Познание себя

Страница: 1 из 4

Начало этой истории уходит в 1989 год. Мне тогда было 14 лет, и зарождавшаяся сексуальная озабоченность пробуждала в голове самые различные картины и выходила в мокрые пятна от ночных поллюций. Это был такой период, когда страшно возбуждался даже от вида голых женских тел, нарисованных неумелой рукой в школьном туалете на стене.

Однажды на занятиях друг Сашка, второгодник и переросток, рассказал по секрету, что случайно приобрел пачку фотографии, на которых «мужики пилят баб во все щели, и не только...». Интерес залил все сознание, вытеснив сразу же алгебру и геометрию. «Дай посмотреть!» Но Сашка, усмехнувшись, сказал... «С собой нет. Они у меня дома, под матрасом. После школы пошли — посмотрим.» Я кивнул в знак согласия. Кое-как дотерпев до конца занятий, мы помчались к нему домой. Сашка жил только с матерью и старшим братом, т. к. отец от них ушел, когда Саше было 3 года. Когда мы, запыхавшись, примчались к нему домой, дома никого не было — его мать и брат, наверное, были на работе. Поэтому Сашка сразу же кинулся к своей кровати и, засунув руку глубоко под матрас, выудил сверток, завернутый в газету. «На, смотри, только не обкончайся», улыбаясь, сказал он. Дрожащими руками я развернул газету и прилип глазами к первому снимку, на котором мужик целовался с голой женщиной, держа ее за грудь. Фотография была черно-белая и поэтому на загоревшем теле женщины резко выделялась белое пятно на лобке от трусиков. Взгляд уперся в место, где сходились слегка разведенные ноги. На следующей фотке женщина, стоя на коленях перед мужиком, сосала его член. Я почувствовал, как медленно зарождающаяся волна возбуждения, вдруг, мгновенно пронеслась яркой вспышкой от глаз в мозг и обрушилась уже мокрым потоком в районе живота...

Очнулся я оттого, что Сашка с испуганными глазами тряс меня за плечи. Приходя в себя, я понял, что сижу на полу, и в моих трусах ощущается мокрота. Сашка заметил проступившую влагу на моих штанах и удивленно спросил... «Ты что, кончил?» От стыда моя голова опустилась вниз, и Сашка, приняв это движение за кивок, удивленно пробормотал... «Ну, ты даешь!», а потом спросил... «Как это ты умудряешься даже не дроча кончить?» Теперь пришла моя пора поинтересоваться... «А как это — дрочить?» Сашкины глаза, уставившиеся на меня, стали еще больше... «Ты что никогда не дрочил?» И видя в моих глазах подтверждение своему вопросу, принялся наставлять... «Ты что, это такой кайф, такое снятие напряжения. Мне Андрюха рассказывал, что у его матушки есть книга, в которой даже говорится, что подросткам это необходимо, чтобы крыша не поехала.» У Андрея — Сашкиного друга — родители была врачами и поэтому информация, поступающая от него имела надежные медицинские источники. Я, смутившись еще больше своей неосведомленностью и, частично, увеличивающимся пятном на штанах встал и, покачиваясь на дрожащих ногах, поплелся в ванную. Когда я снял штаны и начал снимать трусы, в ванну заглянул Саша... «Их надо застирать, а то пятно останется!» Он дал мне тазик и порошок. Я в одной рубашке, нагнувшись над ванной, стал стирать. Ветерок, задувавший в открытую дверь, приятно холодил ягодицы и влажное пятно спереди. Тут сзади я услышал... «Ты рубашку сними, а то намочишь». Обернувшись, я увидел, что Сашка не ушел, а стоя в проходе, смотрит, как я стираю. Я поднял руки и осмотрелся, думая, обо что их вытереть. «Саш, — обратился я к нему, — обо что можно вытереть руки, а то они у меня мокрые и в порошке?» «Подожди, я тебе сейчас помогу» — Сашка приблизился ко мне. Он подошел сзади ко мне и стал расстегивать пуговицы рубашки на моей груди. Его, вдруг такое шумное и прерывистое, дыхание раздавалось возле самого моего уха. Он расстегнул две верхние пуговицы и начал возится с третьей в районе моего живота. Поскольку он был выше меня почти на голову, ему пришлось склониться и прижаться своей грудью к моей спине. Толи пуговица заела, толи петля накрутилась на нее, но Саша продолжал возиться с ней, прижимая меня к себе все сильней и сильней. Я, подумав, что если я повернусь к нему лицом, то ему будет проще распутать пуговицу, развернулся к нему лицом. И тут же я увидел странный взгляд, которым он смотрел на меня. Лихорадочный блеск его глаз гипнотизировал. Внезапно он осевшим и вздрагивающим голосом прошептал... «Вова, хочешь, я научу тебя онанировать?» Я, от внезапности потерявший дар речи, кивнул. «Только ты должен будешь меня слушаться и во всем мне доверять. Тогда тебе будет очень приятно». Снова кивок. Саша, пристально глядя мне в глаза, положил мне руки в вырез рубашки на груди и, проведя мне по плечам, снял с них рубашку. Рубашка сползла с мох плеч и повисла на моих согнутых руках. Саша торопливо дрожащими руками расстегнул сначала одну, а затем вторую пуговицу рукавов и стянул рукава с моих мокрых рук. Рубашка, медленно скользнув по спине, повисла на талии. Саша, облизнув пересохшие губы, положил мне руки на талию... «Надо ее совсем снять». Его руки по моей коже опять оказались под рубашкой. Тепло его ладоней было приятно, и у меня от необычности ощущений перехватило дыхание. Руки, слегка придавив мою кожу, начали скользить к спине и, сойдясь сзади, начали опускаться. Саша при этом слегка присел и развел локти, и из-за этого рубашка на животе натянулась. Лицо его, и так бывшее близко к моему, приблизилось вплотную, и я почувствовал на щеке его горячее дыхание. «Закрой глаза» — услышал я его шепот. Я послушно закрыл глаза. Обострившееся чувство осязания дало новый импульс удовольствия, когда ладони, спустившись вниз, слегка сжали ягодицы. «Какая у тебя нежная кожа», шепот возле уха заставил меня невольно сжаться. «Не бойся», и ладони слегка сжимаясь, стали спускаться по попе к ногам, потянув за собой рубашку. И когда они оказались на низе попки, она, скользнув по ногам, упала вниз. Я вздрогнул от внезапной мысли, что я совсем голый стою перед парнем, и он держит меня за попу. Но в тоже время его теплые руки мне не были неприятны, а, даже, их легкое сдавливание попки, доставляло приятное ощущение. Особенно сильно оно проявлялось, когда пальцы слегка растягивали половинки в разные стороны. Я начал ощущать нарастающее желание и почувствовал, как мой член шевельнулся. Внезапно одна рука скользнула между ягодиц и опустилась вниз между ног, а другая настойчивым движением развернула мое тело боком к Саше. Я вздрогнул от приятной истомы, когда средний палец слегка прошелся по дырочке ануса, и ладонь стала разводить ноги, проникая вперед снизу. Остановившаяся рука с силой сжала попу, слегка давя пальцами на место где-то ниже мошонки. Ноги непроизвольно подогнулись, разводя колени, чтобы дать больше места для давления. Это было восхитительно. Я понял по напряжению внизу живота, что мой член уже стоял. Между тем вторая рука начала поглаживать мой живот и, плавно соскользнув, по бедру вниз, стала, нежно поглаживая плавно подниматься по внутренней поверхности ноги вверх к паху. Такого приятного ощущения я не испытывал еще никогда. Дыхание мое сбилось, я замер, весь сосредоточившись на ощущениях руки на коже бедра, тяжело хватая ртом воздух. И, поэтому, когда эта нежная рука, погладив другую по пути между моих ног, взялась снизу за мошонку, я выдохнул, и вместе с воздухом из моей груди вырвался громкий стон. Осторожно, еле касаясь, пальчики стали слегка перебирать мошонку. Я застонал еще громче. Краем сознания я, стесняясь, пытался подавить этот стон, но это было выше моих сил. Ощущения непередаваемого блаженства затмили все мое сознание, и я перестал себя контролировать. Все мое естество было сосредоточено на руке, которая, слегка шевеля пальцами, поднимается к основанию члена. Я уже стонал во весь голос, когда она, проведя пальцами по жирку возле основания, сошлась на моем стоячем, как никогда, члене. Я был уже на грани, и когда слегка сжатый Сашин кулак дошел до головки и, отходя обратно, натянул кожицу в уздечке, небывалый силы оргазм потряс и затопил мое сознание неописуемым блаженством. Крик мой отраженный стенами ванной ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх