Мамин герой

Страница: 3 из 5

отметкам под руками. Она приподняла одну грудь и сказала: «Сюда еще». Я втирал крем по нижней границе грудей, а она в это время приподнимала их. Соски приподнялись и выдались чуть вперед, увеличившись на четверть дюйма. Она легла на спину и сказала, что так будет легче. И спросила, не против ли я? Груди распластались, напоминая холмы, более скругленные на вершине. Они чуть свисали по сторонам. Она скрестила руки на животе, и сместила груди еще выше.

Я сказал: «всегда рад помочь». Черт, опять. Я выдавил чуть крема на правую руку и начала втирать его под обеими грудями, и внизу по сторонам, подмышками, где ремешки врезались в тело. В это время у меня была возможность все рассмотреть. Ее ноги внизу свисали с кровати. А начиная от бедер и выше она лежала на кровати. На ней все еще были колготки. Это придавало ее ногами вид приятного загара, по сравнению с мягким белым цветом живота. Так же были видны черные трусики на вершине колгот. Они были из лоснящегося нейлона с кружевами по верхнему краю. Они тянулись до половины бедра, а колготы были до самой талии. Пупочек был как раз над резинкой. Почему-то мне захотелось поцеловать его. Я начал терять нить того, что делаю.

«Здесь», — указала она, беря бутылочку с лосьоном. «Попробуй так», — сказала она, выжимая ее на кружок вокруг каждого соска. Я глубоко вздохнул и положил руку на сосок и размазал все вокруг, ощущая грудь и сосок, прямо как я мечтал. Моя левая рука была у меня на коленях и делала что она хотела, пытаясь почесать у меня внизу. На мне были просторные спортивные шорты, так что мое возбуждение было незаметно, но зажато в мешочке моих плотных трусов. Мне хотелось освободиться, чтобы мой член мог встать свободно. Маме мой массаж определенно нравился. Она закрыла глаза и выгнула грудь дугой. И издавала тихие звуки, когда я занимался сосками. Она не возражала, когда я зажал их между пальцев. Мне нравилось втирать крем вниз в ложбинку между грудей, где всего лишь час назад я мечтал увидеть свой член.

«О да, еще», сказала она, выдавливая полоску крема от ложбинки вниз до пупка. Я размазал его по животу и низу груди моей левой рукой, а моя правая в это время продолжала играться с грудью. До сих пор я не осознавал, насколько узкая у нее талия. Я размазал крем по всему животу и по сторонам талии. Потом я положил обе ладони на ее груди и помассировал их одновременно. Соски были твердые и сильно выступали. Я покатал их немножко между пальцами и покручивал их, пока мама не захихикала и не попросила остановиться. Я вернулся к массажу грудей. Она положила одну руку себе на киску. Я наблюдал, как ее пальчик массирует ее сквозь ткань колгот. Я наклонился и поцеловал сосочек, мама застонала и вздохнула «Ох, Ох» несколько раз. Я продолжал посасывать и целовать еще несколько секунд, пока она не зашевелилась. Она села и сказала «Уверена, ты не помнишь, когда я кормила тебя последний раз. Это было приятно». Почесывая голову, она продолжила: «Но я думаю, на сегодня удовольствия достаточно. Это немножко сводит с ума». И она быстро поцеловала меня в щеку.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

В воскресенье утром она рано проснулась и пошла в тренажерный зал. Не так уж и много, но там было несколько машин, на которые у нас не было средств либо места. Я лежал в постели и мастурбировал, опять думая о ее грудях. Повторится ли это снова?"Хватит на сегодня» значит, что что-то будет потом?

Я все еще был в постели, когда она вернулась. Она постучалась и вошла в мою комнату, одетая в теннисные кроссовки, широкие теннисные шортики, и белый обтягивающий топик, под которым был лифчик. На ногах виднелся легкий загар до середины бедра. Выше ее кожа была бледного красивого цвета. Она чуть вспотела, и ее черные волосы были спутаны на лбу.

Она присела на край кровати: «Мы должны кое-что обсудить». Она всегда делала так, чтобы поговорить со мной до того, как я достаточно проснулся, чтобы сопротивляться либо защищаться. «Ты понимаешь, что я всегда буду рядом? Что люблю тебя?» Я кивнул. «Хорошо, я очень тебя люблю и не хочу причинить тебе боль. Я не хочу, чтобы ты делал что-то, что тебе неприятно. Прошлый вечер тебя хоть как-то расстроил?»

Я сказал: «Нет. Это было: ну: мне понравилось, знаешь: намазывать кремом: Это было: мило!» Я не знал, к чему все это, но решил придать правильное направление. «Я имею ввиду, это было просто замечательно.»

«Рада слышать, мне легче. Ты понимаешь, что некоторые люди очень бы расстроились, зная о такого рода отношениях между нами? Мы не может делать забыть того, что случилось, и если мы хотим снова это испытать, мы не можем никому говорить.»

«Я понимаю, как люди относятся к такому внутри семьи. Но я тоже очень тебя люблю, и хочу сделать это снова». Ну вот, я сказал это — я хочу повторить.

«Хорошо, я тоже. Может и кое-что другое. Поживем — увидим. И еще кое-что. Я не хочу, чтобы ты отказывался от других девушек. Наоборот, хочу, чтобы ты встречался с другими девушками и получал от этого удовольствие. А если ты захочешь побыть со мной, просто скажи, в любое время. Я всегда буду здесь для тебя. Ты не должен ждать, пока я попрошу». Затем она сказала: «Тебе бы лучше поторопиться, парень, там внизу в бассейне очень красивая девушка, и она, как ты говоришь, горяченькая. Можешь понаблюдать за ней, пока занимаешься стиркой. Я в магазин, увидимся за обедом».

«Ох, мама», — хмыкнул я. Хорошо, стирка — не так уж и плохо, если я могу полежать рядом с бассейном в перерывах между сменами.

Стирка, рассматривание девушки, онанизм в моей комнате, и чтение документации для Фаст-Фуда как-то заняло целый день. Я много думал о том, что сказала мама, и не мог решить что дальше. Так что, когда она вернулась домой, жизнь продолжалась как прежде. После обеда я играл на компьютере, а мама заполняла счета.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Понедельник тоже был выходной. Она сказала, что хочет сходить к бассейну позагорать. Она вдруг поняла, что выглядит слишком бледной, когда одевалась. По понедельникам у бассейна всегда было тихо. Когда я вышел из ванны, она уже одела купальник. Он состоял из двух частей. Нижняя часть была почти до талии. Верх имел разрез достаточный для удержания грудей. Плечевые ремешки на плечах были сделаны так, чтобы могли убираться, но мама редко это делала. Купальник был черного цвета с серебряными полосками по бокам на бедрах и внешних краях чашечек. Серебряная ткань становилась прозрачной, когда намокала.

У бассейна находился только человек из обслуживания. Уходя, он предупредил держаться от воды подальше из-за химикатов. Мама нашла солнечное место, рядом с зонтиком, и растянула полотенце. Я уселся рядом. Этот угол был не виден из окон и балконов, а шесть футов забора обеспечивали достаточно интимную обстановку.

Мама широко мне улыбнулась и спросила, не хочу ли я натереть ее кремом от загара, и перевернулась на живот. Крем от загара был прозрачный и очень скользкий. Я начал с ее плеч и постепенно передвигался вниз, пропустив тесемки лифчика, и размазав крем по всей спине до талии. Добавив крема, я встал на колени, чтоб обработать ее ноги. Я был просто восхищен тем, какая красивая и чистая у нее кожа. Когда я добрался до лодыжек, она сказала, чтоб я разбудил ее через 20 минут.

Когда я ее разбудил, она предложила намазать мне спину кремом. Я был рад, что она хочет это сделать. Меня очень радовала мысль о ее руках намазывающих меня кремом. Я даже почувствовал, как мой член задвигался от этой мысли. Пока она размазывала крем по моей спине, она вслух комментировала, что я стал гораздо сильнее. Ого, она определенно знала, как свести меня с ума. Она щекотала меня, особенно когда втирала крем в районе пояса. Потом спустилась до лодыжек и стала подниматься обратно. Когда она дошла до бедер, то втирала руками глубоко между ними, и я чуть развел ноги, когда она добралась до моего зада. Чуть пробежалась руками под моими плавками, чтобы ощутить кожу. Мой член к этому моменту уже мог просверлить дырку в полотенце....  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх