ПЬЕДЕСТАЛ. Вектор 4

Страница: 5 из 6

меня вернул стук закрывающейся двери и шаги в моём направлении. Её шаги. Я их ни с чьими не спутаю. У Госпожи отдохнувший вид. Она всё также прекрасна в змеиной коже костюма а-ля Мисстресс с вздыбленным прозрачным страпоном, в зелёных босоножках с золотыми шпильками с золотом украшений ног и вагины, тёмно — и светло-изумрудным лаком на руках и ногах. Обалденная красавица!

Госпожа по пути прихватывает красно-черную плётку и, расставив свои длинные восхитительные ноги, оглядывает своего раба на собачьей цепи.

 — Что, пёсик, очухался, сейчас поведу тебя гулять. Только взбодрю тебя для прогулки!

Живо целовать мне ноги!

Я бросаюсь к её прекрасному педикюру. Воздух рассекается кожаными хвостами плётки. Щёлк по моей спине. Жжение на коже, еще воспалённой от горячего воска. Следующий удар! Похоже Госпожа решила, что я задремал, т. к. удар сильный, по спине с громким звуком порки. Ну а что я? Впился в её пальчики на ногах, интенсивно работая языком. Думаю ей нравится моё усердие, но удары через паузы в 10—15 секунд, заставляют меня дергаться под плёткой. Боль-то нешуточная!

 — Всё это мне не нравится! — Неожиданно заявляет Госпожа. — Всё как-то убого и бестолково! Делаешь так: я ставлю ножки вместе. — Десять изумрудных пальчиков соединились в ряд. Теперь ты нежно и чувственно облизываешь их от мизинчика к большому красивому пальчику, получаешь удар плёткой. Потом — от большого пальчика следующей ноги к её мизинчику, удар, а потом все десять пальчиков одним лизком, от мизинчика к мизинчику. Так будет правильно. Начинай!

Кто бы спорил, делаю как она говорит, лижу, дергаясь под ударами плётки. Госпожа держит рукоять в правой руке, а левой оттягивает плети, отпуская их на мою спину и ягодицы. Изумрудный лак поблёскивает от влаги моей слюны. Ей нравится и моё лизание и моя порка. Чудная гармония!

Я отстёгнут от привязи. Госпожа берёт поводок и прохаживается по комнате с плетью в одной руке и семенящей на коленках «собачкой» — в другой. Её каблучки цокают по полу, змеиная кожа отливает на свету, сногсшибательный маникюр и педикюр. Страпон придаёт ей шарм сказочного, нереального существа. Обалденная женщина!

Пройдя по комнате несколько кругов, Госпожа приказывает «пёсику» искать. Чего искать — не понятно. Обнюхивая воздух, двигаюсь по периметру. Останавливаюсь у своей миски.

 — Похоже пёсик писать захотел! Писай в свою лоханку!

Конечно хочу, но это так унизительно. Задираю ногу, долго тужусь и только у меня подкатило как жесткий удар по спине перебивает процесс.

 — Я что ждать тебя буду, сучка, живо ссы, а то забью на смерть, вот ещё моду взял привередничать он будет, а дама будет эти капризы терпеть, ссы сейчас же!

От страха перед побоями на коленях с задранной ногой начинаю мочиться в миску. Госпожа брезгливо наблюдает за мной. Мочи — до краёв. Конечно облегчение приятно, но не верится чтобы грозная Госпожа позаботилась о моём комфорте. И правильно, что не верится!

 — Так, нассал? И что теперь это всё будет тут стоять и вонять? Быстро всё убрал после себя!

 — Как?

 — Как? Каком к верху! Всё выпил, живо, всё в себя! И миску вылизал!

Плётка вытягивает меня по спине! И раз, и два, и три, и ещё...

Я обмер от боли и ужаса! Я этого не выдержу! Я не смогу!

 — Смилуйтесь, Госпожа! Можно я...

 — Ты что, сучёнок, торговаться со мной вздумал! — Удар такой, что искры из глаз!

Опускаю голову к своей, ещё горячей мочой и пью её, стараясь всё делать быстро, не задумываясь о мерзости происходящего. Надо внушить себе, что это её нектар, надо но не получается. Всё лезет назад...

 — Сейчас я тебе скрашу работу, подсластю пилюлю... — Мягко говорит Госпожа, успокаиваясь тем, что её приказ выполняется.

Мы стоим у угла комнаты, она закидывает ногу и упирается ею в стену над моей головой, её пальчики разводят за колечки губки вагины из под страпона.

 — Арбузик на волю просится. — Кокетливо говорит она. И через мгновение на мою голову, лакающую из миски льётся её горячий, золотой нектар. Он стекает по моим волосам, лбу, шее и щекам в миску. Всё смешалось...

Я нахожусь в каком-то феерическом мочевом водовороте, моча повсюду, её запах и вкус заполнили всё пространство вокруг меня. Но всему настает конец. Миска пуста, живот раздут, весь я обоссанный как общественный туалет. Туалетное рабство — элемент Фемдома, сам знаю... И не жалуюсь, наоборот, я давно установил для себя это взаимоотношение раба с Доминирующими женщинами. А уж с моей красавицей, всё это в кайф!

Меня снова ведут гулять по залу, я понимаю где я должен остановиться. Конечно, это же очевидно... Пластиковый пакет с завернутой в него плоской хрустальной вазой! Чему быть, того не миновать! И я смиренно иду к нему под цокот каблучков моей Госпожи...

 — Так, что ты тут нашёл? — Издевательски участливым тоном спрашивает Госпожа. — Ну-ка разворачивай!

Делаю что велено. Запах из пакета соответствующий содержимому.

 — Фу! И как это тебя угораздило!

Я понимаю, что нужно играть на опережение. Вытаскиваю из пакета вазу и начинаю обцеловывать две «шоколадки» на дне!

 — Фу! Я сказала!

 — Не могу, убейте, но это от моёй любимой, несравненной, восхитительной Госпожи. Я её боготворю!

Получаю несильный удар плёткой. Раболепно продолжаю целовать. Удар сильнее. Всё равно целую. Удар наотмашь, такой силы, что тело дёргается. Не отрываю губ.

 — Верный «пёсик»... Любишь хозяйку?

 — Души в ней не чаю!

 — Ложись головой к вазе и нюхай, я сейчас приду.

Я лежу возле вазы с фекалиями, нюхаю, ловлю себя на мысли, что ни для кого другого я бы так не делал, просто меня вывернуло бы наизнанку, а для неё... всё в кайф! Госпожа возвращается и, расставив ноги над моей головой, велит:

 — Рот открыл как можешь шире, сейчас я туда какать буду! Молодец, принимай ртом наку!

Выполняю н внутренне группируюсь. Надо так надо.

 — Нет как-то всё не интересно. На колени и подсунь рот под мою попочку.

Встаю на колени и подсовываю лицо с высунутым языком между раздвинутых ягодиц Госпожи. Она тужится и я вижу как сокращается анус, видна темно-коричневая масса в дырочке.

 — Опять не так. Теперь мне не видно. Ложись на спину. Так, рот... Правильно.

И она неглубоко приседает как женщины в общественных сортирах, брезгуя коснуться стульчака, она внимательно смотрит между своих ног на моё лицо.

 — Учти, жидковато будет! Готов? Начинаю!

Из ануса, между разведённых красивыми пальцами до максимума ягодиц, выходит кашецеобразная масса и падает коричневыми лепешками мне в рот и на губы. Я был готов к иному содержимому её кишечника. Но это оказался... шоколадный крем. Госпожа в другой комнате ввела себе в клизме теплый густой шоколадный крем и теперь выдавливает его анусом на меня. Ем облизываюсь... еще порция ещё... всё. Я кидаюсь к попочке и вылизываю её анус языком. Но ягодиц нельзя касаться — вся моя физиономия в шоколаде. Госпожа бросает мне салфетки, чтобы я утёрся, а затем начисто всё вылизал и промокнул анус чистой салфеткой. Делаю всё с восхищением её фантазиями. Впрочем, может быть в натуральном, фекальном исполнении это было бы круче? Но разве это наш последний раунд? Будут и иные варианты...

 — Ладно, запаковывай вазу, гуляем дальше!

Между прошлым и будущим

Госпожа подводит меня к столику берёт два маленьких фаллоса на причудливых круглых резинках. Они величиной с сосиску.

 — Целуй мне ноги, раб!

Целую и лижу её педикюр.

Госпожа приподнимает ножку и объясняет, что я должен установить оба фаллоса на её пяточки, зафиксировав ...  Читать дальше →

Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх