Наказание

Страница: 2 из 3

с крохотными розовыми бутончиками, как раз таких, какие нравились господину Ду, только разжёг её гнев. Она достала из причёски длинную острую шпильку, и со всего размаху вонзила её в левую грудь Хэ. Та отчаянно закричала от неожиданности и боли. Когда Цзы Мэй увидела кровь ненавистной соперницы, она опомнилась. Маленькая Ли предупредила её, что тело Хэ должно остаться нетронутым до начала наказания.

 — Мерзавка, я разрежу тебя на кусочки! — прошипела сквозь зубы Цзы Мэй, и быстро удалилась.

Наказание было решено провести в доме. Господин Ду хотел было пригласить опытного палача из уезда, но маленькая Ли, ко всеобщему удивлению, попросила, чтобы это дело доверили ей. Цзы Мэй, знавшая о намерениях Ли, горячо поддержала эту идею.

Госпожа настояла, чтобы при наказании не присутствовал никто, кроме господина Ду, Цзы Мэй, двух слуг из числа самых верных, и самой несчастной преступницы. Зрелище было подготовлено заранее. К тому моменту, когда господин Ду, наконец, вышел из своих покоев и занял своё место в высоком кресле, бедняжка Хэ была уже раздета и крепко привязана к специальной деревянной раме. В рот ей забили кляп. Цзы Мэй хотела наслаждаться криками жертвы, но Ли настояла на своём. «Когда человек кричит, ему не так больно», — объяснила она, — «а нам нужно, чтобы мерзавка помучалась как следует».

Наконец, господин устроился поудобнее, взял в руки веер, и слегка качнул им. Это был знак к началу наказания.

Маленькая Ли, одетая в красное, выступила вперёд, и низко поклонилась господину и госпоже.

 — Мне, ничтожнейшей, оказана честь наказать эту жалкую преступницу, вызвавшую своим мерзким колдовством расстройство здоровья преждерождённого господина Ду, — начала она. — Нет такой страшной казни, которой заслужила эта мерзавка. Несомненно, что после смерти Янло утащит её в самую смрадную пещеру ада, где она будет мучаться десять тысяч лет. Но малую долю причитающихся ей наказаний она испытает сейчас, — она хлопнула в ладоши. Появился слуга с подносом, на котором были разложены какие-то бронзовые инструменты, иглы, ножи. Другой слуга внёс небольшую жаровню.

 — С позволения господина Ду, я хотела бы начать с грудей преступницы, ибо именно этими своими частями она соблазнила господина... — промурлыкала Ли, поглаживая сосочки своей жертвы. Та крепко зажмурилась, не решаясь открыть глаза.

 — Смотрите внимательно, господин, как красивы эти маленькие соски, подобные бутонам пиона... — продолжала Ли, гладя и лаская груди Хэ. Постепенно та расслабилась. Было видно, что она отдаётся ласкам. Внезапно Ли встряхнула рукавом, откуда вылетела длинная игла. Через мгновение эта игла погрузилась глубоко в нежную плоть Хэ. Её тело содрогнулось от неожиданной острой боли. Игла вонзилась в самую середину соска и вошла глубоко. По груди побежала тоненькая струйка крови.

Ли достала бронзовые щипчики и сдавила ими самый кончик пронзённого соска, одновременно раскачивая иглу из стороны в сторону. Хэ рванулась, но верёвки держали её крепко. Из глаз потекли слёзы.

 — Видите, как ей больно? — с гордостью сказала Ли, — а ведь это всего лишь крохотная часть её тела. Впрочем, я могу облегчить ей страдания, — с этими словами она выдернула иглу, — но... — она ещё сильнее сдавила сосок и крутанула щипцы. Кровь брызнула на землю.

Возбуждённая зрелищем Цзы Мэй хлопнула в ладоши. Поощрённая Ли ещё сильнее выкрутила сосок и сделала знак слуге с жаровней. Тот почтительно передал ей раскалённый медный прут на деревянной рукоятке. Через мгновение кончик прута упёрся в вывернутый сосок. Женское мясо зашипело, сгорая. Хэ отчаянно завертела головой. Её тело содрогнулось с такой силой, что прочная рама заскрипела.

Маленькая Ли довольно улыбнулась, положила прут, и приникла ртом к обожжённой груди истязуемой. Через мгновение она подняла голову: в её зубах был зажат маленький сосочек Хэ, только что поджареный прутом.

 — Преподнеси это лакомство дорогому господину! — приказала Цзы Мэй. Она ждала этого момента: маленькая Ли в подробностях рассказала о том, что она собирается делать с Хэ.

Господин Ду не мог оторвать глаз от зрелища. Когда же маленькая Ли приблизилась к нему, держа в зубах кусочек обжаренной женской плоти, он даже привстал от волнения. Ли наклонилась над ним, и передала лакомство изо рта в рот. При этом губы господина и служанки соприкоснулись, и Цзы Мэй невольно нахмурилась: ей совсем не понравилась такая фамильярность. «А ведь маленькая Ли красива» — впервые подумала она, — «и если мой господин обретёт былую силу...» — перспектива была очевидной. «Впрочем» — подумала она трезво, — «господин Ду никогда не ограничивался мной, а эта Ли, кажется, умна и изобретательна. В конце концов, она в моей власти. Почему бы и нет?» В этот момент она заметила, что смотрит на тоненькую спину Ли с интересом. «Почему бы и нет?» — снова подумала она, на сей раз имея в виду свои собственные тайные желания.

Между тем Ли уже стояла возле рамы, осторожно смазывая открытую рану на груди Хэ какой-то мазью.

 — Это на время утишит боль, — пояснила Ли, — иначе эта мерзавка ничего не почувствует в других местах, — сладко улыбнулась она, и сделала знак слугам. Те взялись за рычаги рамы, и с усилием сложили её пополам. Теперь тело Хэ было согнуто. Слуги развернули раму, и присутствующие увидели обнажённые ягодицы девушки.

 — Теперь мы займёмся её тайными органами, — объявила Ли. — Именно этим местом она лишила господина мужской силы, и поэтому наказание должно быть значительным. Ведите, — приказала она.

Слуги исчезли, а Ли, похлопывая по ягодицам Хэ, начала смазывать её женское отверстие жидким маслом.

 — Сначала нужно расширить эту дыру, — сказала она, отводя руку в сторону. Открывшееся зрелище было весьма примечательным. Маленькие половые губки девушки набухли и покраснели, между ними показалось тёмное отверстие влагалища. Короткие волосики по сторонам лоснились от масла, отливая цветом воронова крыла.

Хэ развела в сторону складки, скрывающие вход в женское тело, потом потрогала маленькую розовую губку, похожую на пионовый лепесток.

 — Эти части женского тела особенно привлекают мужчин, — мурлыкнула она, — так что будет справедливо, если мы лишим их её.

Она ухватила розовый лепесток специальными щипцами и сильно оттянула её в сторону. В другой руке у неё появились ножницы. Она надрезала растянутый кусочек кожи у основания, а потом сильным движением оторвала его от тела. То же самое она проделала и с другой половой губой жертвы.

В этот момент слуги ввели в помещение крупного осла.

Господин Ду, сообразив, в чём будет заключаться эта часть наказания, привстал, чтобы получше разглядеть происходящее.

 — Я смазала дыру этой мерзавки специальным маслом, возбуждающим ослов, — кротко улыбнулась маленькая Ли. — Сейчас он почувствует запах, и...

Осёл рванулся вперёд с такой силой, что слуги выпустили из рук поводья. Обезумевшее животное бросилось на станок и чуть не повалило его. Огромный член вытарчивал из серых кожаных ножен, как боевая булава.

Маленькая Ли с удивительной ловкостью поднырнула под ослиный живот, схватила член, и направила его в окровавленное отверстие Хэ.

Бедняжка раскрыла рот так широко, что кляп вывалился. Помещение огласил страшный, ни на что не похожий крик боли и ужаса.

Осёл бешено бился огромным багровым членом в теле женщины, разрывая его. По ногам Хэ стекала кровь.

Господин Ду с удивлением почувствовал, что его нефритовый стебель наполняется энергией Ян. Он даже украдкой засунул руку в отворот халата, чтобы удостовериться в этом. Так и было: яшмовый корень, несомненно, ожил.

Несколько минут все наслаждались дикими криками истязаемой Хэ. Наконец,...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх