Глава 4. Перерождение Сережи

Страница: 2 из 3

вперед. Лежа на полу он перестал орать и только тихо поскуливал боязливо глядя на меня глазами полными слез.

 — Ну, раз ты решил усугубить свою участь, придется всерьез браться за твою дрессировку. Скажи кстати, не было ли у хозяев квартиры собак?

 — Кажется, были, хозяин. — Ответил он хриплым голосом и еще сильнее вжался в пол, понимая, что интересуюсь я не из праздного любопытства.

 — Ну дак хрена-ли ты развалился — ползи и найди ошейник, всякие поводки и другие собачьи приблуды — их обычно у собаководов бывает в изобилии. И захвати по дороге какую-нибудь веревку попрочнее.

Раб уполз на коленях в сторону коридора, неуклюже виляя задницей с отчетливой красной полосой, и через минуту вернулся с широким собачьим ошейником в зубах и мотком бельевой веревки в руке.

 — Это все что ты смог достать?

 — Но больше ничего нет, Хозяин.

 — Ползи ко мне, никчемное создание!

Я надел на его ошейник, который оказался нужного размера, завел руки за голову и зафиксировал их там куском веревки, пропустив ее через кольцо для поводка. В таком положении раб не сможет опустить руки и развязать веревку или расстегнуть ошейник у него тоже нет никакой возможности. Пока я производил процедуру связывания Сережа украдкой пялился на мой вставший член, еле сдерживаемый тканью брюк, от чего его собственный член ожил и стал понемногу увеличиваться в размерах.

 — Что, сученок, ждешь когда разрешу тебе пососать моего красавца? Скоро я удостою тебя такой чести (откровенно говоря, я уже был сильно возбужден и с трудом сдерживался, чтобы не выдать ему за щеку прямо сейчас).

От разоблачения постыдных желаний и унизительного положения раб покраснел и готов был провалиться под землю от стыда, но предательски напрягшийся до предела член недвусмысленно показывал, что его это заводит. Закончив приготовления, я поставил его на ноги и перегнул через спинку стула, поместив таким образом его задницу в наиболее удобное для порки положение. Сережа заметно нервничал, понимая что в такой позе он не сможет ни увернуться от удара, ни прикрыть несчастную жопу руками.

 — Я решил для первого раза смягчить наказание и разрешить тебе не считать вслух удары — вместо этого мы будем просто беседовать — совместим так сказать приятное с полезным. Сила и количество ударов будет зависеть от того, как быстро и искренне ты будешь отвечать на поставленные вопросы. Понял меня? — спросил я и наотмашь хлестанул по выставленной жопе.

 — Да, Хозяин! — зажмурив глаза от боли взвыл раб.

Дальнейшая наша беседа происходила так-же — вопрос и вместе с ним удар. Я не спешил и как бы обдумывая вопросы умышленно делал между вопросами различные по времени промежутки, чтобы он не мог приноровиться к шлепкам.

 — Тебе нравится происходящее?

 — Да, Хозяин.

 — Почему?

 — Меня возбуждает, что Вы меня унижаете и причиняете боль, Хозяин.

 — Пробовал ли ты подобные вещи с кем-нибудь еще?

 — Только в мечтах, Хозяин.

 — Был ли секс с мужчиной?

 — Никогда, Хозяин.

После каждого удара раб вздрагивал всем телом и пытался ерзать задницей, чтобы унять боль. С каждым разом ответы давались ему все сложнее, но произносил их все громче и к концу экзекуции он уже выкрикивал слова сквозь сжатые зубы. Жопа к тому времени была вся в полосах, а в местах их пересечения полосы вспухали ярко красным цветом. Залюбовавшись получившейся картиной я понял, что от возбуждения того и гляди кончу в штаны.

 — За хорошее поведение я, пожалуй, разрешу тебе попробовать на вкус мою сперму! — с этими словами я отложил ремень, подошел к Сергею спереди и, расстегнув ширинку, выпустил наконец-то свой член на волю. Раб, который до этого момента опирался грудью на сидение стула, вынужден был оторваться от опоры и тянуться к моей влажной и бардовой от возбуждения головке ртом в очень неудобной позе, не имея возможности помочь себе руками. Он очень старался угодить и осторожно обхватив губами головку стал обрабатывать ее языком, но от напряжения спина дрожала и он никак не мог удержать свое тело в горизонтальном положении.

 — Да ты даже пососать нормально не можешь! Придется просто выебать тебя в рот, раз ты даже как защеканец полное ничтожество!

Я взял его за уши и принялся методично загонять свой хуй на всю длину в услужливо подставленный рот, шлепая яйцами о подбородок. От возникающего рвотного рефлекса из глаз раба снова брызнули слезы, и он стал инстинктивно производить глотательные движения, усиливая тем самым мои ощущения. Бурно кончив ему в глотку, я позволил вылизать свой член. Удовлетворенный процессом дрессировки, я позволил рабу встать и уже хотел развязать руки, но заметил, что этот поганец успел обкончать спинку стула во время наказания.

 — Как ты посмел, урод, кончить без моего разрешения?

 — Я не смог сдержаться, Хозяин.

 — Придется снова выпороть тебя за непокорность! — При слове «выпороть» Сергей побледнел от страха и упал на колени вымаливать снисхождения.

 — Но, я же не знал, что нельзя кончать, Хозяин! — Справедливо опасаясь за свою задницу, он очень старался разжалобить, глаза наполнились слезами, и голос дрожал.

 — Следовало спросить у меня разрешения, Идиот!

 — Я не выдержу еще одной порки, Хозяин!

 — Мне совершенно не интересно твое мнение! За пререкания получишь в 2 раза больше — это послужит тебе уроком! Но перед наказанием нужно подготовить твою сраку изнутри к потере девственность. А пока пойди, найди мне домашний халат и клизму для себя.

Смирившись с неизбежным, Сергей пополз на коленях в соседнюю комнату. Такой способ передвижения давался ему не легко, так как полосатая задница еще пылала от ремня, а руки были связаны за головой.

После 15-минутного отсутствия раб вернулся с одним только халатом, чем огорчил меня еще сильнее.

 — Ты что, уебок, специально напрашиваешься на наказания? Где клизма?

 — В квартире нет клизмы — я все обшарил, Хозяин! — пролепетал Сережа и замер в покорной позе — припав головой к моим ногам и выставив поротую жопу вверх. Определенно он упивался своим унижением, а удовлетворение его желаний совершенно не входило в мои планы.

 — Ну, тем хуже для тебя. Вставай и бегом в ванну.

Когда я переоделся и пришел в санузел, раб уже стоял между унитазом и ванной в позе покорности, уткнувшись лбом в кафельный пол. Повернув его к себе жопой, я принялся отвинчивать душевую ручку-лейку от гофрированного металлического шланга. К сожалению конец шланга никак не входил в его срандель — от страха колечко ануса сжалось, да и сам шланг имел на конце что-то типа стопорного кольца, за которое он и притягивался к лейке гайкой. Пришлось намылить задницу жертвы и конец шланга, после чего тот наконец-то, преодолев сопротивление сфинктера, протиснулся внутрь. Раб перенес это испытание молча и только сдавленно покрякивал, когда шланг погрузившись примерно на 10 сантиметров видимо уперся в твердые каловые массы и, несмотря на мои усилия, ни в какую не хотел продвигаться дальше. Тогда я стал подготавливать напор воды в кране, так как слишком сильный напор сразу вытолкнет эту импровизированную клизму обратно. Добившись нужного напора, я переключил смеситель в режим душа. Вода начала с бульканьем поступать в кишечник, от чего Сергей вздрогнул всем телом и начал вилять жопой, пытаясь привыкнуть к новому для себя ощущению, за что немедленно получил от меня удар линейкой по израненной ягодице. По мере наполнения кишечника стоны становились все отчетливее, а живот уже заметно увеличился. И вот ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх