ПЬЕДЕСТАЛ. Вектор 4

Страница: 3 из 6

Сейчас Госпожа разрешила рабу снять нанесённый крем. Тут своя методика: нужно поднести к пальчику сложенные в трубочку губы и резко втянуть в себя воздух с кремом, а потом завершить сделанное кончиком языка. Иначе всё размажется.

Госпожа ловит мой молящий взгляд.

 — Ну, что мученик, очень хочется?

 — Госпожа, сил нет терпеть, пожалуйста, пожалуйста!

 — А как хочется? — Издевается она.

 — Очень-очень, сильно-сильно!!!

 — Ну, ладно... Тебе еще многое сегодня предстоит пройти... Наслаждайся!

Я бросаюсь целовать стопы с розоватыми следами от ремешков туфель, лижу несравненные напедикюренные пальчики, мой язык проникает между ними вылизывая всю эту прелесть. Но через полчаса Госпожа отнимает ноги и отстраняет меня. Она встает, закуривает и босиком прохаживается по тёплому полу. Следы от арбуза, падающий пепел, брызги мочи, всё отпечатывается на её подошвах. Я стою на коленях и жду.

 — Так, я вижу мой раб стал неравнодушен к грязным ножкам? Скоро тебе понадобятся грязь под крашенными ногтями, немытые неделями потные ноги, затоптанные чулочки, шелушащийся лак педикюра? А там суй Госпожа ногу в унитаз, я буду облизывать! Так что ли?

 — Милостливая Госпожа, я — Ваш преданный раб и считаю за счастье целовать, лизать и сосать Ваши прекрасные ноги в любом состоянии! Как Вы того пожелаете! Хоть мытые, хоть нет! Они всегда прекрасны и будут с несказанной радостью мною почитаемы и облизаны хоть пыль на них, хоть цианистый калий!

 — Но ведь у тебя, поросёнок, рождаются новые навязчивые желания?

 — Мои желания ничтожны в сравнении с Вашей милостью!

 — Но ты ведь хочешь попробовать сейчас мои подошвы?

 — Я всегда их хочу целовать и лизать!

 — Да, из тебя откровенности не выжмешь! Впрочем, может быть и вправду не врёшь, раз их так любишь! Иди к ним!

Госпожа походит к креслу и становится коленками на сидение. Стопы с сероватым налётом обращены ко мне, она плавно и глубоко прогибает спину, прямо в меня целится зрачок ануса и увлажненные с колечками губки вагины.

Я припадаю к её стопам и тщательно и бережно слизываю всё что к ним прилипло: с подушечек каждого пальчика, участков подошвы и мягких пяточек. Нужно много рабской слюны чтобы это выполнить. Госпожа, стоя на одном колене, вытягивает ножку и я перемещаюсь чтобы её облизать от подколенной ямки до кончиков выступающих за край ноготков. Потом вытягивается вторая ножка и всё повторяется.

Концовка неизменна. Я приношу фарфоровую чашу с теплой мыльной водой, тщательно мою её ноги и вытираю тёплым махровым полотенцем. Госпожа большая чистюля и не потерпит ноги в моих слюнях и остатках продуктов.

Оба колена Госпожи — на сидении кресла. Она расставляет ножки шире, прогибаясь всё глубже. Сколько сразу искушений: стопы, анус, вагина, ягодицы. Её рука ныряет между ног и пальцы с длинными изумрудными ногтями раздвигают створки влагалища, демонстрируя губки и клитор. Зачем она меня дразнит? Чего она хочет? Я стою перед этими соблазнами и жду указаний. Госпожа молчит, только сладостно постанывает. Конечно! Это издевательство, издевательство выбора, издевательство безделья раба без приказа. А попробуй сунься! Получишь на всю катушку!

Но приказ Госпожи меня обескураживает. Я беру зелёный шнурок с золотистыми бусннками и помогаю вводить их в её попочку. Моя задача: нежно раздвигать ягодицы, обеспечивая зияние ануса, и облизывать анус и бусинки для их мягкого вхождения. Пальчики Госпожи, сверкая длинными изумрудными ногтями, последовательно вводят шарики на шнурке за анальный жом. Бусинок не менее тридцати.

Большие бусины, часто шероховатые и колючие, используются для мучений раба, а маленькие гладкие для анальных наслаждений Госпожи. Я знаю, что её анус очень чувствителен и его ласки вызывают оргазм не слабее чем вагина или клитор. Если мне попные манипуляции всегда муки, то у Госпожи — это одна из сильнейших эрогенных зон. Да, она такая! И с этим надо считаться рабу!

И вот снаружи остается только кончик шнура с кисточкой. Госпожа прогибает спину и поднимает голову. Я приношу ей сигарету в длинном мундштуке, она закуривает и сладко затягивается. Когда сигарета выкурена наполовину, я, по её приказу, очень медленно и очень осторожно, захватив зубами кисточку, вытягиваю шнур. В отверстии ануса появляется первый шарик, он двигается наружу, раздвигая гофрированные и влажные стенки, которые сначала как изящные губки облизывают его, а потом отпускают наружу, сокращаясь в просвете. После небольшого участка шнура, в анусе новый шарик. Красивый процесс! Госпожа им наслаждается, периодически затягиваясь сигаретой. При выходе последних бусинок, её попочка выдыхает из анального отверстия порции легкого, совсем не неприятного, а пряного аромата, который я втягиваю в себя. Член стоит ломом!

Последняя бусинка покинула отверстие. Губки ануса ещё сокращаются по инерции...

Обожание

Госпожа постанывает, я понимаю что нужно делать! Я беру одной рукой, придерживая большим пальцем за край плоскую вазу, из которой меня кормили и подсовываю её под свисающий с края кресла зад. Второй рукой я поглаживаю напряжённые ягодицы Госпожи, потом просовываю её под днищем вазы, поглаживаю женский лобок и животик.

Я должен попросить!

 — О, Великая Госпожа, пожалуйста, доставьте мне, Вашему ничтожному рабу, наслаждение принять у Вас драгоценные выделения Вашей восхитительной попочки. Я обязуюсь их принять их с надлежащим почтением и поклоняться Вашим фекалиям как и всему, что лучезарно исходит от Вас в этот презренный мир!

Госпожа постанывает, тужится, продолжаю ласкать низ её живота. И вот отверстие постепенно раскрывает свои лепестки и, сопровождаемая специфическим, но отнюдь не противным запахом, в просвете появляется коричневая масса, двигается наружу, приобретая форму мороженого-эскимо. Достигнув длинны 15—20 см, она отваливается в вазу далее следует вторая, такая же и наконец маленькая, третья. Третью я подхватываю губами, она совсем крошечная, на вкус совсем нейтральная. После проглатывания, я с любовью облизываю остывающий после трогательного процесса сочный анус. Нужно ещё залезть языком за анальный сфинктер, чтобы дочиста всё вылизать и восстановить прежнее состояние чудесного органа.

Животик Госпожи облегчился, две колбаски лежат в хрустале, раб выполнил то, что должен и был награждён! Она поворачивается в кресле ко мне лицом, я держа в руках вазу, легко касаясь, обцеловываю её фекалии по всей их длине. Одну и вторую. Госпожа, наклонив голову на бок с усмешкой наблюдает за моими действиями. Я получаю приказ унести вазу в угол комнаты и завязать её в пластиковый пакет.

Пока Госпожа отдыхает, несколько слов о содеянном...

Наверное ни один из элементов Женской Доминации не вызывает столько противоречий как Туалетное рабство. Кто-то, будь то госпожа или раб, без него не мыслит Фемдома и получает огромное наслаждение. Кто-то вообще исключает его не только из собственной практики, но даже эротических фантазий. Большинство допускает и применяет «Золотой дождь», но «Копро» — считает, что это через чур! Не каждая госпожа, но многие, делает золотой дождь, но «копро» — таких фей, уже нужно искать и искать. Причем, речь конечно идет о красивой, шармовой профи, а не об вокзальной полупьяной бабе, решившей, что она — домина суперстар!

Почему мы так относимся к «копро», широко применяя золотой дождь? Не скажу за всех, только о себе. И для меня это тоже проблема, да, было в моей практике... но то ли дело — в пьяном угаре или чтобы поймать эрекцию, когда уже выбился из сил... Не знаю. На это нужно решиться... Если конечно ты не конченный копрофаг, он же говноед! И если о дожде ещё можно поделиться с единомышленниками, то я не слышал, что бы кто-то хвастался, что госпожа его заставила сделать ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх