Одна комната на четверых

Страница: 3 из 6

чтобы не закричать. Совершив ещё несколько движений, я быстро кончил. Настя, судя по её реакции, тоже испытала что-то подобное. Несколько секунд мы лежали, обнимая друг друга и не пытаясь разъединиться, потом я, поцеловав её ещё раз, скатился с неё обратно на своё место. Настя так и оставалась в бюстгальтере, но без трусиков, а я — с полуспущенными трусами. Мы продолжали ласкаться, но теперь наши ласки были медленнее и более чувственными. Я сбросил, наконец, с себя трусы и принялся расстегивать Настин бюстгальтер. Освободив ей груди, я принялся целовать эти прекрасные холмики, которые великолепно выглядели, прекрасно пахли, и были просто замечательны на ощупь.

За всеми этими событиями мы с Настей как-то упустили из виду, что рядом с нами находится ещё одна влюблённая пара. Об этом нам напомнила Ольга вырвавшимся у неё стоном, после которого она уже перестала сдерживаться и принялась стонать, не скрывая своего возбуждения. Наши соседи, похоже, ещё не закончили своё дело. Я прислушался, Настя тоже притихла. Хотя мы были с головой накрыты одеялом, мне было всё прекрасно слышно. После нескольких стонов Ольга охнула и затихла. Я сострил:

 — Померла от возбуждения.

Настя хихикнула и громко спросила:

 — Оля, ты там жива?

 — Не знаю, сейчас приду в себя и скажу, — Ольга явно ещё не отдышалась.

Сергей тоже подал голос:

 — Это она меня решила загнать. А вы закончили?

 — Закончили, но сейчас снова начнём, — отвечал я.

Я действительно чувствовал, что опять готов, и вернулся к прерванным ласкам. Целуя Настино тело, я двинулся вниз, лаская её губами и языком. Так я добрался до жестких курчавых волосиков внизу живота и вдохнул носом запах её пещерки. Лаская её губами в том месте, где начинается так притягивающая мужчин узкая щелка, я вынужден был сесть на колени, развернувшись лицом к её ногам. Мне не было видно, но я понял, что одеяло, приподнявшись, сползло до Настиной шейки и открыло её лицо. Я повернулся обратно и, тоже высунув голову из-под одеяла, принялся целовать Настю, одновременно пытаясь снова оказаться у неё внутри. Наконец мне это удалось, и мы вместе начали двигаться вверх-вниз. Диван скрипел, Настя постанывала, но нам было уже всё равно. Второй раз был намного дольше первого, но мне показалось, что и он закончился слишком быстро. Я извергнул свежую сперму прямо в Настю и замер.

 — Во дают. Серёга, я тоже хочу ещё раз, — Ольга явно сказала это полушутя — полусерьёзно.

 — Подожди, сейчас, — Сергей говорил глухо, явно из-под одеяла.

Я повернулся на голос. Глаза уже привыкли к темноте, и в попадающем с улицы свете я прекрасно видел Ольгу, которая лежала у противоположной стены, выглядывая из-под одеяла, приподнявшись, чтобы разглядеть, что происходит на диване. Сергея видно не было, но под одеялом что-то шевелилось. Я сполз с Насти, подвинулся к краю дивана, и свесив вниз голову, спросил:

 — Чем это вы там занимаетесь?

 — Действительно, чем? И почему подглядываете? — Настя подвинулась вслед за мной и тоже высунула голову.

 — А что, нельзя? — игривым тоном спросила Ольга.

 — Можно, но тогда мы тоже будем, — сказала Настя, обнимая меня сзади и устраиваясь поудобнее.

 — Пожалуйста, если Серёга не против.

 — Да пусть смотрят, — голос Сергея раздался из района Ольгиных бёдер.

 — Ну, тогда начинай, а то зрители ждут, — сказала Ольга, похлопав по одеялу.

Одеяло зашевелилось интенсивнее, потом голова Сергея появилась рядом с Ольгиной. Он посмотрел в нашу сторону и спросил:

 — Устроить вам представление?

 — Давай, а мы посмотрим, — ответила Настя.

 — Ну, смотрите.

Он повернулся к Ольге и принялся целовать её в губы. После нескольких долгих поцелуев Сергей начал исследовать губами лицо своей девушки, потом шею, постепенно переходя к плечам. Ольга закрыла глаза. Руками она под одеялом гладила спину Сергея, который то возвращался к её шее и лицу, то снова спускался к плечам. Одеяло потихоньку сползало с его спины, и я вдруг понял, что если Ольга не натянет его обратно, то я сейчас увижу её грудь. Настя тяжело задышала у меня над ухом, — она тоже поняла, что происходит что-то необычное. Я замер. Одеяло по-прежнему сантиметр за сантиметром сползало со спины Сергея, одновременно всё больше открывая Ольгины плечи и руки. Наконец оно быстро сползло ему до пояса, когда Сергей немного приподнялся, чтобы снова поцеловать свою девушку в губы. Если бы Сергей не закрывал её своей спиной, то мы уже могли бы видеть Ольгину грудь. Я думал, что сейчас они остановятся и поправят одеяло, но, к моему удивлению, они продолжали целоваться, как ни в чём не бывало. Более того, оторвавшись от Ольгиных губ, Сергей начал спускаться к её шее и плечам! Меня бросило в жар. Сергей уже целовал левое плечо своей девушки, одновременно лаская рукой её правую грудь. Между его пальцами несколько раз мелькнул тёмный кружок с бугорком. Я понял, что это произошло! Я видел грудь девушки моего друга, да ещё в тот момент, когда они занимались любовью! Я чувствовал ни с чем не сравнимое наслаждение от подсматривания и неожиданно для себя понял, что испытываю сейчас большее возбуждение, чем то, что испытал только что во время секса.

Сергей тем временем двинулся дальше и, не прекращая гладить правую грудь, принялся целовать левую. Ольга так и лежала с закрытыми глазами, почти не двигаясь и не пытаясь прикрыться, только иногда вскрикивала от наслаждения. Сергей принялся переходить губами и языком от одной груди к другой, левой рукой он гладил девушку под одеялом. Потом он снова приподнялся и потянулся, чтобы вновь припасть губами к Ольгиному лицу и шее. Теперь они оба лежали перед нами голыми до пояса, девушка — у стены, положив левую руку под голову и повернувшись вполоборота к дивану, Сергей — спиной к нам. К этому моменту я успел хорошо рассмотреть Ольгины груди (и понять, что они ничем не хуже Настиных) и решил, что представление сейчас закончится. Однако я ошибся. Эти двое не только не стали снова накрываться одеялом, но и не прекратили своё занятие. Сергей оторвался от Ольги, привстал, нависая над ней, уперся левой рукой в узкий промежуток между девушкой и стеной, и, одновременно приподнявшись на правой руке, лёг на Ольгу. Его бёдра под одеялом задвигались, потом резко ушли вниз — он попал, куда нужно. Ольга вскрикнула. Сергей просунул руки под её спину, обнимая её и полностью накрывая своим телом. Так он, уже войдя в девушку, лежал на ней несколько секунд; потом начал поднимать и опускать бёдра. Ольга постанывала, Сергей целовал её лицо и шею, ласкал руками её спину. Она освободила руки и тоже принялась гладить его по спине, то и дело опускаясь руками ниже пояса, под одеяло. Её ноги, тем временем, постепенно начали принимать наиболее удобное в такой позе положение, сгибаясь в коленях. В результате всех этих действий одеяло, до того момента скрывавшее от нас самое интересное, снова стало съезжать, теперь уже с пояса Сергея.

Я в тот момент уже почти не дышал, боясь что-нибудь пропустить. Настя, наоборот, часто дышала сзади прямо в моё ухо, больно вцепившись мне в плечо. Я уже видел Ольгины бёдра в том месте, где на её коже был след от трусиков, потом одеяло сползло ещё дальше, а Ольга, согнув ноги, ещё и приподняла его, и её ножки стали видны мне почти до колена. Теперь оставалось дождаться только, когда одеяло сползёт с Серёгиного зада и полностью откроет нам происходящее действие.

Вдруг Настя зашептала мне в ухо:

 — Вова, я никогда не видела его голым.

На меня нахлынула новая волна возбуждения. Настя смотрит, как её брат занимается сексом! Эта мысль была настолько необычной, что на мгновение я даже забыл о происходящем ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх