ПЬЕДЕСТАЛ. Вектор 4

Страница: 2 из 6

и осадки удовлетворённого тела. Её руки отпускают ноги, каблучки которых опускаются на мою голову, т. к. я проседаю на колени у кресла. Я понимаю что могу кончить и я мастурбирую с каблуками на голове, облизывая анус и киску. Беру в рот клитор, но Госпожа отталкивает рукой в щеку мою голову вниз. Клитор ещё возбуждён и требует покоя и я добиваюсь классного оргазма, облизывая сначала остывающую вагину, потом мокрое анальное колечко.

Небольшая передышка и по велению Госпожи я несу к ней огромное блюдо с нарезкой фруктов, вазочками с ягодами, соками, нектарами, фруктовыми деликатесами и сладостями. Устанавливаю блюдо на сервировочный столик, чтобы ей было удобно пользоваться. Моё место — на коленях у её ног. Госпожа начинает трапезу, сидя в кресле. Несколько глотков сока, съедена долька ананаса, несколько виноградин, половинка персика, мороженое из вазочки и шоколадный мусс. Госпожа закидывает ногу на ногу, берет сигарету, вставляет в мундштук и я подношу ей горящую чёрную свечу, она прикуривает и забирает свечу. Я становлюсь под её руку со свечой и, пока Госпожа с наслаждением курит, воск свечи поливает мою сгорбленную рабскую спину. Ожоги болезненные, но терпимые.

Наконец сигарета докурена, Госпожа роняет свечу, которая падает мне на спину, обливая воском, и затухает, оставляя последний ожог. Я ложусь с красной свечой в руках под ноги, Госпожа ставит одну туфельку на мои гениталии, вторую на рот и забирает свечу. Ножка тонким каблучком терзает мошонку и топчет член. Вторая — интенсивно облизывается мною. Воск свечи обильно орошает мою грудь, полностью заливая соски и живот. Боль и кайф, унижение и восторг, всё смешалось в этом процессе. Раб, залитый воском, внешне напоминает больного с тяжёлым кожным заболеванием с отслаивающимися коростами и мне понятно брезгливое выражение лица Госпожи. Ножка продолжает топтать мои органы, а стоны приглушает введённый в рот золотой карандаш каблучка. Но свеча догорела и мне разрешено привести себя в порядок, я встаю на колени и отползаю за спину кресла Госпожи, чтобы не портить ей вид зрелищем раба, отдирающего с себя красные и чёрные восковые натёки. Кожа под воском красная, воспалённая и болезненная.

О вкусах не спорят!

Я вновь у любимых ног. В руках — хрустальная плоская ваза. Госпожа встает с кресла и расставляет над ней ноги. Прекрасные длинные, стройные ноги с изумрудными ноготками в туфельках с фантастически длинными каблучками-стиллетами. Я поднимаю вазу к её вагине и подсовываю лицо с высунутым языком. Госпожа, постаныая, выделяет свой золотистый нектар, который льется на мой язык и стекает с него в вазу. Мне запрещено глотать, но это не в моей власти и я пару раз инстинктивно схлебнул, за что получил две сильные пощёчины, когда поток иссяк. Но оно того стоило!

Госпожа теребит свои губки, стряхивая драгоценные капли-топазы мне на лицо, и садится в кресло. Я ставлю вазу между её ножками, Госпожа берёт половинку песика и кидает в нектар, я с почтением вылавливаю его губами и съедаю. Раньше фрукты из мочи мне удавалось выловить только после долгих мучительных попыток, но сейчас у меня уже есть опыт: или надо схлёбывать широко открытым ртом за счёт резкого всасывания, или прижимать фрукт ко дну вазы, окуная нос, и хватать его зубами. Следом в вазу летит диск ананаса с отверстием в середине. Носок туфельки отпинывает меня от вазы, каблучок вводится в центр диск и ножка взлетает на другую ножку, с фрукта льётся нектар, который я слизываю. Осторожно объедаю ананас с каблучка.

В вазу бросаются виноградины — их схлёбываю с обилием нектара, котором они плавают. Еще две половинки персика — выловлены с фиксацией у дна зубами. Снова колечко ананаса со шпильки. Мой аппетит раззадорил Госпожу и пока я изобретательно насыщаюсь, она съедает мороженное и мусс из вазочек, а мне ещё один ананас.

Самый сексуальный плод — конечно банан! Он должен быть не слишком спелым, т. к. сразу превращается в кашу, но и не жестким — неприятным на вкус и без запаха. Один конец банана Госпожа окунает в вазу и вставляет мне в рот изгибом вниз. Дав пососать фрукт, она извлеает его и другим концом вставляет его в вагину, между растянутыми губками с колечками. Госпожа вновь заставляет меня взять свободный конец банана в рот и, забавляясь, двигает низом животика вроде как меньетит меня. При каждом её движении я откусываю маленький кусочек фрукта и так до касания моих губ с её губками. Мой рот сосёт её вагину с бананом и губки, разжимаются отдавая мне остатки фрукта.

Следующий банан она вставляет загнутым концом вверх, но он из-за спелости почти сразу ломается по середине. Свободный конец фрукта съедается мною. Госпожа отталкивает мою голову и, присев над вазой, тужится, сокращая мышцы промежности, через некоторое время банан падает в вазу, где мною вылавливается и съедается. Банановый десерт завершается облизыванием нависшей над моим лицом вагины с запахом и вкусом этого фрукта.

Она встает, вытягивает на весу одну ножку и пускает по ней струйку сухого белого вина из бокала. Жидкость вяло стекает по прекрасной голени к туфельке, к изумрудным пальчикам и с них мне в рот. Восхитительное зрелище, обсасываю остатки вина с кончиков пальчиков, пьянея не то от вина, не то от лизания дивных ног.

Госпожа съедает несколько ягод крупной клубники, остальные вытряхивает из вазочки на пол, встает и прохаживаясь давит её ножками. Я слизываю раздавленные ягоды с пола, потом с каблучков и подошв любезно подставленных мне под губы туфелек.

Она берёт огромный ломоть сахарно-красного арбуза и откусывает кусочки, выплевывая семечки в разные стороны. Я ползаю за ними и всасываю в себя. Госпожа подзывает меня себе под ноги, откусывает арбуз и выплевывает крупный кусок мне в лицо, я хватаю его и вновь гоняюсь за семечками. Рука Госпожи берёт бисквит, несколько кусочков съедает сама, несколько — выплевывает мне, потом отдельный ломоть свежайшего бисквита падает на пол и она тщательно растирает его ножкой. С усердием отскребаю зубами и губами сдобу с пола и с подошвы туфелек. Не могу сказать, что это вкусно, но ведь всё происходящее не трапеза, а Женская Доминация с применением продуктов питания!

 — Разуй меня!

Я очень деликатно расстёгиваю ремешки и снимаю великолепные босоножки с восхитительных ножек Госпожи. Госпожа игриво шевелит освободившимися пальчиками с лакированными тёмной зеленью ноготками, переливающимися золотом колечками и перстеньками. Госпожа закидывает ногу на ногу.

Я получаю указание сделать моей Госпоже кремовый педикюр. И я, естественно, всё выполняю. Берётся вазочка с вкусным кремом. Я устраиваюсь у её прекрасных ног. Кончиком языка подцепляю немного крема и переношу его на каждый напедикюренный ноготок. Задача — очень деликатно разместить крем на каждом из десяти ноготков, закрыв кремом изумруды лака. Но это теория, а на практике — это тяжёлая процедура, крема нужно брать чуть-чуть, он периодически сваливается с пальчика, его нужно подбирать ртом. Крем должен наноситься аккуратно, без наплывов. При этом Госпожа, забавляясь, может тряхнуть ножкой или хлестнуть раба по спине или щеке «ласкухой» и крем сваливается на пол. И всё возобновляется. Когда обработана одна ножка, Госпожа милостливо кивает головкой и перебрасывает другую ножку на неё. К концу процесса язык уже онемел, а челюсти сводит от напряжения.

Но всё конечно исполнено. На всех десяти ноготках — бежевый крем. Госпожа оглядывает мою работу. Закуривает сигарету, давая и мне возможность созерцать её ножки. Однажды Госпожа приказала мне после ванны сделать ей педикюр кисточкой из флакончика с лаком для ногтей. Кисточкой, зажатой в зубах; я долго мучался и отказался. Такие ноги как у неё нуждаются только в профессиональном педикюре и мои неуклюжие действия могли только изнахратить эту прелесть. Короче, я не смог и это был тот редкий случай, когда Госпожа простила рабу неповиновение. Простила, потому что приняла его объяснения. ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх