Да здравствует лифт!

Страница: 3 из 4

совершенно обессиленная. Я лизал все легче и легче, пока она не встала с меня, легла, привалившись ко мне и положив руку на мой вздыбленный член.

 — Теперь можешь пописать ты.

 — Ты думаешь? Посмотри на него, разве сквозь такой что-нибудь протечет?

Катька улыбнулась...

 — Ну, эту проблему я решу легко!

Я понял, что сейчас произойдет. Но я не мог представить, как это будет здорово. Катюша положила голову мне на живот, взяла член в руку и начала медленно меня мастурбировать. Я закрыл глаза и уже только почувствовал, как она взяла его в рот. Что именно она делала — я не видел. Член у меня не такой уж большой, Катя забирала его в рот полностью, медленно вбирая его и выпуская назад. Губки и язычок ее работали мягко и нежно, а так как я уже со вчерашнего дня был на взводе, то долго ждать не пришлось. Оргазм был таким сильным, что я зарычал и застонал одновременно. Катенька напоследок меня выдоила и высосала досуха.

Когда я немного отдохнул, она сказала...

 — Вставай, а то пузырек лопнет. — Поднявши и отпустивши пальчиком моего поникшего дружка, добавила... — Теперь протечет наверняка!

Я встал на дрожащие ноги, оперся на стенку. Катя снова взяла член в руку, а ртом обхватила только головку. Я с трудом расслабил мышцы, пережимавшие выход и начал писать ей в рот. Теперь можно было спокойно смотреть, как она это делает. Катенька спокойно регулировала напор рукой и глотала так просто, как будто пила минеральную воду из бутылки. Когда я закончил, она нежно облизала мой член и сказала...

 — Ну вот, утренний туалет окончен. Теперь бы позавтракать.

 — А эту проблему решу я!

Я достал из сумки копченую колбаску, булочку, завернутую в целлофан и пластиковую бутылку минералки, за что тут же был награжден поцелуем с язычком и хватанием за гениталии. Последнее, впрочем, было безрезультатно, хотя и очень приятно.

После завтрака мы оделись и предприняли еще одну попытку достучаться и докричаться до кого-нибудь, кто мог бы нас освободить. Мы стучали и кричали до тех пор, пока не убедились, что это бесполезно. Наше здание будто вымерло. На этажах не было никого, на проходной нас никто не слышал.

Мы лежали рядышком на матраце. В лифте была кое-какая вентиляция, поэтому было не очень жарко. Было тесновато и Катя все время старалась часть своего тела переложить на меня — положить ногу, лечь головой на грудь, обнять. Иногда казалось, что лучше бы и не уходить и не стремиться из этого лифта, но я тут же думал, что после него, дома, нам с Катюшей будет еще лучше.

 — Макс, а ты ведь был женат? — вдруг спросила она.

 — Был, — нехотя ответил я.

 — И что?

 — Что... Теперь вот нет.

 — А почему?

 — Сам плохо понимаю. Она, конечно, хороший человек, но мне с ней было как с телевизором. А когда у нее завелся один... В общем, я где-то даже обрадовался.

 — А как у вас было в сексуальном плане?

 — Да тоже так же. Вроде были оргазмы. Но мне всегда хотелось чего-то не совсем обычного.

 — Извращений?

 — Да нет. Ну хотя бы вылизать ее, вот как тебя. Или просто снять с нее трусы, когда она сидит на диване, и просто киску посмотреть, потрогать...

 — А вместе в туалет сходить?

 — Да тоже хотелось.

 — А она?

 — А для нее нужен был какой-то стандартный секс. Ну, естественно, меня это тоже не радовало.

 — Ты не любишь стандарты?

 — Стандарты — это, конечно, хорошо, но если — только стандарты, то можно завыть.

Катюша замолчала.

 — А я не была замужем. Мужчины, конечно, были. Но, наверное, чего-то во мне не находили.

 — Катенька, тебе просто попадались те, для кого ты слишком хороша.

 — А ты?

 — А я — в самый раз!

 — Э, трепло ты! — засмеялась Катька, прижавшись ко мне грудью еще теснее.

От этого мой дружок опять проснулся и начал шевелиться. Катюша нежно его ласкала, но не очень активно, иначе я кончил бы в момент.

 — Макс, ну почему же ты не запасся для поездки презервативами?

 — Да вот, решил, что не самый важный запас.

 — Ах, как зря!

Она наклонилась ко мне и мы начали целоваться. Кому не нравится этот сладостный процесс, когда тебе нежно отвечают ее мягкие губки и в ответ на твое проникновение ее язычок слабо толкается навстречу? Ее большие груди приятно придавливают мою грудь. То я захватываю ее мягкие губки и пытаюсь проникнуть языком куда-нибудь к ее небу, то она перехватывает инициативу и целует меня, от чего я, естественно, не спешу отказаться. Мой член зажат между ее бедер и она водит ими, поддразнивая меня. Я пытаюсь вырваться из этого плена, но она не пускает, прижимаясь ко мне еще сильнее и захватывая мой рот поцелуем. Мои попытки вырваться становятся все чаще, она прекрасно понимает, что если мне дать волю, то я тут же всуну ей до корня и что она сама может прекратить сопротивление. И Катюшка делает сильный ход, против которого я совершенно бессилен... она ложится на меня валетом! Это чудное зрелище! Катькина развернутая попа, между ногами раскрыты и свисают вниз красные сочащиеся губы ее киски, а в центре картины — сморщенный маленький коричневый анус! Когда-то я впервые увидел такое зрелище и был поражен его выразительностью. Все, наверное, из-за его предельной откровенности — видно все, в женской киске свисает клитор и блестит смазкой раскрытое отверстие влагалища, окружающие его внутренние губы пышут жаром и требуют нежной ласки, задний проход, который в обычных сексуальных позах никогда не наблюдается, здесь как бы намекает на то, чтобы не ты не забывал и его. Такая откровенность означает еще и полное доверие твоей подруги — вот тебе все, милый, я знаю, ты будешь нежен! Естественно, чистюля Катька не могла не прошептать скороговоркой...

 — Пальцы в меня не суй, у тебя руки немытые! — 

после чего взяла в оборот моего дружка. Я очень люблю позу 69. С одной стороны, ты не заботишься о том, как там тебе нужно ее трахать. Она все тебе делает сама. Плюс ко всему тебе еще и чудная награда — этот вид! А когда ты начинаешь ее лизать и чувствуешь, как она отзывается на ласку и как она заводится, то и сам получаешь дополнительное наслаждение, стараешься действовать еще нежнее, отчего она опять-таки сильнее тащится. В электронике это называют «положительная обратная связь». И если вы хорошо чувствуете друг друга, то получите очень сильные ощущения. С Катюшкой это у меня получилось сразу. Я только поправил ей ноги, чтобы шире раскрылась ее вульва. Как можно более нежно я прикоснулся к ней губами — Катя вздрогнула. Я начал целовать ее щелку, все глубже проникая в нее языком. Трудно описать, как это делается. Но судя по тому, что время от времени Катя со стоном замирала и выпускала мой член изо рта, крепко сжимая его рукой, у меня получалось хорошо. Если бы в это время лифт вдруг открылся, мы наверняка бы этого не заметили. Ее клитор увеличился в размерах и его можно было посасывать, затягивая в рот и выталкивая языком. Из дырочки сочилась влага, я дразнил ее губки, я лизал и сосал их то по очереди, то засасывая их обе вместе с клитором. Просунув руки под ее ногами, я взялся за ее пышные груди, отчего ноги раздвинулись еще чуть шире. Ее соски совсем затвердели, я их катал между пальцами, вдавливал внутрь и прижимал через тонкую кожу, оттягивал...

Но вот она выпустила мой член из руки, вобрала его в рот до самого основания и застонала. Такого ощущения я вынести не мог — судорога оргазма охватила все тело, я тоже застонал, мы кончали одновременно, наши тела содрогались,...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)
наверх