногах я приблизился (к черту перчатки), тихо велев девушке лежать спокойно и дышать ровно, и прикоснулся средним пальцем к источающей влажный аромат чистоты, девственной (надеюсь) вагине. Осторожно начал поглаживать розовые лепестки, наслаждаясь их нежностью, затем ласково прикоснулся к клитору, Аннет вздрогнула и еле слышно охнула, а я аккуратно надавил на него и не отпуская стал массировать, жадно пожирая глазами распростертое передо мной тело. Мои старания увенчались успехом — девушка стала дышать прерывисто и возбужденно, однако глаз не открывала, щелочка ее увлажнилась настолько, что мои пальцы скользили без труда, проникая внутрь, туда, откуда выступили светлые прозрачные капли ароматного сока. Да, она была девственницей, но я-то был специалистом и мог без труда помочь ей избавиться от этой досадной помехи незаметно для нее самой.

Вокруг витал аромат влажных лилий, я задыхался, я не мог больше терпеть. Незаметно выдвинулась приступочка, я встал на нее, одной рукой продолжая поглаживать блестящую от влаги розовую плоть, забираясь пальцем все глубже и глубже, до тонкой преграды, а другой рукой развел полы халата и высвободил из брюк член, на который, подумав, не стал наносить смазку. В тот момент, когда я нагибался к лицу Аннет, она, наконец, решилась открыть глаза, но вымолвить ничего не успела, так как я со стоном прильнул к ее губам.

Мой язык скользнул в ее рот, переплелся с ее прохладным сладким язычком, я глотал ее слюну, я был в неистовстве. Ее руки, до сих пор бессильно лежавшие по обе стороны ее тела, вспорхнули вверх и вцепились в мои плечи — девушка пыталась оттолкнуть меня, но без особого желания. Я придвинулся ближе и накрыл ладонями и ее груди, продолжая целовать упрямый мягкий рот, принялся сжимать их и массировать с яростным напором, соски уперлись мне в ладони, я свел их вместе, слепо пробежал губами по шее Аннет и, пробормотав: «Тише, тише, все хорошо, мадемуазель», — нырнул лицом в сладко пахнущую ложбинку между двумя полушариями, губами натолкнулся на холодный металл кулончика, затем, придерживая груди сведенными вместе, по очереди облизал нежные розовые соски, покусал их легонько, обвел языком ореолы, провел по белоснежной плоти, окружавшей их, складочку под грудями я зацеловал до вожделенных пурпурных засосов, а тем временем мой член уперся во влажную щель моей пастушки и массировал ее клитор, покрываясь соками, истекавшими из девственной дырочки. Аннет не кричала, нет, она стонала и пыталась оттолкнуть меня, но все слабее и слабее, ее голова металась по подушке, под моими ладонями грудь часто вздымалась и опадала, я все еще не мог оторваться от нее и продолжал терзать белую упругую плоть и розовые твердые соски, то стискивая, сжимая их в горстях, то приникая к ним ртом. Придвинувшись совсем вплотную, я опустил одну руку и направил головку члена в нужное местечко, плоть подалась неохотно, впуская меня; продолжая зацеловывать губы и грудь Аннет, я стал тихонько двигать бедрами, пока не почувствовал, что головка уперлась в преграду. Девушка охнула.

 — Вам больно, мадемуазель? — шепотом осведомился я.

 — Немного: — простонала она.

И тогда мне пришлось отпустить ее грудь и опуститься на колени на приступочку, так, что мои губы и язык полностью погрузились в сочащуюся влагой розовую плоть. Я ласкал ее, пока у меня не свело скулы, пока я не стал задыхаться от болезненного вожделения, глотая ее сок и терзая языком мокрые складочки, чувствуя ее пальцы в моих волосах, слыша ее стоны. Подготовив ее, я торопливо выпрямился, навалился на Аннет и вошел в нее до конца, почти безболезненно миновав преграду и почувствовав членом влажный жар внутри девушки. Ее грудь вздрагивала под моими руками, пока я ритмично двигал бедрами, вводя и выводя набухший член — крови было совсем немного, она смешалась с соками, обретшими розоватый окрас, я жадно целовал мокрое от слез лицо Аннет, волосы на ее висках, влажные от пота, шею, плечи, грудь, покрытую следами моих поцелуев, мокрую и блестящую от пота и моей слюны, я сжимал ее соски в ритме соития и покусывал их, а девушка выгибалась дугой, подставляя их моим губам. Похоже, мы кончили одновременно, когда я исхитрился дотянуться губами до ее живота, стянув ниже рубашку, провел языком по белой плоти, улавливая ноздрями запах соков и крови, затем моментально вернулся к грудям, сжал их в ладонях и жадно уставился в глаза Аннет — они закрылись только после легкой судороги, пробежавшей по ее телу и передавшейся мне. Мышцы ее влагалища сжались, плотно обхватив меня, я кончил — будто маленький атомный взрыв расцвел на кончике моего члена — и с минуту лежал на груди Аннет, тяжело дыша и приходя в себя.

Потом: потом я смыл следы спермы, соков и крови с члена и обмыл ваткой влагалище пастушки, которая плакала беззвучно, но благодарно, помог Аннет спуститься с ложа любви, подвел к кушетке и начал одевать как ребенка — девушка дрожала и вялыми пальцами помогала мне застегивать пуговки и крючки. Застегивая ее блузку, я не удержался и на прощание прильнул губами к розовым соскам, уже утратившим твердость, но нестерпимо соблазнительным, потом все же застегнул пуговки до самого горла, поцеловал влажные губы, глаза, щеки, трясущимися пальцами черкнул в карте пациентки «Здорова», вручил ее Аннет, и когда девушка, дрожа, покинула мой кабинет, я быстро убрал все следы моей безрассудной страсти в смотровой, выждал время, откашлялся и поднял трубку местного телефона:

 — Мадам Делабрю, — сказал я, услышав голос медсестры. — Пригласите следующую клиентку.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх