Сессия

Страница: 2 из 2

и вылизывает пупок. Через трусики целует лобок. Она широко раздвигает ноги, Дима становится перед ней на колени, сдвигает повлажневшую ткань трусиков и целует ее в нежные внутренние губки. Раздвигая их языком, он погружает его во влагалище, такое горячее и влажное уже готовое принять его член. Но он продолжает работать языком, перемещая ласки на клитор, с давлением скользит по сторонам от него, нежно теребит кончиком языка и, наконец, свернув язык лодочкой, трет его ритмичными движениями вверх вниз.

Лана чувствует, как сладкие волны возбуждения исходящие от этой точки расходятся по всему ее телу. Она опускает ноги на его спину и начинает пятками подталкивать, задавая более быстрый ритм. Её дыхание прерывисто, временами ее начинает бить дрожь, волны возбуждения кружат ей голову. Лане кажется, что она улетает в сияющую даль. И свет становится всё ярче и ярче, пока не вспыхивает молнией, охватывая сладостным вихрем первого оргазма все ее существо. Она дергается и задыхающимся голосом шепчет

 — Ещё... Ещё... А вихрь всё длится, и прикосновения Диминого языка вызывают такое безумное наслаждение, что кажется, чуть сильнее и будет смертельно больно. Волны наслаждения проходят одна за другой, постепенно спадая, оставляя погруженное в сладкую негу тело. Она тянет Димыча вверх, и целуя взасос ощущает вкус и запах своей щелочки на его губах.

 — Димочка ты прелесть... — горячо шепчет она.

Вдруг, охватив его руками и ногами Лана повисает на нем. Прижавшись всем телом она ощущает своей ещё трепещущей от испытанного наслаждения щелочкой, возбужденный и истомившейся в штанах член. «Блин, я ему все брюки замочила» — подумала она и, расцепив объятия, прикоснулась рукой — «черт так и есть».

Расстегнув зиппер, она залезла к нему в трусы и вытащила инструмент на волю. «Ух ты, какой длинный» — глядя в полумраке, подумала она, — «Хотя, не так уж сильно. Просто он одновременно длинный и тонкий, поэтому кажется длиннее, чем на самом деле» она вспоминала те порнушки где у мужиков они были огромадные и толстые. «Зато в один обхват ладошки... и раз два три длины... и поцелуйчик на конце». Она склонилась и нежно поцеловала его головку, обвела ее язычком и поцеловала вновь.

 — Постой, не так... — он усадил её снова на край стола. Лана, взяв себя за колени, широко раздвинула ноги, и почувствовала, как член Димы заскользил взад-вперед вдоль широко раскрытых влажных губок, не входя во влагалище и мягко поглаживая своей головкой клитор. Нарастающее сладостное возбуждение вновь полностью охватило ее. Его трепетные поцелуи кружат ей голову. Тут же она начинает неистово сосать его жадный язык, словно крича о своем желании: «Войди же в меня, войди поскорее!!!» И Дима в ответ меняет траекторию движения. Вначале его головка, раздвигая набухшие внутренние губки, лишь слегка погружается внутрь истомившейся желанием дырочки, с каждым толчком проникая всё глубже и глубже внутрь. У изящно сложенной Ланы внешние губки маленькие и пухленькие, и внутренние аккуратненькие, смыкающиеся к блестящей маленькой бусинке клитора. А влагалище такое по девичьи узкое, и так плотно охватывает Димин член (ему такие тесные раньше не встречались), что взаимное возбуждение нарастает лавиной. Движения Димы становятся всё энергичнее и размашистей. То, почти полностью выдвигаясь (лишь головка внутри), то заходя до упора его член мягко касается матки и чуть сдвигая ее растягивает влагалище.

Димыч зарылся лицом в ее густые темные волосы и Лана слышит, как его дыхание становится всё тяжелее и яростнее. Задыхаясь, он шепчет,

 — Ещё не-ет... Не сейчас-с-с... Такое наслаждение... Чуть дольше... — с неимоверным усилием он отрывается от неё.

Его дыхание как после изнурительного кросса, лицо в испарине. Лана сползает со стола, полностью стягивает с него одежду, и нагнувшись берет член в руку. Она проводит по нему своими распущенными волосами — слева направо, взад вперед.

 — Сумасшедшая!! Я ж так кончу сейчас, — шипит Дима и усаживается на стол.

 — Прости, сладкий мой, я по другому... — мягким толчком в грудь Лана укладывает его, не отпуская всё это время его член, она свободной рукой откидывает волосы и приближая свой рот.

 — Сейчас я его остужу — она дует на него, временами покачивая головой и шепча, — Сладенький... сладенький...

 — Иди ко мне — через некоторое время говорит он.

 — Позиция номер два «она сверху» — хихикает Лана и присев сверху на корточки, засовывает член в совсем не потерявшее возбуждение влагалище. Она начинает дивную скачку, ощущая как с каждым её движением его член скользит внутри неё, раздвигая стенки волшебной пещерки. Временами она замедляет ритм, и присев до упора в матку начинает круговые движения. В ответ раздается стон восхищения. Она пытается во время движения вверх сжать все внутренние мышцы, как бы удерживая член внутри себя. И от этого тугого скольжения их охватывает такое жгучее возбуждение, что через пару минут Дима хрипит

 — Стой!... Ну, постой же!...

Она с трудом справляется с собой и, соскочив, вновь дует на пульсирующий и подрагивающий в полумраке член, с вздувшимися от напряжения венами, блестящий от её влаги. Напряжение чуть спадает, и она ложится рядом. Он поворачивается к ней и входит в нее лежа на боку, обнимая и целуя. Так, не расцепляя объятий, сося её язык и не вынимая член, он поворачивается на спину. Она снова сверху, но с сомкнутыми и вытянутыми ногами. Чуть раздвигая их, она как можно глубже смещается вдоль члена вниз, с силой сжимает бёдра, ощущая при этом, как ствол основанием сильно давит на клитор.

Распростершись на нем, она начинает покачиваться вверх вниз. Её возбужденные соски, прижимаясь, мнутся о его грудь. Она ощущает, как под её губами часто бьётся жилка на его шее, и как через плотно сжатые губки со сладостным трением толчками движется его член. Млея от удовольствия, она стремится облегчить его проникновение, но сильно всё сжимая затруднить его выход.

Внутри неё всё горит, бурным потоком нарастает оргазм. В трепете она замирает от пронзительно острого ни с чем не сравнимого восторга. Она в полуобмороке и не осознает ничего вокруг, лишь его движения внутри неё и его тело обнимающее её. Он мягко продолжает покачивать её на себе, доводя почти до полной отключки. И вот она начинает скорее даже не стонать, а тихонечко поскуливать, не в силах пошевелиться от ошеломившего её наслаждения.

Постепенно звон в ушах проходит и она, возвращаясь к реальности, чувствует, как Димка снова чуть не кончив вытаскивает член и, развернув, припадает губами к её губкам. Его язык там, где только что был его член, со смешными хлюпающими звуками скользит вокруг и внутрь. Несмотря на вновь накатывающийся экстаз, Лана с трудом овладевает собой и потянувшись, берет его член в рот. Она нежно целует его в головку, проводит кончиком языка по уздечке и вниз к яичкам. Охватив его губами, она начинает двигать головой. Потом, внешне замерев, продолжает движения внутри, энергично потирая основанием языка нижнюю область головки. Его язык неистовствует в ее промежности, дразня клитор, шлёпая по внутренним губкам. Она трепещет, ощущая, что и его тоже начинает бить дрожь. Он толчками продвигает член глубоко к глотке. От этого Лана чуть ли не давится, но в экстазе продолжает лихорадочно засасывать. Дима стонет и рычит у нее в щелочке и вибрация от этого окончательно сводит её с ума.

Вновь вихрем налетает оргазм. Она чувствует, как мощными толчками густая струя спермы влетает ей прямо в глотку. Судорожно сглотнув, она приоткрывает рот, и остатки спермы, выстреливая внутрь, стекают по члену и мошонке, капая на полировку стола. С благодарностью за райское наслаждение она целует и облизывает эту замечательную головку.

Переводя дыхание, в изнеможении они лежат рядом. Обняв Лану, Дима шепчет:

 — Восхитительная... Шаловница моя... Звёздная моя волшебница...

 — Димочка ты такой... такой классный... мне так здорово никогда не было... — произносит она с трепещущей улыбкой. От переполняющих эмоций её глаза блестят.

 — Я давно по тебе с ума схожу... — целуя в грудь и ложбинку под шеей, отвечает он. Проходит ещё несколько минут.

 — Слушай, а сколько времени сейчас? — озабочено обернувшись к потемневшим окнам, спрашивает она и, глянув на его часы, восклицает:

 — Что-о-о два часа прошло!? Меня ж дома прибьют!

 — Скажешь, с подружками экзамен отмечали, мороженное ели.

 — Ага, эскимо на палочке... и сливки... в шоколаде — рассмеялась в ответ она.

Одевшись, они спустились вниз и мимо мирно дремавшего вахтера выскользнули на вечернюю улицу.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

наверх