Dog Show

Я возвращалась в Город, из которого сбежала так давно... Шел дождь, и ночная дорога в свете фар переливалась тысячами маленьких звезд, а с лобового стекла встречным ветром сдувало капли дождя... В машине было тепло и уютно, и в какой-то момент мне захотелось, чтобы эта дорога не кончалась. «Что за глупости лезут в голову?» — подумала я. Посмотрела в зеркало заднего вида — как там Кирилл? — а Кирилл спал, уютно свернувшись на заднем сидении, и ему не было дела до моего смятения и беспокойства перед встречей с Городом.

Кирилл — это мой доберман. Ему два года, и он знать не знает о том, что он существо не мыслящее, а просто собака с рефлексами. Может, из-за этого своего незнания он так разумен...

К Городу мы подъехали с рассветом. Возле знака с названием Города я остановила машину — надо было накормить Кирилла и дать ему возможность прогуляться. Что ж я так волнуюсь-то? Ведь немного осталось — и я увижу своих родных, свою семью, ведь я для этого и приехала... Как давно это было, столько лет прошло, как все изменилось в этом Городе, мои друзья и подруги повзрослели — как и я сама, уж и не знаю, хорошо это или нет.

Кирилл ткнулся мокрым носом в мою ладонь, возвращая из воспоминаний. Да, и правда, что-то я задумалась. Быстро вытерев лапы собаке и убрав миску, я села за руль, и мы въехали в черту Города.

Я решила не звонить родителям, сделать сюрприз. Подъехала к дому и выпустила Кирилла. Сдерживая волнение, поднялась на крыльцо и позвонила. Потом позвонила еще раз... Странно, в воскресное утро никого нет дома... Надеюсь, они не поменяли замки. Я открыла дверь своими старыми ключами, мы вошли. Да, действительно нет никого. Ну что ж... Попробуем позвонить тетушке, она всегда в курсе всех семейных дел. Тетушка обрадовалась моему приезду, стала кричать в трубку, что уже печет пироги, и чтоб я непременно приходила к обеду, а родители и брат уехали на неделю по путевке, неожиданно так получилось, такая жалость...

Ну что же, все понятно. Впрочем, я знаю, где они отдыхают и вполне могу приехать туда — всего лишь три часа на машине. Конечно, сразу я туда не полечу, после двадцати часов за рулем еще три часа — не потяну. Кроме того, жутко хотелось в ванну, поесть и поспать... Чем я и заняла себя практически до тетушкиного обеда.

Вернувшись с обеда, я решила — раз родителей нет и дом пустой — устрою-ка я вечеринку! Соберу друзей, подруг, покутим как в старые добрые студенческие времена... Сказано — сделано, и я принялась мучать телефон. Надо же! Из всей записной книжки в городе сейчас оказалась только Ирина, моя университетская подруга... Услышав мой голос и слово «вечеринка», она завопила, что «вау!», что «наконец-то ты объявилась», что «уже мчусь», и что «без меня ничего никому не рассказывай»...

Я еще немного повисела на телефоне, но все остальную компанию собрать не получилось. Одни переехали, другие в командировке, третьи работают и в выходные... Да, видимо, эта пати будет немноголюдной — только я и Ирка. И тут мне пришла в голову мысль... Ирина в пору нашей дружбы любила меня шокировать рассказами о своих сексуальных похождениях, ей доставляло удовольствие быть эпатажной, нравилось мое смущение от ее откровенных рассказов. А я в ту пору была совсем «зеленой» в вопросах секса, даже само слово «секс» произнести стеснялась не то что прилюдно, а и наедине с собой. Ну-ка, ну-ка... устроим теперь мы маленький урок для Ириши.

Вот только времени осталось немного... Ну да ничего, все успею. Я прибежала в спальню родителей и замерла перед огромным зеркалом. Подмигнула своему отражению — ну что, крошка, удивим Ирочку?

Я быстро сбросила с себя всю одежду, достала из сумки коротенькую ярко-алую атласную сорочку и одела ее. Блестящая ткань едва прикрывала попку, а тонкие кружева на груди почти ничего не скрывали... Я задумчиво провела пальчиком по краю кружева... а сосочки-то затвердели... Распаковала новые черные чулочки и одела их... Ткань сорочки не доходила до края чулок, даже была видна плоска загорелой кожи. Так, и еще черные же туфельки, вот эти, на таком высоком каблуке, что многие удивляются, что в них можно ходить. Чуть подновим макияж... Мимоходом улыбнулась Кириллу, который сидел тут же, у зеркала — Ну как я тебе? — спросила я. Он подтвердил, что очень даже. Вот только к чему вся эта суматоха? — Ничего, Кириллыч, скоро все поймешь. — ответила я.

Еще кое-что. Достала уже из другой сумки аккуратно упакованные свечи в подсвечниках, несколько фотоальбомов, зажигалку. Принесла все это в гостиную. Свечи достала из упаковки и расставила большим кругом на пушистом ковре, внутрь этого круга бросила зажигалку и альбомы. Туда же принесла бутылку вина, два бокала, фрукты в вазе. Так, что еще? Зажгла свечи, задернула тяжелые портьеры и потушила свет... На улице уже стемнело, поэтому получилось очень красиво.

Звонок. А вот и наша гостья. Кирилл протрусил к двери и сел, ожидая, пока я открою дверь. Интересно, как изменилась Ирина за эти годы? Ведь я-то сама очень сильно изменилась, и не только внешне. Я открыла дверь.

 — Олишна!!! — оглушила она меня. Бросилась обнимать, схватила, закружила... Ну тебя не узнать, слушай! Ну и платьице у тебя! Супер! Вау! А ты похудела! О, и постриглась! О, и покрасилась! О, а это твой добер! О, какой классный! О, ну ты даешь! Вау! — да, это была Ирка в своем репертуаре... та же восторженность, смешная и почему-то не раздражающая бесцеремонность, блеск в глазах.

Я ей сообщила, что больше никто не придет. Если Ирина и огорчилась, то на пару секунд, не больше. Впрочем, ее обычно ничто и не огорчало больше, чем на пару секунд. — Ничего, сказала она. Я вот винца прикупила, думаю, понадобится. Я подтвердила, что конечно, понадобится. Мы пошли в гостиную. Кирилл сидел, несколько ошеломленный такими эмоциями. — Ничего, Кириллыч, давай тоже в гостиную. Вот сюда, на диванчик. А мы с Иришей на полу устроимся, благо ковер мягкий как перина.

... Конечно, я не сразу шокировала ее. Сначала мы поболтали о том, о сем, вспомнили студенческие годы, старых друзей... потом в голове зашумело — выпитое вино давало о себе знать. Ирина уже излагала мне подробности своего очередного романа. Вдруг она перебила себя... — А что это я все о себе? Ты-то как? Все такая же девочка-колокольчик? Ирина рассмеялась.

 — Ну как тебе сказать... Кстати, я же фотки привезла! Посмотрим?

 — Спрашиваешь! Конечно!

Я достала альбомы, и мы начали рассматривать снимки. Чем дальше, тем более откровенными они становились. — Это я с мужем. Это тоже. Прикольный наряд, да? А вот я с подругой. Как тебе? Впрочем, можно было и не спрашивать, достаточно лишь взглянуть на Иришу. Она раскраснелась, рот приоткрылся. — Я вижу, Олишна, столичная жизнь тебя многому научила! Это же просто порножурнал какой-то! Раньше я и не знала, что тебе нравятся девочки.

 — Да, нравятся, Ирусик... особенно если они похожи на тебя...

Я посмотрела ей в глаза, и не отводя взгляда, медленно провела рукой по ее шее, запустила пальцы в волосы на затылке, притянула Ирину к себе и поцеловала... она от неожиданности просто задохнулась, попыталась что-то сказать, но я была настойчива, и тогда она ответила на мой поцелуй сначала робко, а потом все увереннее. Тем временем я расстегнула ее блузку и поглаживала шею, провела пальцами по ключицам и нежно, едва-едва касаясь, ласкала кожу груди, постепенно опуская руку ниже. Но торопиться не стала, слегка отстранилась от Ирины и ладонями провела по ее плечам, снимая блузку. — Оль, ты что... что делаешь?

Мне нравилось ее смущение. — Тебе не нравится то, что я делаю?

 — Нравится, — тихо сказала она.

 — Ну тогда расслабься и получай удовольствие, малыш, — улыбнулась я, расстегивая ей лифчик.

Кирилл одобрительно заурчал, удобнее устраиваясь на диване. Мельком взглянув на него, я поняла, что ему понравился открывшийся вид, и подмигнула.

Я поднялась и за руку подняла и Ирину. Вместе мы сняли с нее оставшуюся одежду. — А у тебя прекрасное тело, Иришик! — восхищенно поцокала я. Ты все так же обожаешь ходить в салоны красоты, а? — я провела пальцем от ее шеи вдоль напряженного соска вдоль живота и до лобка, заросшего немного жестковатыми волосами, и запустила пальцы в эти волосы — мне нравится, когда девочки не бреют киску, нет в гладкой коже индивидуальности, свойственной каждой из нас. Второй рукой я подхватила ее под попку, притянула к себе и стала языком ласкать ее шею. А ей явно это нравилось. Моя рука с лобка скользнула чуть ниже, я стала пальцем поглаживать клитор Ирины, он подрагивал под моей рукой.

Средним пальцем я проникла в ее влагалище — внезапно для нее. Ирина слегка застонала и сжала мой палец усилием мышц. — Какая ты сильная! — восхитилась я. — Да, меня Вовка научил, — выдохнула она. Сейчас бы его сюда.

 — Ну, у меня есть идея получше, — улыбнулась я и попросила ее встать на четвереньки. Я, продолжая ласкать ее, кивнула Кириллу. Он спрыгнул со своего дивана и мигом оказался возле нас. Потянулся носом к раскрытому бутончику моей подружки и вдруг запрыгнул на нее, обхватил лапами спину, и начал быстро-быстро двигаться.

 — Что это?! Мамочки! Собака! Нет! — ужаснулась Ирина, и попыталась было вырваться, но тут Кирилл попал членом в нее. А дальше — я уж по своему опыту знаю что происходило — член Кирилла начал расти внутри нее, узел сначала лишь слегка касается стенок влагалища, затем вплотную прижимается к ним, словно стремясь совершенно слиться в одно целое... Вот кончик уже практически упирается в матку, но не слишком сильно, так что лишь ласкает ее... Вот эта пульсация, которая нарастает, и все внутри подрагивает, и вот уже сейчас, сейчас натупит оргазм, такой, что от него улетаешь куда-то, но не успеваешь вернуться — подступает еще один, а потом еще, и все это так сладко, что не осознаешь себя человеком, а словно какая-то космическая сказка, которая длится, длится, и ей нет конца, и это так хорошо... А потом, когда пес вытаскивает член, и мощная струя спермы, смешанной с твоей жидкостью, стекает по ногам, и всей этой горячей водички столько, что она продолжает и продолжает вытекать, и это восхитительно...

Кирилл сделал круг по комнате и снова забрался на диван. Ирина рухнула на ковер, пытаясь отдышаться... Я провела пальцами по ее щеке. — Это было... просто... супер... Я летала, Оль, я летала... Никогда бы не подумала, что я... и собака... и это будет... так!...

Она с трудом говорила, но глаза сияли, а на лице была слабая улыбка — немножко счастливая, немножко похотливая.

Я тоже улыбнулась. Можно было считать, что вечеринка удалась. Конечно, у нас с ней — и с Кириллом! — будут еще приключения. Уж это точно.

Продолжение следует...

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх