Универсальный ключ

Страница: 1 из 4

Когда я работал ночным дежурным по большому офисному центру, больше всего меня бесили обитатели, а вернее обитательницы третьего этажа. Не знаю уж, чем занималась контора, которая выплачивала им зарплату, но подбирали их как близняшек — каждую можно было с уверенностью называть офисной стервой. Справедливости ради надо отметить, что трудно было судить, кто там у них начальница, а кто секретарша, молодые и, черт возьми, все до одной весьма симпатичные они обращались друг к другу по именам и держались вполне дружески. Друг с другом. Не знаю, может быть долгое общение в чисто женском коллективе привело к тому, что мужчин эти боевые подруги, очевидно в грош не ставили и никогда не упускали случая продемонстрировать это. Что я, от них натерпелся за несколько месяцев работы, вам вряд ли интересно, меня они воспринимали, как обычного вахтера и, кстати так же и называли, между собой, правда, но достаточно громко, чтобы слышно было. Но я постоянно наблюдал, как какой-нибудь бедолага, посетитель ли, пришедший к ним по делу, коллега с другого этажа и даже случайно встреченный на лестнице, лишь бы он был мужчиной, выходил от них, сжимая кулаки в бессильной ярости и с красными пятнами на лице. Вы наверняка сами сталкивались с таким проявлением женской солидарности, чем-то сродни лесбийству. Разумеется основной прием их был прост и стар, как мир... завести, не дать и посмеяться... Если две подруги знают, что они привлекательны, они уж не упустят случая доставить такое удовольствие друг дружке, за исключением, конечно, тех случаев, когда сами готовы вцепиться друг дружке в мордочку. А уж если таких подружек больше трех, то случайная встреча может обернуться для тебя виртуальной кастрацией...

Стоит ли говорить, что очень скоро они отучили меня требовать от них соблюдения распорядка. По правилам, работа в бизнес-центре заканчивается не позже восьми, к этому времени все офисы должны пустеть, ключи сдаваться, включается общая сигнализация и я, или другой ночной дежурный начинает вечерний обход. Но попробовали бы вы выставить на улицу этих молодых львиц, если им вздумалось попить кофе и поболтать под вечер. Такое случалось зачастую, для этого конечно должно было совпасть, что ни одна из юных деловых женщин не собралась в театр, ни за одной не приехал на роскошной иномарке кавалер, и на улице не стоит прекрасная погода, которая даже такую стерву может превратить в довольно-таки милую девчушку. Но, в будние дни... Но в дождь...

После первой стычки с этими улыбающимися сучками я чуть не кончил в коридоре от злости и обиды, так они меня словесно отделали, не переставая улыбаться и перемигиваться. Я чувствовал себя тупым, убогим, никому не нужным, и хотел только одного... перетрахать их всех на глазах друг у дружки. Хотелось кому-то жаловаться, что-то сделать, но я послушно ходил по этажам, пока леди не соизволили покинуть помещение, причем встретив меня на лестнице очень мило попрощались и пожелали спокойной ночи. Спокойной!... Я прошел по этажу, проверил все двери и уже собирался запереть туалет (на их этаже даже мужского не было) универсальным ключом, как почувствовал, что больше не могу, вошел внутрь и расстегнул брюки. Я стоял в темном помещении, глядя, как отсвечивает в смутном свете, падающем с улицы через матовые окна, кафель и фаянс сантехники, и стоило мне представить, как одна из них сейчас возвращается за чем то в офис и, заглянув в сортир видит, как я пытаюсь сам себе доставить причитающееся мне по праву удовлетворение, стоило мне представить, вспышку света и ее снисходительную усмешку, как мне не потребовалось ни одного движения, чтобы забрызгать кафельную стенку перед собой. Зато потом мне пришлось, дрожа от стыда и ярости прибираться в помещении, куда уже завтра запросто будут заходить эти самоуверенные сучки.

После этого случая я их просто боялся, старался не разговаривать даже когда принимаю дежурство или выполняю мелкие поручения, включенные в круг моих обязанностей. Но ведь необязательно устно сообщать женщине, что она имеет власть над тобой. Чем суше я отвечал на вопросы, тем больше кокетства появлялось в каждой издевательской интонации, тем больнее становилось моему самолюбию. Я чувствовал, что эти девчонки как-то выделяют меня, среди остальных дежурных, и улыбаются не так и поручения придумывают словно специально. А я, черт возьми, был обязан выполнять поручения сотрудников бизнес-центра! Фантазия у девочек была очень живой, они могли погрузить в мороку ремонта лифта, потому что одной из них померещилось, что «он барахлит», они могли дружески подмигнув всучить «денюжку» и послать за пивом, джин-тоником или банкой растворимого кофе «не в службу, а в дружбу». Однажды, одна из них, не самая высокая, но с самыми роскошными формами, принципиально не носящая ничего, кроме дорогих джинсов, и блузок, велела мне с самого начала смены (16.00) ждать курьера, который будто бы должен принести что-то очень важное с минуты на минуту. Она улыбалась мне и строго-настрого запретила отлучаться с вахты. Я только вошел, не успел даже снять плащ, руки помыть, ну разумеется не зашел я и в туалет, что на нашем этаже по коридору за дальней лестницей. Подождать десять минут я, конечно же согласился, но прошел уже час, полтора, а курьер и не думал приносить «очень важный пакет с документами». Мне было не по себе, потому что я клятвенно обещал получить конверт из рук в руки, но сейчас думал уже только о том, чтобы уходящие домой сотрудники центра, среди которых было еще много молодых симпатичных женщин, не обратили внимание на то, что вахтеру, то есть, блин, ночному дежурному, все труднее сидеть на одном месте неподвижно. Я перекрещивал ноги под столом, ерзал на стуле, который начал казаться мне очень неудобным и только собирался плюнуть на обещание и сбегать по коридору, как вдруг почувствовал, что за мной наблюдают.

Это была не та, прозванная мной заглазно «Телкой», но разумеется одна из ее подружек по этажу. Стоя у раздвижных решетчатых дверец лифта, эта девушка внимательно, со своей треклятой усмешечкой, наблюдала за мной. Я как-то сразу понял все. Ее подруга, может быть просто хотела подшутить и подослала ее проследить, достаточно ли с глупым видом я ожидаю несуществующего курьера. Но эта тоненькая как тростинка большеглазая киска поглядев за мной поняла, что меня мучает в эту минуту. Я сразу увидел, как ей это понравилось! Сообразив, что я заметил ее, она не растерявшись, медленной и наглой походочкой прошла ко мне через холл.

 — Просили передать, — весело улыбнулась она мне... — чтобы вы ни в коем случае никуда не отлучались! Документы очень важные, курьер точно вот-вот подойдет. Уж мы его так ждем, так ждем... — она улыбнулась, как будто призывала меня держаться молодцом... — уж вы нас не подведите.

И уехала на лифте. Стерва глазастая, она знала, что теперь я, как идиот, из принципа буду сидеть здесь неподвижно, пока не придет курьер, или не спустится последняя сучка с четвертого этажа. Ну или пока не лопну, подумал я, прикинув, что совсем неподвижно сидеть уже не могу и тихо зарычал сквозь зубы.

Они наверное пожалели меня и спустились не очень поздно — полдевятого. Почти пять часов я сидел в пустом холодном холле, крепко стиснув колени, и ждал, пока несколько красивых девчонок не допьют наверху свой кофе. Я скрипел зубами так, что стер их до оскомины. Я исцарапал ладони ногтями, я не мог думать ни о чем, только мысленно умолял — девочки, милые, пожалуйста домой!

Наконец широкий, открытый, под старину лифт, с раздвижной решеткой отзвонил и съехал на первый этаж. Вместительной кабины как раз хватило для стайки весело щебечущих бизнесвумен. Первым делом они, конечно, поглядели на меня, но тут же сделали вид, что как обычно не обращают на дежурного никакого внимания и дружно весело захохотали, словно какой-то своей шутке. Хохот этот тупой болью отозвался у меня внизу живота.

 — Ну вот и уходим! — затараторили они, подойдя ближе и всматриваясь ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх