ПЬЕДЕСТАЛ. Вектор 4

Страница: 4 из 6

«копро», впрочем, может я не там вращаюсь?

Как-то моя несравненная Госпожа, обсуждая очередной сценарий, спросила о «копро»:

 — А зачем, это тебе? Ну понятно, Госпожа получает экстремальное садистское удовольствие, видя как раб с вожделением или, а может быть и главным образом, по её прихоти и давлению, поедает её кал, целует и лижет её какашки, нюхает испражнения, тащится, когда обслуживает её дефекацию, когда она какает на его тело, в основном в рот, на язык! А что ты? Тебе то как? Ведь мы с тобой не «Госпожа-раб 24 часа в сутки»!

Как всегда она предельно ясно развела ситуацию: действительно мы живем достойной и, смею заметить, счастливой жизнью мужчины и женщины, но в сексе у нас красной линией проведена ось «Госпожа-раб», с острыми, экстремальными аспектами. Она мне как-то сказала, что если бы застала меня вылизывающего после неё унитаз или поедающего ею использованную туалетную бумагу, то ей было бы противно. Но в сексе мы все сходим с ума от восторга этим самым сексом, наслаждаемся своими запредельными фантазиями, И когда человек гонится за оргазмом, ему зачастую хочется взорвать себя изнутри! Понятно, что это не с каждым партнером и не в каждой ситуации, но почему бы нет? Великий Зигмунд утверждал, что то, что нравится обоим в постели — не извращение, а их выбор и не другим их судить и оценивать! Каждому — своё!

Я тогда добавил:

 — Когда доходит до «копро», я понимаю, что это нужно больше мне, чем Госпоже. И я, в этот момент, остро нуждаюсь в демонстрации моей беззаветной любви и поклонении ей и всему, что от неё исходит. Как-то на глаза попалась газетная статья, где какой-то японский студент, обучаясь в Бельгии или Голландии, безумно влюбился в местную студентку и так от неё подвинулся рассудком, что убил и съел! Когда его посадили в тюрьму, он стал писать книгу под ёмким названием «Обожание»; псих — конечно, маньяк — бесспорно, уголовник — вне сомнения, но это конечно же именно безумное, больное обожание своей любимой! А я именно обожаю свою Госпожу!!! Всю!!!

Госпожа в шутку отодвинулась тогда от меня с опаской:

 — Ещё мне только раба-канибала не хватало! Ты уж скоро до людоедства дойдешь?

 — Только любя, только обожая!!! Обожать в Госпоже даже то, к чему с детства привили отвращение, это и есть раболепие перед идолом!

И никто меня не переубедит, что наблюдаемая сегодня картина: когда моя красавица-Госпожа, раздвинув восхитительные ножки в зелёных шпильках с изумрудным педикюром, оттопырив обалденную попку, покакала в хрусталь, подставленный рабом, гадкая, а не восхитительна! Кто не видел — пусть не судит!!! Это обожание!!!

Госпожа сладко потягивается в кресле, разминая прелестное тело, а я несу по её приказу белый пакет с неведомым содержимым. Впрочем, всё быстро выясняется: под стать змеиному узору костюма и разноцветью зелёной гаммы лака рук и ног на свет извлекается страпон из прозрачного латекса с «яйцами» — грушей. Страпон побольше прежних, сантиметров 30 и вид у него нагло-агрессивный. Сейчас начнётся... Чем же он заправлен?

Я пристёгиваю это орудие к лону Госпожи и она, вооружённая, презрительно смотрит на меня верху вниз. Своё отношение к этой штуковине я неоднократно высказывал. Мне кажется, что страпон отнимает у раба последнюю, пусть иллюзорную видимость соответствия госпоже. Даже унижаясь самым непристойным образом, в подсознании раба ещё тлеет огонёк надежды, что он-то имеет возможность психологического реванша, т. к. имеет член, которого нет у унижающей его женщины. Страпон — это нокаут. Всё, у раба нет даже мифического шанса! Он — ничтожество в сравнении с ней!

Итак, ноги красавицы в змеином костюме раздвинуты, её глаза наблюдают за моими действиями, изумрудно-блестящий страпон в сантиметре от моего лица.

 — Ну как ощущения?

 — Я весь в Вашей власти, Госпожа!

 — Я имею в виду мой зелёный «член»?

 — Красивый, но по-моему великоват!

 — Жопа твоя маловата! И страх тебя давит. Смотри на него! Красавец!

Я и так не свожу с него глаз и чуствую нарастающее желание схватить его ртом. Он гипнотизирует меня, парализует волю, даёт выход самым извращённым мыслям. Неужели я стану «голубым»?

 — Запомни, это мой «член», «член» женщины, поработившей тебя и не бойся мужеловства — это Фемдом!

Похоже все мои мысли у неё как на ладони. Впрочем, я под покровительством «Пьедестала» так, что бояться опидараситься не стоит. Госпожа вот — моё кредо!

Я обхватываю его «головку» ртом и начинаю сосать, все больше и больше заводясь. Госпожа своим разъяснением сняла камень с души, хотя для неё я готов на всё, даже на секс с мужчиной! Но надеюсь не потерять ориентацию... С такой женщиной тем более...

Госпожа, понаблюдав за мной некоторое время, с улыбкой начинает плавно качать тазом, подмахивая моим стараниям.

 — Ну видишь, он не страшный, а очень красивый. Твоя любимая Госпожа хочет потрахать тебя в в ротик, чтобы ты, раб, отсосал у меня. Так, что старайся, лижи его соси, ещё... ещё не останавливайся, ещё сексуальнее со стонами... ещё.

Она заводится. Я томно стону со страпоном во рту чтобы завезти её посильнее.

 — Что-то не гладко скользит. — Говорит она.

Она грубо за волосы отрывает мою голову от «члена» и смачно несколько раз плюёт мне в раскрытый рот, потом пускает слюну на головку страпона. Двигает рукой и, удерживая волосы, одевает мою голову на него, движение тазом продолжается. Мне нравится её грубая хватка!

Насытившись этой позой, Госпожа, удерживая мою голову за волосы, разворачивает меня к себе задом. Я покорно раздвигаю ягодицы и страпон входит между ними. Качка продолжается. Мой член давно онемел от состояния жуткой эрекции. Госпожа в этот раз не хлещет меня плёткой, а сосредоточенно предаётся траханью моей бедной задницы.

Страпон вынут и мне приказано лечь на пол. Госпожа расставив ноги садится мне на лицо. Страпон без церемоний вставляется в мой рот. Я сосу его как конфету.

 — Я ещё не решила как тебя дальше трахать, поэтому лижи мне всё!

Страпон обсосан. Мне подставлена вагина, клитор с колечком у меня во рту, губки трутся по нижней губе. Последним обработан анус Госпожи, всё мокрое и возбуждённое. Она привстаёт и неожиданно, подхватив мой член рукой, одевается на него вагиной, она мокрая и горячая, так что с проникновением нет проблем. Зрелище достойное пера! Госпожа, широко расставив ноги, с изумрудным педикюром в зелёных босоножках-супершпильках с зелёным страпоном на переднем плане, сидит влагалищем на члене раба и, наслаждаясь, ерзает на нем. Как я люблю когда мой член входит в её киску, впрочем, я далеко не оригинал: это всем мужикам в кайф! Затем оба каблучка помещаются в мой рот, а её руки упираются в пол за спиной. Я сосу каблучки — золотые шпильки, а Госпожа со стонами бьется на моём члене. Страпон, хоть не участвует, но добавляет экстрима происходящему. Вот она закатила глаза и задёргалась, тут же и на меня валится волна оргазма и я разряжаюсь в её вагину, прикусив каблучки. Несколько судорожных дёрганий и она осела на член до яиц. Госпожа еще какое-то время елозит на моём опадающем члене, хлюпающие и чавкающие звуки от её соков и излитой спермы восхитительны.

Придя в себя, она вновь садится на лицо и я тщательно вылизываю её разгорячённую оргазмом, истекающую соком и моей спермой трепетную вагину от колечек до клитора и ещё, и еще в глубь на всю длину языка.

Hot Dog

Госпожа делает перерыв. Уходит из комнаты отдохнуть, принять душ и вообще отключиться на какое-то время от процесса. Я пристегнут в углу за ошейник, посажен на цепь как собака, но мне брошены сигареты, зажигалка и есть миска с водой. Её гуманизм не знает границ!

Прошло время, я уже вдоволь накурился и выпил почти всю воду из миски. Из забытьи ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх