Бар в Бангкоке

Страница: 1 из 3

Этот шумный гоу-гоу бар на задворках центральной части Бангкока мы заприметили сразу. Вокруг него царила редкая атмосфера непринужденной разнузданности, которую никогда не встретишь в Европе. Крошечные тайки с упругими попками заходили сюда в поисках озабоченных белых мужчин, моложавые тайцы высматривали европейских женщин с тугими кошельками. Подавляющее большинство посетителей были туристами, как мотыльки, слетались они на жарко пылающую неоновыми огнями вывеску этого заведения. Сюда не приходили для того, чтобы поесть или выпить, сюда приходили насладиться развратом, пусть даже он прошел бы по касательной, лишь слегка задев разгоряченное тело или всего лишь пощекотав глазные нервы. Добропорядочные буржуа, усредненные представители среднего класса, плесневеющие от скуки в своих стерильных офисах и не менее стерильных супружеских спальнях...

Как голодные оборванцы в колбасном отделе супермаркета, они пускали слюни, вожделея недозволенных приличиями плотских утех.

Но лишь немногим кредит раскрепощенности позволял насладиться всем этим сполна. Мы с мужем решили наши кредиты объединить, чтобы хватило на что то одно для нас двоих.

В баре было темно и многолюдно, музыка была оглушающей. Толпа пульсировала вокруг небольшой сцены, на которой несколько почти обнаженных девушек совершали незамысловатые па вокруг вертикальных шестов. Их движения были расслабленны, как будто из миниатюрных тел аккуратно изъяли все косточки, оставив лишь детски нежную плоть. Многие из них были похожи на школьниц, случайно попавших в это злачное местечко. Лишь два или три лица несли отпечаток греха, который таился в уголках густо подведенных глаз, в складках блестящих от жирной помады губ. Совсем рядом со сценой кучковалась группа жирных немцев, они сладострастно трясли животами вокруг освещенного пятачка, их подмышки потели от духоты и похоти, а штаны становились тесными. На их розовых от удовольствия мордах мелькали тени незатейливых фантазий — они представляли, как будут засовывать свои массивные, похожие на свиные сардельки немецкие члены, в узкие розовые влагалища этих крошечных сиамских кошек. Эти фантазии будоражили разбавленную пивом кровь, они подливали в нее еще немного виски и снимали трех таиландских девушек по цене одной берлинской проститутки.

Нас в этот вечер девушки не интересовали. Мы выискивали в толпе симпатичного мальчика, не трех на одного, а одного на двоих. Но нам категорически не везло. Тайцы либо уже были заняты все теми же немцами, либо не попадали в наши ожидания. В какой то момент, отчаявшись найти что то подходящее мы переместились в дальнюю часть зала и оккупировали маленький столик. Я тянула разбавленный колой ром, муж джин-тоник, заедая его нарезанным на треугольники лимоном. Мысли наши путались от алкоголя и несбыточных желаний...

 — Что находят европейцы в тутошних дамах? А? Скажи мне как эксперт эксперту...

 — Я не эксперт, — обиделся муж... А находят то, что видимо не могут найти у себя на родине. Вон видишь парочку, обрати внимание, как она на него смотрит, как ласково держит его за руку, как оглаживает его толстые ляжки. Ну где он еще такое найдет? Будет так на него смотреть его Брунгильда? Разве что если он отпишет ей все свое движимое и недвижимое. Да и то, надолго ли ее хватит? А эта будет, всего то за каких то двадцать баксов.

 — Но это ведь не по настоящему?

 — Ну я тебя умоляю. Она ему сейчас отсосет за ближайшим углом, а потом он ее разложит и будет трахать во все дырки так как ему, а не ей хочется. А она будет лишь ласково улыбаться и говорить как ей хорошо. Даже если она притворится, он этого скорее всего не заметит, потому что оголодал на феминистских хлебах так, что аж живот подвело. Не до таких ему тонкостей.

 — Ну да, ну да... философски заметила я и тут почувствовала чье то бедро.

Сидящий рядом юный абориген, пока мы были увлечены беседой, незаметно придвинулся к нам и теперь слегка напрягся в ожидании. Я сделала вид, что ничего не вижу и не понимаю. Лишь подмигнула мужу. Он сигнал принял и оценивающе посмотрел на соседа. На лице его я заметила одобрение. Я могла наблюдать за тайцем лишь боковым зрением и потому пришлось довериться вкусу мужа, который сразу же воодушевился и продолжил прерванную беседу уже с совсем другими интонациями.

 — И тайские мужчины... если бы женщины-туристки были более раскрепощены, то они могли бы в полной мере вкусить это удовольствие — покорный и послушный мальчик может доставить ни с чем несравнимое удовольствие. А так их ведь тоже снимают в основном мужики. Потрахать такого одно удовольствие — тела у них нежные, почти как у женщин, попки аппетитные. И члены как правило аккуратные, если захочется, чтобы он тебе вставил, это будет проще, чем с европейцем.

 — А тебе хотелось бы, чтобы такой тебе вставил?

 — Не знаю... задумался муж, может быть. Но я хотел бы попробовать его член... может быть для начала на вкус...

 — Думаешь у этого подходящий?

 — Мы можем проверить...

В это время рука мальчика очень робко дотронулась до моего бедра. Я слегка подалась ему навстречу и он немного осмелел, пробравшись нежными пальчиками к краю юбки и коснувшись моей голой ноги.

 — Раздвинь ноги, — попросил меня муж и я послушно расставила бедра, между которых тут же очутилась уже потерявшая остатки показной робости рука.

Она медленно двигалась все выше и выше по внутренней стороне бедра, пока не достигла трусиков... Пальцы сначала замерли на тонкой ткани, а потом стали гладить меня сквозь кружево, усиливая нажим там где был клитор. Я почувствовала возбуждение и, раздвинув ноги еще шире, подалась к мужу. Он приобнял меня и провел легонько по моей груди. Мы начали целоваться, а таец, отодвинув край трусиков в сторону, пробрался к моей киске и слегка водил пальцем вдоль губ, которые быстро стали мокрыми и это облегчало его путь.

 — Ну что, — усмехаясь спросил муж, слегка отстранившись от меня, — хочешь попробовать сладкого тайского мальчика?

 — А ты? — сдавленно спросила я, не в силах сдерживать растущее возбуждение.

 — Ну а если я нет?

 — Тогда и я нет, — сказала я и попыталась сдвинуть ноги, но муж жестко удержал меня от этой попытки

 — Не суетись, — сказал он, — надо пойти куда то, хочешь ему отсосать для начала? Со мной вместе?

 — Да...

 — Тогда пойдем, — он приподнялся и сделал приглашающий жест тайцу.

 — Куда мы тут можем пойти?

 — Пошли, тебе говорят

И мы все втроем двинулись по направлению к туалетной комнате. Здесь их было несколько, все отдельные, с небольшим холлом для раковины, который закрывался изнутри. Мы нашли свободную кабину и там, прислонив мальчика к раковине, нетерпеливо расстегнули ему штаны. Член у парня был небольшой, довольно тонкий, но удивительно красивой формы, изящный и нежно розовый.

Муж опустился перед ним на колени и какое то время просто смотрел на торчащую прямо перед его губами головку. Потом легко прикоснулся к ней губами и прикрыв глаза, захватил ее в рот. Я села рядом и стала ласкать языком ту часть члена, которая оставалась свободной. Но губы мужа двигались все дальше и в какой то моменты мы стали бороться с ним языками, чтобы отвоевать каждый себе как можно больше плоти. Муж никак не хотел уступать и тогда я стала прихватывать его губы своими и пробираться языком в его рот, занятый членом мальчика. Тот стоял еле дыша, сдавленные стоны рвались из его застывших в гримасе удовольствия губ, он пытался сдерживаться, бороться с собой, но силы были явно неравные. Мы с мужем наконец разделили территорию, лаская его с двух сторон, синхронно поднимаясь и опускаясь языками от головки до основания его члена. Потом поднимались и по ...

 Читать дальше →
Показать комментарии
наверх