Нежные воспоминания о влагалище Оксаны

Страница: 2 из 3

под юбочку Оксане. Она, только взглянув на меня мельком, делает вид, что ничего не происходит. Это меня еще больше окрыляет, и вот, уже мои пальцы, отодвинув уголок трусиков, проникают глубже. Нащупываю волосики на пизденке, потом начинаю искать дырочку. Ба-а-а, да мы уже мокренькие! Вот это кайф. Милочка, ниче не подозревая, продолжает жрать шашлык, а Оксанка закуривает сигарету, только чуточку сильнее сжимая свои ножки. Я вовсю запускаю два пальца, указательный и средний в ее дырочку, большим, в то же время, продолжая ласкать волосики. Оксана даже откинула голову, выпуская дым изо рта. Видно, ей это доставляет удовольствие. В какой — то момент, я вынимаю мои, уже мокрые от ее выделений пальцы из ее пизды, и на ее глазах, демонстративно засовывая себе в рот, облизываю. Оксанкин взгляд затуманен, она уже ничего не ест за столом. Она хочет продолжения. А Мила. Что же делает Мила? Мила, бля, лезет под столом ко мне между ног, и поглаживает мой хуй! Пока только через брюки. Вот это да! Я сначала подумал, было, что это Оксанка, но, нет. Вон, обе руки ее заняты. В одной держит сигарету, а другой пододвигает к себе пепельницу.

Я предлагаю поехать на квартиру друга, где мы можем продолжить знакомство в «более «конфиденциальной» обстановке». Все — таки здесь бар, музыка, люди. Оксанка вопросительно поглядела на родственницу.

 — А че, почему бы и нет? Алик парень вроде неплохой, воспитанный. Только, «просто посидеть», без всяких там, ок?

 — Конечно, милые девушки, о чем может быть речь?!

Я начинаю с сотки во всю звонить Гришке домой. Бля, ебаный в рот, не берет, падла! Звоню на сотку.

 — Ты где?

 — Я буду дома часа через два, — отвечает Гришаня, сам ты, где сейчас?

 — Где — где? В Караганде! У меня тут такие девочки рядом, охуеешь!

Короче, мне нужно продержаться еще пару часов, пока этот свинья, Гришка, приедет домой. Потихоньку, исподлобья, взглянул на Оксанку. Она уже раздвинула ножки, и так и ждет моей руки. В уме то она понимает, что потрахаться нам при Милке будет почти невозможно. Я стараюсь побольше подливать водочки Миле, в надежде ее напоить до усрачки. Но нет, эту прожженную шалаву водка не берет. Она уже расстегнула мою ширинку, и лапает головку моего члена, который и так готов уже разорваться от возбуждения.

Я думаю, не столько от Милкиных ласк, сколько от мокрой пизды Оксанки. Так мы и продолжаем сидеть, я, запустив уже три пальца в промокшую насквозь пизду Оксанки, а Мила, лаская головку моего стоячего колом хуя. Благо, что скатерти на столиках этого заведения длинные, и можно только догадываться, что это там шурует под ними. Отрываемся мы от своих занятий, разве, чтоб подлить в стаканы спиртного, да поднять еще какой бессмысленный тост. Правда, еще через минут пятнадцать нашего «сиденья», Оксанка только еще плотнее сжала мою руку в промежности, откинула голову назад, тряхнув волосами, и, еле сдерживаясь, издала какой — то сдавленный звук, отдаленно напоминающий стон. Потом она прогнула спину, выпятив попочку назад, таким образом, что, моя рука выскочила из ее пизденки, и, поправив юбочку (вот шельма, а!), закурила сигарету.

«Кончила, сучка!» — подумал я, едва улыбнувшись в ее сторону. Оксанка, даже не взглянув в мою, стала сама разливать водку по стаканам. Милочка вроде ниче не заметила, только улыбка ее, адресованная мне, стала еще больше похотливее.

«Где же носит этого гандона?» — думал я про своего друга Гришу, желание во мне уже кипело во всю. Единственное, что я никак не мог представить себе, как я отъебу эту сучку Оксанку, если Мила не заснет. Придется, видимо, выебать сначала Милку, да по полной программе!

 — А ты женат, Алик? — спрашивает тут Мила, совсем не кстати.

 — Казак женат, когда жена рядом!

Это уже я. В левой руке у меня стакан, почти до краев наполненный водкой, правую же я пытаюсь снова пропустить под столом в промежность моей (?) Оксанке.

 — Лишь бы твой не приперся тебя искать! — не знаю, что больше не нравится Милке, перспектива встретиться с братом (и мужем своей невестки), или на самом интересном месте прервать такое приключение со мной.

 — У меня тост! Выпьем за настоящих мужиков! Давай на брудершафт? — Милка, похоже, совсем захмелела. Глаза затуманены, со рта не слезает похотливая улыбка. Она уже не скрывает своего желания перед невесткой, и, выпив на этот чертов «брудершафт», нагло впивается губами в мои губы. Язык ее проникает ко мне глубоко в рот, рука начинает ласкать мою грудь, а вторая опять лезет расстегивать мою ширинку, которую я застегнул всего пару минут назад. За ее спиной Оксанка посылает мне воздушный поцелуй, и, делая притворно — обиженное личико, надувает свои губки.

 — Я тебя хочу, зая, — шепчет мне Мила, и берет мое ухо целиком себе в рот, — ты такой сладенький...

 — Я тоже тебя хочу, милая Милочка...

Дурацкая игра слов. Меня раздражает в ней все. Ее слюни, оставшиеся на моих губах и ухе после «страстных» поцелуев, ее золотые зубы, ее рука, опять влезшая ко мне в штаны. Наглая шлюха! Быстрей бы объявился Гришка, вот кто выебал бы ее с большим удовольствием! Тем более, что совершенно бесплатно, что так несвойственно для моего друга. Милка, я думаю сейчас в таком состоянии, что отдастся хоть встречному — поперечному.

Вдруг, Оксанка вся как — то напряглась, затушила быстренько сигарету (десятую, двадцатую?), и одними глазами показала Миле на вход. Та, взглянув в ее сторону, тут же убрала свою руку с моей ширинки, и стала поправлять прическу. Я тоже посмотрел туда. Сквозь столики, протискивался какой — то бугай, ростом под два метра, с короткой стрижкой под бокс, затянутый в футболку и джинсы. Ну, вы знаете, да, такой тип?

Первая мысль, пришедшая ко мне в голову в тот момент, оказалась следующая...

«И как только она спит с этим быком?...»

Бык, тем временем, преодолев, наконец, естественные препятствия, оказался у нашего столика. Он медленно и свирепо оглядел всех сидящих, и остановил взгляд почему — то на мне.

 — Ты кто такой?

Я не перестаю удивляться над этими наивными простаками. Их женушки сами, по собственной, так сказать, инициативе, раскрывают свою промежность другому мужчине, а они винят в этом не жену, а того самого мужчину!

 — Славик, перестань, не смеши людей! Это мой бывший однокурсник с автодорожного, — быстренько сориентировалась Милка.

Более того, она даже намекнула, «где мы с ней раньше учились». Ну и бабы! Вот коварные, а?

 — Не пизди, сестренка, ты опять таскаешь за собой эту блядь Оксанку, и ебетесь с мужиками! Я что, лох?

Меня так и подмывало сказать... «да лох ты, лох, кто же иначе?» Но вместо этого, я закурил сигарету, и подозвал официанта принести еще водочки. Ну и дела. Вон, оказывается, какие здесь страсти. Эти суки, сестра Славика и его шлюховатая женушка, на пару ходят снимать мужиков, а я еще с ними цацкался. Надо было сразу тащить их куда — нибудь за угол, и отодрать во все дырки. А я здесь, бля, дифирамбы пел. Кто настоящий лох, так это здесь я!

Вот какие неутешительные мысли пробежали одна за другой в моей голове. А Славик тем временем стоял и базарил со своими родственницами, которые, в особенности Оксанка, не особо желали покидать мое общество. Оксанка это мотивировала просто и без затей...

 — Я с тобой никуда не пойду. Ты меня изобьешь.

Знакомая откорячка. Бабы, если напьются, костьми лягут, лишь бы добиться, взбредшей в данный момент в их пустые головы идеи. Однако быка это ни в коем случае не смутило, и он, чуть ли не за шкирняк потащил их к выходу. Напоследок, лишь обернулся...

 — А ты здесь сиди, дождись меня! Разберемся сейчас, че к чему.

Нет, ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх