Оксана

Я, студент университета, в свободное от учебы время подрабатывая репетиторов по математике. У меня было много учеников и учениц, но одна из них, по имени Оксана, мне запомнилась особенно. Это была тёмноволосая девушка с чёрными, длинными до плеч волосами, большими сиськами и громадной, круглой попой, которую время от времени так и хотелось ущипнуть или хотя-бы похлопать ладонью. Но я остерегался этого делать, поскольку Оксана была очень скромной, прямо таки пуританической девушкой, которая в отношению себя не допускала никакого кокетства. Так я пожирал её глазами во время обучения и уже свыкся с мыслю, что не суждено мне будет вступить с ней в более тесный физический контакт. Но вдруг однажды...

В тот день мы с Оксаной решали задачи по алгебре, готовясь к выпускному экзамену. Голова на сей раз у девушки почему-то работала из рук вон плохо, она допускала ошибки в самых элементарных математических действиях и решение задач у нас никак не двигалось вперёд. Наконец-то я не выдержал и спросил: «Оксана, что с тобой сегодня? Ты ещё никогда так плохо не решала! У тебя голова болит... или какие-то другого рода проблемы?». «Нет у меня никаких проблем», в ответ неуверенно проворчала девушка. «Нет, Оксана, ты меня не обманешь, я тебя насвозь вижу. Прошу тебя, доверься мне! Расскажи, в чём дело, и я сделаю всё возможное, чтобы тебе помочь! Ведь сейчас с тобой нет рядом родных и близких!». Я знал, что девушка живет в интернате, а её родители — в деревне, находящейся в 50-ти километрах от нашего города. «Саша, у меня... ой, я незнаю, как вам сказать, мне стыдно говорить об этои...», начала бормотать Оксана. «Не стыдись, Оксаночка!», я сказал и осторожно погладил ей голову, «я обещаю, что всё, что ты мне скажешь, останется между нами. Я никому больше не расскажу об этом!». «Я... мне... короче говоря, я уже третий день подряд не могу сходить «по-большому"», девушка сказала, покраснела и зарыдала. «Ах, вот оно что!», я свистнул сквозь зубы, «Ну, теперь всё ясно! Конечно, из-за этого у тебя и голова болит и живот дуется, разве не правда?».

«Правда!», призналась Оксана и опять густо покраснела. «Ну чтож, с кем не бывает», я спокойно продолжал разговор, «конечно, живешь одна, питаешся в основном сухим пойком, не удевительно, что животик запоролся. Но эту проблему легко можно исправить. Тебе следует поставить хорошую клизму и сразу наступит облегчение!». «Наверное вы правы, Саша!», нехотя согласилась Оксана,

«придется мне обратится к интернатовской медсестре. Ой, сегодня она, кажется, уже не работает!», девушка взглянула на часы. «Это верно — уже поздно!», я сказал, «к тому-же, зачем тебе тревожить медсестру по таким пустякам? Ведь клизму тебе и я могу сделать, причем сразу же, сейчас!». «Вы мне — клизму?!», воскликнула Оксана, «ну нет, вы же мужчина, я вас стесняюсь!». «Врачи в основном все мужчины, многие из них работают также гинекологами. Зато медсестры и санитарки почти всегда женщины. Ну и что с того? Когда нужно оказывать помощь больному, то не время обращать внимание на разность полов или излишнюю стеснительность!», я начал уговаривать девушку. Оксана собиралась что-то возразить, но вдруг её живот, видно, скрутила дикая спазма, она застонала и сказала: «Ладно, Саша, мне, конечно, будет очень стыдно... но до утра терпеть мне слишком трудно... я согласна, чтобы вы мне делалибы клизму!» «Ну, вот это уже другой разговор!», я ответил, весь дрожа от волнения — мне и не снилось, что так легко удастся её уговорить, «тогда незамедлительно преступим к делу! Пойдём со мной в ванную комнату!». Я встал со стола, взял Оксану за руку и повёл за собой в ванную. Там на верней полке находился шкафчик, в котором лежала резиновая кружка, пригодная как для грелки, так и для клизмы. Я открыл дверь шкафчика, выбрал оттуда клизменный прибор и сказал Оксане: «Снимай штаны и залезай в ванну! Счас я наполню водой кружку и начнем процесс клизмования!».

Я открыл кран и стал заливать в кружку прохладную воду, а Оксана расстегнула пояс, открыла молнию брюк и медленно освободила от них сначала левую, затем правую ногу. Потом она засунула пальцы за резину бедых трусиков и спустила их до колен. Громадная голая попа девушки, а также тёмный холмик меж её ног предстали перед моими глазами и я смотрел на них не отрываясь, не замечая при том, что кружка уже полная и вода идёт через её края. «Так хорошо... или трусики тоже совсем снять?», полушепотом спросила Оксана, вернув меня назад к реальности. «Хорошо, Оксаночка!», я ответил, подумав, что со спущенными трусиками она выглядит более сексуально, чем вообще без них, «залезай теперь в ванну, становись на колени и поворачивайся ко мне попочкой!». Я закрыл кран, снял со стенки зеркало, висящее на крючке, и вместо него повесил клизму.

Оксана тем временем залезла в ванну, повернулась ко мне своим великолепным задом, встал а на колени, а руками впёрлась в края ванны.

«Молодец, Оксаночка!», я сказал, «только головку, если можешь, опусти ниже, а попочку подыми вверх!». Девушка послушалась.

Я взял с полки коробочку с вазелиновым кремом, открыл её, густо намазал им указательный палец правой руки, двумя пальцами левой руки раздвинул огромные ягодицы Оксаны и ввёл намазанный палец в анальное отверствие девушки. Вымазав внутренние стены заднего прохода Оксаны вазелином, я выволок палец, ещё раз взял им порцию крема и на сей раз намазал его на пластмассовый наконечник клизмы. Затем я быстрым, резким движением ввёл его в сраку девушки. Так как на шланге отсутствовал зажим, то вода из кружки под давлением сразу же начала поступать в кишки Оксаны. «Ну, как клизма — работает?», я спросил девушку. «Да, всё нормально, вода идёт в кишечник», она ответила. «Скажи ка, Оксана», я поинтересовался, «а вообще тебе часто приходится делать клизмы?». «Ну как вам сказать...», девушка смутилась,"не очень часто, но где-то 2—3 раза в год получается». «И кто тебе обычно их делает?». «Мама, а если её нет рядом, то бабушка. Вы первый посторонний человек, к тому-же мужчина, кто делает мне клизму», она призналась. «Ничего, Оксаночка, я обещаю, что проклизмую тебя лучше всех. Будешь срать на три метра против ветра!», я вспомнил где-то слыханную поговорку. «Ой, мне, кажется, уже хочется этого делать!», заскулила Оксана, «а там в кружке ещё много воды?». «Половина, а то и больше», я ответил, «тебя разве мама и бабушка не учили, что делать в случаях, когда становится трудно удержать клизму? Дыши глубоко через рот!». «Верно, я знаю об этом!», девушка согласилась и, действительно, глубоко задышала ртом. Тут я заметил, что наконечник клизмы начинает медленно вылезать из попы девушки. Я засунул его обратно в дырку и стал придерживать двумя пальцами правой руки. «А самую первую тебе поставленную клизму ты помнишь?, я вдруг спросил.

«Ой, в детстве мне их часто ставили!», Оксана вздохнула, «я не могу вспомнить, когда это произошло в первый раз, но отлично помню, как мама меня силой укладывала на левый бок, как я плака ла и вырывалась, как она звала на помощь бабушку, как вдвоём они меня одолевали, затем мама раскрывала мне ягодицы и силой заталкивала в дырку наконечник... мне было больно, я кричала... затем вода наполняла мне кишки и жутко хотелось срать... но меня держали, не пускали на горшок... ой, это было ужасно». «Но теперь то ты признаешь, что твоя мама с бабушкой тогда делали правильно?», я продолжал расспраживать девушку."Да, признаю!», она неохотно согласилась, «что же остается делать, если у ребёнка запор и он сам покакать не может? Видать, мне своим детям тоже придется делать клизмы... без этого ведь никто наверное ещё не вырос». Я подумал, что сам лично не могу вспомнить, когда и вообще ли мне в детстве делали клизму, но решил лучше помалкивать об этом. Вода в кружке тем временем стремительно убывала, она уже была почти пустая и, когда Оксана спросила: «Ну, может хватит?», я согласился, что хватит, снял кружку со стены и выволок наконечник из отверствия девушки. Моя ученица уже намеревалась выпрыгивать из ванны и бежать в туалет, но я сжал вместе обоими руками её большие, круглые ягодицы и сказал девушке: «Куда ты, Оксаночка, разве забыла, что надо 5 минут потерпеть?». «Ах да, конечно!», она была вынуждена согласится.

Всё указанное время я держал сжатыми её ягодицы, а Оксана глубоко дышала через рот. Когда 5 минут прошло, я взял с пола ведро, поставил его в ванну и велел девушке садится на него и тут же опорожнятся. Оксана смутилась и хотела, наверное, отказатся, но тут её так сильно припёрло, что она камнем упала на ведро и шумно извергла в него содержание своего кишечника. Комнату наполнила ужасная вонь, от противного запаха застоявшевося в кишках кала меня едва не вырвало. Я открыл дверь ванной и вышел на кухню подышать у открытого окна свежем воздухом. Когда через несколько минут я вернулся обратно, Оксана уже была вставши с ведра и ладонью подмывала водой из под крана свою промежность и задний проход. Увидев меня, она густо покраснела и сказала: «Спасибо, Саша, огромное, вы меня избавили от мук! Я даже представит ь не могла, сколько дерьма внутри меня сидело!». «Не стоит благодорить, это же естественно, что я тебе помог!», я ответил, затем взял в в руку ведро и отнёс его в туалет. Выливая содержания ведра в унитаз, я увидел плавая в мутной воде много толстых, твёрдых какашек, которых бедной Оксане самой, без клизмы, наверное никогда не удалосьбы выжать». Затем я спустил воду в бочке и вернулся снова в ванную. К моему удивлению, Оксана всё ещё стояла в ванне полураздетой, со спущенными до колен трусиками. «Саша, а можно я приму душ после клизмы?», она спросила. «Конечно, можно!», я ответил, «я даже могу потереть тебе спинку»."Да я и сама могу», проворчала Оксана, затем сняла джемпер, открыла лифчик, показав во всей красе мне свои белые, круглые сиски, и полностью освободилась от трусиков. Ногая ученика взяла мыло, мочалку и начала ими обрабатывать своё тело. Сначало я смотрел, как девушка сама намыливается, затем взял из её рук мочалку и стал натирать ей спинку, потом пошёл вниз, раскрыл её ягодицы, обильно намылил там и даже снова засунул свой палец ей в сраку. Оксана на это ничего не возражала, лишь тихо стонала, как мне показалось, на сей раз от удовольствия. Затем я включил душ, смыл пену с всего тела Оксаны, дал ей полотенцо, велел вытерется им, одется и вновь возвращатся в комнату, чтобы прололжать решать алгебру.

После клизмы мозг девушки работал как компъютер, мы быстро решили все задачи и Оксана отправилась к себе домой, в интернат.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх