Морские истории

Страница: 1 из 3

Вот... почему я не еврей?

И значится — был лапоть, есть лапоть и лаптем помру?

Чего это я про иудеев? Да женщины у них — настоящая находка для любого русского, а вот мой дядюшка, папин брат, этого так и не понял.

Тетушка Алла, его (уже бывшая жена), по — внешности ярко — выраженная еврейка, впрочем я не копался в ее родословной, но... живет сейчас благополучно, в Израиле. Помните шутку у КВН — щиков... ты еврей, а я — не смог... так это про меня.

Вот я тут сижу, блин, и ностальгирую, мягко говоря, левой рукой, сокрушаюсь по своей национальности попутно, и про жизнь, которая сложилась бы как-то иначе... если бы...

Мне стукнуло 12, и я закончил стал — быть 5-й класс...

Лето... Меня отправляют на первую смену в лагерь. Мамочка первый раз оставляет меня без своей опеки, Ништяк!!! Правда мне навязывают в нагрузку двоюродную сестричку Сонечку, тети Аллину дочку, девяти годков, но такова уж цена моей свободы.

Летим самолетом до Москвы, потом нас грузят в автобус и везут через какие-то Подлипки, и оттуда — в лагерь, где-то там рядом.

Раскидали нас в разные отряды, понятное дело — разного возраста мы. Сонька маленькая совсем, плакала каждый день, я ее утешал как мог, злился, что меня приставили к ней, но что делать — братский долг, приходилось уделять ей время, а времени не хватало — линейки, кружки.,игры, танцы, девочки... Через недельку глядишь Сонька попривыкла, появились подружки, и мне полегчало... а то в отряде уже стали дразнить нянькой.

Все шло в лагере шло своим чередом...

Впервые я пристально заинтересовался женским полом. Как — то вдруг. Девчонки нашего возраста на голову выше, на меня мелкого еще, не обращали ровно никакого внимания. На танцах пригласить кого-либо было слабО... , но вот однажды я решился! Подошел, что-то робко буркнул, шеркнув ножкой,... и, о! чудо! она пошла со мной! Девочка!

Танцевали, естественно на пионерском расстоянии, (ну дык пионеры — жа), она возвышалась надо мной, как минарет, а я старательно старался передвигать копыта в такт музыке, глаза на — тапки и заодно на ее загорелые коленки.

А что больше всего запомнилось... запах... терпкий запах девчачьего пота. Вот он — чудный миг моего взросления! Во мне проснулся мужчина... по крайней мере зашевелился, в шортах.

И следующей же ночью я неумело мял свою мелкую письку, которая в руках стала крепнуть и подрастать до неожиданных для меня размеров.

Способ онанизма я почему-то избрал весьма оригинальный — катал свою колбаску между ладоней и это приносило мне совершенно новые интересные ощущения.

Одним из следующих неизбежных последствий бурления гормонов стали регулярные подглядывания за девчонками.

Объектов наблюдения было два — туалет типа сортира (по буквой ЖО), и душевые.

Первый эксперимент с сортиром с треском провалился...

Как-то прокрался я за нужник и прильнул к щели, старательно прокорябанной моими предшественниками...

За стеной шось шуршало... значит кто-то есть,... ага! Ну — ка, ну-ка... !

Не успели мои глаза адаптироваться к темноте внутри клозета и что либо ухватить, как раздался истошный вопль... Девочки!!! Подглядывают!!! (Это они оказывается выставляли охрану от просмотра своих сокровищ — твари!).

Ну че? Чесанул я как заяц вдоль забора лагеря и через него — прыг! (и как мне это удалось? — высоченный был забор), наверное мировой рекорд поставил...

Затаился в кустах, серчишко бъется.

Наверное с пол часа так и сидел.

Со вторым объектом, с душевыми, мне крупно повезло — эту золотую жилу отрыл пацан из моего отряда, который подружился с парнем из местных, а тот в лагере кем-то работал. Этот местный, как оказалось, регулярно злоупотреблял своими служебным положением..

К будке, которая и была вотчиной этого пари, и где хранились всякие лопаты-метлы, примыкали душевые, и между стенами было небольшое пространство в пол — метра шириной.

Попасть в этот лаз можно было только из будки, в стене которой для удобства проникновения хозяином были аккуратно выломаны пару досок.

Конспирация была стожайшей — нас предупредили, что нельзя не то что разговаривать и чихать — пердеть, а только ходить на цыпочках!

Купание в лагере происходило строго по расписанию, отряд за отрядом, девочки — потом мальчики, под присмотром вожатых, которые уже одним своим суровым видом разгоняли юных вуаеристов, желающих приобщиться к прекрасному путем заглядывания через верх душевых кабинок, а тех, кто все же решался на подвиг, строгие наставники щедро награждали подзатыльниками и потом всячески стращали и стыдили.

Так вот, пролезли мы в этот закуток, доски за собой — на место, темень... только свет пробивается через щели коряво приваренных металлических листов на протяжении десяти метров.

И вот мы — зрители волшебного иллюзиона — просто прилипли к амбразурам!

Это было еще то шоу!.

Куча девчачьих тел, близко — на расстоянии руки! Риска — никакого, нас просто не было видно в темноте

Здесь будто собрались в одном месте все нимфы, неяды с русалками вперемешку... и лысенькие, и волосатенькие (их больше всего ценил хозяин заведения — паря лет 15-ти), и с сиськами маленькими и большими, и попки — распопки, и уже совсем жопы... всякие. Вакханалия женской красоты! Писец! Офихеть — не встать. Я не буду описывать все в подробностях, уж простите.

А вот как-то вечером тащит меня туда друг с бешеными глазами... иди скорее!!!

Прибегаем к этому парню, в его апартаменты и — нырь к душевым...

А там наши вожатая с вожатым купаются... вместе! Голые оба, смеются!

Это было конечно цирк — видеть наших наставников без трусов!

Спинку друг другу трут... и тут нашу вожатую начинают лапать, целовать...

Бааалин! Мы замерли..

Двое медленно гладят друг — друга под струями воды..

И его руки тискают ее полную задницу, сиськи, письку волосатую трут.

А она — его яйцами поигрывает и палкой... ого! нифига се размерчик1

И такие красные рожи у обоих!!!

Вот она нагибается и он, обняв ее сзади, вставляет в нее чего? — здорооовую свою колбасину!

И началось! Стоны — охи — вздохи!

Люди занимаются этим пресловутым... сексом... близко-близко... туды — сюды, есть красный шапочка — нет красный шапочка.

Ех! Ну... оно и понятно — процесс пошел... и это тоже не буду все это вам расписывать.

Чать вы видели... Или слышали..

И вот так — до конца смены большая часть свободного времени уходит на дежурство у душа и безудержное дрочение.

Помню, встречая девочек из лагеря, мы переглядывались и ржали, тут же представляя, как они выглядят натюрель, охальники юные.

Расскажу еще только... — однажды привели девчонок из отряда Соньки...

И вот вижу я среди кучи голых девчонок свою Соньку — маленькую, гладенькую и вдруг понимаю какая она у меня ладненькая... смуглая кожа, округлая попочка,... настоящая красавица — сказочная принцесса!

И что — то даже не по себе стало... А ведь я видел ее так не раз голышом, правда, она была помладше... до школы, я даже (чего греха таить) пытался играть с ней в некую сексуальную игру. Игра была придумана моим не по годам озабоченным другом, когда мне поручали присматривать дома за Сонькой.

Она состояла в том, чтобы спрятать пуговицу, и потом обыскивать друг — друга (мы друг — друга есесьно для проформы, а вот девчушку — шмонали капитально), причем заглядывали во все места. Естественно мы стягивали с нее трусики быстренько и раздвигали маленькие ее половые губки, чего-то там рассматривая. (знакомились с женской анатомией). Никакой пуговки мы там естественно не находили. А ребенок терпеливо по — партизански молчал, сжимая пуговку в потной ручке ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх