Мария

Страница: 2 из 3

глаз ответила...

 — да, в гостинице... Виталий был так нежен, ты себе не представляешь! Я не могла ему отказать.

 — Могу. Я знаю, как ребёнок может быть нежен с матерью. Леночка, моя дочь, и я... , когда муж начал пить, мы уходили ночевать к родителям, спали в одной постели и я, чтобы успокоить, ласкала её... везде, а вскоре и она начала отвечать мне...

С этими словами Галя положила свою ладонь на бедро Марии и взглянула на попутчицу. Мария представила себе обнажённые тела страстной женщины и девочки подростка, переплетённые в едином порыве, в желании быть ближе, успокоить близкого человека, доставить ему удовольствие. От этого видения её бросило в жар, она и не думала, что мысли о близких отношениях между женщинами могут её так взволновать, ведь это противоестественно, но, наверное, не более, чем близость с сыном, тут же подумала она. А её девичьи исследования собственного тела? Ведь и тогда, лаская себя, она ласкала женщину. Мария положила свою руку на ладонь спутницы, лежащей на её бедре и спросила...

 — как ты догадалась о нас с сыном?

 — И не только с сыном, коварно улыбнулась проводница. Не забывай, что я сотни раз видела, как прощаются люди перед поездом. По их жестам, взглядам и прикосновениям можно легко определить, кто кому и кем приходится не только «по паспорту», но и «по жизни».

 — Да, Сергей тоже был с нами в гостинице...

Мария признавалась совершенно незнакомой женщине, в своих смертных грехах и от этого становясь ближе к ней, понимая, что эта близость их жизненных ситуаций, может перерасти в иную близость. Она поняла, что хочет этого, как бы это не называлось, несмотря на то, что они в поезде, что в их купе постоянно заходят люди, всё это только разжигало в ней огонь страсти. Не отрывая взгляда от тёмных глаз проводницы, она расстегнула правой рукой три верхних пуговицы на своей юбке и направила руку Гали под свою одежду.

Казалось, что время остановилось, и поезд никуда не ехал, и никто не мог им помешать наслаждаться друг другом. Галя нежно припала поцелуем к её губам, Мария отвечая на поцелуй, гладила через кофточку грудь спутницы, а та продолжала мять и поглаживать сквозь трусы её волосатый треугольник. Возбуждение нарастает с каждым движением нежных рук и ласковых губ, и вот уже Мария, прервав долгий поцелуй, начинает глубоко дышать, её ноги раздвинуты, но узкая юбка не даёт пальцам её подруги проникнуть вглубь, судорожным движением, она расстёгивает оставшиеся пуговицы, колени свободны от оков и... дверь в их купе без стука открывается.

Мужчина средних лет произносит с порога...

 — извините, я хотел узнать...

Он умолкает на полуслове, его взгляд останавливается на руке проводницы, которая лежит между обнажённых ног её спутницы. Несмотря на полумрак, он замечает возбуждение в глазах женщин и некоторый беспорядок в причёсках.

 — Кажется я не вовремя, извините.

Мужчина поспешно выходит, уже в дверях бросает быстрый взгляд на ноги Марии и закрывает за собой дверь.

Купе освещено сверху синим ночником, свет от него слабее, чем от сигнальных лампочек на агрегате в углу, поэтому Мария лучше видит свои расставленные под столом ноги в блестящих чулках, ладонь, по прежнему лежащую на её промежности, чем лицо Галины.

 — Посиди, я сейчас приду, шепчет ей Галя и, поцеловав Марию в шею, выходит из купе.

Почему я даже не сделала попытки прикрыться, когда он вошёл? А почему я вообще здесь, почему не уйти в своё купе? Может быть так и сделать, пока не вернулась Галя? При мысли об этой женщине, о её руках и груди, тёплая волна разливается по телу Марии, она встаёт из-за стола и, проведя пальцами между ног, чувствует на них влагу. Я хочу эту женщину, понимает она и запустив обе руки под юбку снимает свои намокшие трусики, чулки и юбка остаются на ней.

Что так изменилось во мне за несколько дней, спрашивает она себя опять сидя за столом. Перед её мысленным взором встаёт недавняя картина... она сидит на гостиничном диване, из одежды на ней только чулки, из её пизды вытекает сперма, она держит руки на членах молодых людей, сидящих с ней бок о бок. Картина достойная порножурналов жёсткой направленности. А последняя сцена в этом купе? А ведь ещё неделю назад она не позволила мужу включить свет после близости в их спальне.

Череду этих вопросов прерывает вошедшая Галя...

 — А вот и я! Всех успокоила, всё рассказала, думаю, мы можем побыть одни.

С этими словами она закрыла дверь на замок, подошла к Марии и взяв её за руку вывела из-за стола. Та положила руки на плечи подруги и уткнулась лицом ей в шею. Галя не торопясь, начала расстёгивать пуговки на кофточке Марии, затем крючки бюстгальтера и сбросив с неё, наконец, эту одежду припала губами к левому соску. Мария охнула и прижалась к Гале всем телом, подставляя ей то одну, то другую грудь для поцелуев, сама, постоянно целуя подруге ушки, шею и обнимая её за плечи. Она и не ожидала, что женские ласки так отличаются от мужских, они тоньше, нежнее и изначально направлены на удовольствие партнёрши.

Продолжая целовать груди Марии, Галя расстегнула последнюю пуговицу на её юбке, которая упала к их ногам. Стоя посреди купе, Мария оказалась совершенно голой, блестящие чулки только подчёркивали её наготу. Продолжая блуждать руками по ее телу, Галина вначале усадила, а затем уложила Марию на полку и не давая подруге опомниться начала целовать ее между ног. Мария вцепилась руками за стол и какую-то ручку у себя над головой, раскинула ноги в этой тесноте как можно шире, и уже не сдерживая себя, причитала и охала от удовольствия. Неожиданно Галя оставила подругу, метнулась к своим сумкам и тут же вернулась с длинным и немного кривым огурцом. Вытерев его полотенцем и облизав, Галина начала не быстро, но решительно вводить овощ в разгоряченное влагалище Марии. Постепенно увеличивая амплитуду движений, Галина наблюдала за выражением лица своей любовницы, но та лежала с закрытыми глазами и прикушенной нижней губой и молчала. Через минуту Галя остановилась и спросила...

 — что-то не так?

 — он такой холодный и потом... , ты только не обижайся, но мне нужен мужчина...

 — это пусть огурец обижается, а я тебе удовольствие сегодня по любому доставлю. Понравилась ты мне, посерьезнев, произнесла Галина. Она поднялась с колен, поправила прическу, одернула юбку и вышла из купе.

Оставшись в купе одна, Мария легла на бок, лицом к стене. Черная граница чулок оттеняла молочный зад в полумраке ограниченного пространства и любой вошедший сюда не смог бы отвести взгляда от столь аппетитной части ее тела. Только скорее бы он этот самый «любой» пришел, думала Мария. Странно, но ей ничуть не было стыдно за то, что она выступала сейчас в роли обычной поездной проститутки, у нее даже был сутенер — проводница. Какая же я проститутка, если не беру денег, продолжала мысленно оправдываться Мария. А может быть, Галина берет деньги, где-то там договариваясь с мужчиной? Ну и пусть берет, пусть она продаст ее первому встречному, пусть даже их будет несколько... Но только чтобы они смогли утолить ее жажду своими крепкими молодыми членами, она сделает все, чтобы им было хорошо и позволит им делать с собой все, что они захотят. Как же я хочу, чтобы меня выебли!

В этот момент, дверь открылась, и в купе вошли двое — Галина и тот самый мужичок, зашедший к ним накануне без стука. Глаза его мгновенно сфокусировались на округлостях голой попки, лежащей перед ним женщины и он, выставив вперед руки, как зомби, двинулся вперед. Лежа с закрытыми глазами, Мария не могла знать, кого ей привели, да это было и не к чему. Вот, уже чьи-то руки гладят ее по ногам и попе, вот они переходят на поясницу и живот, а вот уже мнут ее правую грудь. В это время Мария ощущает прикосновение к своему заду твердого, продолговатого предмета, но контакт этот не полный — ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх