ПЬЕДЕСТАЛ. Вектор 0

Страница: 7 из 8

пипетки с её языка мне в рот стек длинный густой плевок, потом — следующая порция ее влаги, еще плевок и еще. Слюна была кремового от вина и курения цвета, с их настоянным запахом и вкусом. Наконец, она опустила мои волосы и, собрав остатки слюны, резко напрягла губы плюнула их брызгами мне на всё лицо. Я закрыл оплеванные глаза и опустил голову.

 — Спасибо, Госпожа!

 — Неси мне сапоги, мудак. — Властный палец указал на черные ботфорты на шпильках в противоположном конце комнаты.

 — Ты должен знать как рабы носят сапоги или ты, сука, даже этого не умеешь! Неси во рту за каблук, живо!

Я, стуча коленями об пол, покрытый мурашками от её гнева и грубости, с невероятной эрекцией пополз к сапогам и стал стараться захватить ртом два каблука сапог, но они были тяжелыми и выпадали изо рта со стуком об пол. Сказывалось еще и волнение, я был весь в холодном поту и ошалел от напряжения.

 — Нет, это урод какой-то! По одному надо носить! Всегда только по одному, кусок дерьма!

 — Спасибо, Госпожа!

Я с каблуком ботфорта в зубах потащил его навесу как собака палку, стараясь чтобы голенище не касалось пола. Поднял голову и Госпожа, взяв руки раструб обуви плавно чтобы не повредить драгоценные ноготки просунула внутрь свою ножку, упираясь подошвой в моё лицо, державшее в зубах стальную шпильку. Затем вынула каблук из моего рта. Молнию мне было велено застегнуть самому зубами за навесики на замках. Я пополз за вторым ботфортом и всё исполнил второй раз. Я окончательно взмок и тяжело дышал.

Обутая Госпожа села боком на тумбу, закинув ногу, поставила ботфорт каблуком на ее поверхность. Вторая ножка свободно свисала, не касаясь пола. Она устроилась так, что её киска, поблескивая кулоном и колечками, слегка свисала с края.

 — Так. Это наглость, что Госпожа совершает обряд и не получает хотя бы крошечный оргазм!

Я всё понял и подполз к ее вагине. Она поставила свисавшую ножку мне на плечо, пальчиками руки развела свои губки и я стал плавно и ласково лизать её клитор, колечко с кулоном и вокруг него. Клитор был солоноват от моих слез и ее выделений. Я лизал долго и самозабвенно, она томно постанывала и перебирала пальчиками складки сверкавшей от слюны и сока вагины, подставляя мне места, где хотела бы ощутить кончик языка.

Дав мне возможность и время нализаться и насосаться её прекрасным органом, свисающим с края тумбы, Госпожа, спускается ножками на пол, поворачивается ко мне задом и закидывает одну ногу на поверхность, упираясь в край коленом. Волшебная поза! Сбоку — прекрасный каблук-шпилька для Femdom-миньета, натянутая промежность, влажная как разлом персика, раскрытая киска и на первом плане — очаровательный, зовущий к облизыванию анус. Я подныриваю под её зад и начинаю языком и губами ласкать её вагину уже сзади. Не помня себя от возбуждения, кидаюсь языком на её промежность, колечко ануса. Рядом с моей щекой — её классный острый каблук, ему от меня достается самозабвенный миньет. Но рука Госпожи возвращает моё лицо под оттопыренный зад. После бурной и долгой ласки Госпожа отдернула руку. Хоть я старался во всю, голос её был рассерженным.

 — Ленивый козел, разве так лижут киску своей Госпоже, я же не чувстую твоего гадкого языка. Да и ты, кретин, кажется не понимаешь что у тебя перед ртом. Сейчас мы его взбодрим! Вытаскивай язык, дальше! Еще дальше!

Я высунул как мог мой многострадальный орган, челюсти уже сводило, глаза были на выкате. Ловким движением пальцев она сбоку зажала язык у самых губ как прищепкой.

Не спеша, разглядывала его потом длнным ногтем другой руки больно щелкнула по его кончику. Потом еще щелчок, еще. Язык инстинктивно дергался, стараясь вырваться, но фиксация была жесткая. Слезы лелись ручьем из моих глаз.

 — Гаденыш, он еще и хныкает. Знает, что это меня заводит! Сейчас твой грязный язык будет по-настоящему работать на меня! Где мой «тюлень»!

Я знал, что это: раб лежит на полу на животе, ноги вместе, руки под грудью, лицо запрокинуто вверх, язык — наружу. Она выпустила меня, я быстро облизнулся и занял позу.

Госпожа величаво встала надо мной, потавила ноги на мои кисти рук, прижав их к полу, и поднесла свою киску к моему лицу. Развела губки привычным движением и оделась влагалищем на мой язык подталкивая рукой мой затылок себе между ног. Сладко постанывая и ёрзая, она глубоко трахала себя моим воспаленным от её ногтей языком. Прошло время, Госпожа, зачастила движения и со стоном, дрожью в теле и обильным соком встретила свой оргазм. Мой горячий член под животом весь напрягся и достаточно было дернуться, подвигать его об пол и я бы то же кончил. Но мы были не равны с ней и это могло её оскорбить. Я не посмел.

Когда Госпожа успокоилась, то встала с меня и вышла на центр комнаты. Она прохаживалась по центру и легко ударяла красными хвостами плети по своей ладони. Потом остановилась и с громким стуком уронила плеть на пол. Не спеша, она встала над плетью, двигаясь как можно вульгарней, расставила над ней согнутые в коленях ноги и со сладким стоном, ввела сверхдлинные ногти пальцев рук в свои дивные золотые колечки. Её пальцы развели влажные и такие сладкие губки влагалища, секундное напряжение ее таза и янтарная моча полилась на кожаные ленты плети. Оросив свое оружие, Госпожа посмотрела на меня через плечо, это был взгляд разъяренной пантеры!

 — Грёбанный мудак! Лучшая женщина на свете стоит перед ним такой прекрасной позе, что можно только мечтать и просить милости получить копро-налаждение, а он разглядывает свой опухший хер и таращится!

 — Спасибо, Госпожа!

Я, стуча коленями, мгновенно бросился к её ягодицам, как зверёк в норку, забился лицом между ними обхвати губами сочный анус, вывернутый наружу и нежно, раздвигая его складочки вошел в него на всю длину больного языка! Кайф был не передаваемый! Поласкав стенки её чудного мягкого отверстия, почувствовал, что Госпожа тужится на встречу языку, потом еще, еще. Но анус был пуст! Я своими движениями непроизвольно нагнал в полость ануса воздух, по приказу я с сожалением вытащил из него свой язык. Госпожа натужилась и со стоном выпустила воздух наружу. Он был горячим и пряным, почти без запаха, но как это меня завело!

 — Не повезло тебе! Впрочем, хватит с тебя и это! Еще тратить на тебя мой «шоколад»!

Госпожа встала прямо и властно посмотрела на меня.

 — Возьми это на палец и смажь свою сраку! Раком, быстро, мордой в пол!

 — Спасибо, Госпожа!

Она плюнула на пол передо мной.

Я обмазал пальцы в слюне и смазал свой сфинктер. Она зашла сзади и я почувствовал как острый носок ее ботфорта вошел в мой анус. Уверенно, не церемонясь. Было больновато, я терпел. Госпожа убрала ногу и обошла меня, встав спереди. Тут всё было ясно и я начал тщательно вылизывать носок её сапога. Затем она снова зашла сзади и я почувствовал, более жесткое воздействие на мой несчастный орган. В моей заднице был её каблук! Она снова обошла меня и встала спиной. Согнула ножку и я всосался в каблук ее ботфорта.

 — Подай мне плетку, скот!

Я подполз к облитой её нектаром плетки и нагнул к ней голову. Я знал, что раб не имеет право брать плетку или кнут Госпожи без команды, но и при приказе раб не смеет касаться рукояти. Это — табу. Грех, который не замолить. Взяв в рот залитые мочой, сочившейся между моих зубов в горло и капающей на пол, кожаные ленты плётки, я поднял голову к своему кумиру.

Госпожа выждала паузу для почтения к своей миссии, потом взялась за рукоять и вытянула руку с плетью. Опять пауза для значительности, потом правая нога в сапоге медленно поднялась и я внутренне ощутил, что надо склонить голову к полу. Это было как прозрение. Обутая нога властно и плотно встала на мое темя и вдавила лицо в пол.

 — Хоть один вопль, хоть стон, хоть ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх