Наша любимая Пупсик

Страница: 2 из 6

Я повела маму в ванную, уговаривая как маленькую девочку...

 — Ну чего ты ведёшь себя как ребёнок? Вот куда ты голая с завязанными руками и заклеенным ртом побежала? А? И сама не знаешь.

 — Мамочка, — перебила меня Натка, — я хочу сообщить о твоей дальнейшей судьбе. Отныне ты будешь нашей рабыней, и простой, и сексуальной. Ты не только будешь выполнять всю работу по дому, но и удовлетворять наши сексуальные фантазии. За каждую провинность тебя будут наказывать. Это и порка, минимум — двадцать пять ударов. О других наказаниях мы тебе сообщим в своё время.

 — Так что чуть позже мы накажем тебя, — опять вступила я. — А в ознаменовании начала твоей карьеры рабыни мы тебе делаем подарок. — Из кармана платья я вытащила купленный по моей просьбе подружкой кожаный собачий ошейник коричневого цвета и нацепила маме на шею. — Глянь-ка, как раз под цвет твоих глаз!

Заведя маму в ванную, мы усадили её на край ванной и тщательно выбрили лобок. Похлопав мамочку по голой пиздёнке, я с удивлением обнаружила, что она истекает влагой. Оторвав скотч, я намочила пальцы в её соках и сунула пальцы маме в рот...

 — Ну-ка, попробуй на вкус!

 — Как ты смеешь... — завизжала мама.

 — Молчать, сука! — оборвала я её и отвесила хорошую затрещину. — Молчи! Рабыня не смеет говорить первой! Только с разрешения хозяина!! Натка, трахнуть мы её всегда успеем, надо сначала немного подучить.

 — Одно другому не помешает, — ответила сестра. — Пошли в подвал.

 — Вы что придумали, сучки?! — завопила мама.

На этот раз мы решили хорошенько проучить нашу рабыню, не ограничиваясь пощёчинами. Наклонив маму головой в ванную, чтобы торчала задница, мы взяли полотенца и принялись стегать её по очереди. Сначала было вроде терпимо, но потом, видимо, припекло. Сначала мама постанывала, потом стала орать, а потом вообще верещать. Сколько мы ей всыпали — не знаю, но за три сотни — точно. Шикарная мамина попка стала сине-багровой и опухла.

 — Девочки, — бормотала мама, — не надо больше, я буду слушаться...

 — Мы тебе не девочки! — подняв маму за волосы, сказала я. — Отныне мы для тебя госпожи! Я — госпожа Марина, а она — госпожа Наталья. Тебе ясно, рабыня?

 — Да, госпожа Марина, — сумела без запинки выговорить мама.

 — Делаешь успехи, сучка! — похвалила маму Натка.

Мы отвели маму в подвал, связали руки спереди и, перебросив верёвку через трубу под потолком, подтянули её вверх, так, чтобы пола касалась лишь кончиками пальцев. Неудовлетворённая этим Наташка взяла бельевые прищепки и прищемила соски. Рабыня начала стонать, на мой взгляд, чересчур громко и раздражительно. Я взяла кусок тряпки, засунула ей в рот, а другим куском, чтобы не выплюнула, я замотала сверху. Ещё немного подумав, я завязала маме глаза, заткнула ватой уши, а потом надела на голову мешок. Последним штрихом стал кусок поливального шланга, засунутого Наткой маме во влагалище. Чтобы он не вывалился, она примотала шланг скотчем.

 — Ладно, шлюха, отдыхай пока, — сказала я маме, хоть она меня и не слышала, и спросила сестру... — Ната, как мы назовём нашу рабыню?

 — А стоит ли? — спросила та. — Пока она нас только злила. Вот когда заработает, тогда и дадим имя.

 — Правильно! — согласилась я.

Мы решили проехать по магазинам, обновить свой гардероб. Теперь можно было не бояться мамы. Да плюс ещё коекакие задумки были. Оставив мамочку висеть, мы уселись в серебристый «мерин» и поехали. Права были и у меня, и у Натки. Это единственное, что мама согласилась сделать, поскольку в наше время ни в чём нельзя быть заранее уверенным. Это, кстати, отлично показала сама мама. До завтрака непререкаемая госпожа, после завтрака — беспомощная рабыня, беспощадно выпоротая своими дочерьми и подвешенная в подвале.

Нас провожали любопытными взглядами, потому что привыкли, что за рулём машины находилась мама, а теперь сидела я. Сестра хотела сама сесть, но я предложила ей сесть за руль на обратном пути. Какой русский не любит быстрой езды? Наша мама, потому как ездила всегда меньше разрешённого минимума. Можно сказать, как в том анекдоте кралась. Зато мы прокатились с ветерком в город. Проторчали в магазинах до вечера, накупили гору одежды, сделали много покупок в сексшопе, потом навестили местечко, где делают татуировки, — другая подружка подсказала, — кое-что там приобрели.

Под конец нашего насыщенного дня мы навестили небольшую строительную контору, договорились о кое-какой перепланировке в подвале, тут же на компьютере прикинули план и смету. Если хозяин рассчитывал найти наивных дурочек, то жестоко просчитался... мы с сестрой торговались до последней копейки и заключили договор с нашим плюсом.

 — Ну стервы, — в конце разговора сказал хозяин, оттирая пот с лысины, — ну ушлые, таким палец в рот не клади!! Сами кого хочешь разденут!

Мы вернулись в прекрасном настроении. Рабыня всё так же висела на своём месте, судя по всему, она сучила ногами, не то пытаясь избавиться от шланга, не то пыталась трахаться. Я опустила её на землю, мама без сил легла и тут же получила по спине свежекупленной в сексшопе плёткой от Натали...

 — Гадина! Ты должна при нас стоять на коленях!!

Потребовалось ещё пять ударов, чтобы рабыня встала на колени. Мы развязали ей руки, заставили подойти к машине, нагрузили покупками и погнали впереди себя. Рабыне потребовалось четыре ходки, чтобы перенести всё купленное нами. Мы всё время подгоняли её ударами плети и хлыста. Мама была слишком измучена, чтобы сопротивляться. А чтобы она не могла стонать и протестовать, я засунула ей в рот кляп в виде члена, ремешки которого закрепила на затылке замочком. Если мама думала, что ей дадут отдохнуть, то жестоко просчиталась. Мы заставили её перебрать и переложить все вещи сначала в Наткином, а потом моём шкафах. А потом ещё всыпали за то, что медленно двигалась и плохо слушалась. Убедившись, что в комнатах полный порядок, мы отправились в гостиную пить кофе. Под нашим надзором мама сварила кофе, налила в чашечки и отнесла на подносе. Отдельно она принесла небольшие заварные пирожные, купленные нами в городе, а потом стала рядом на колени и стояла так всё время, пока мы пили кофе. Плёть и плётка лежали рядом, поэтому мама пикнуть боялась. Чтобы ещё больше подчеркнуть её положение, Наташка надела ей кандалы, а я пристегнула поводок и приказала держать на вытянутых руках. Мы отлично знали, что мама голодная, кроме чашки кофе с утра ничего не ела, но специально затягивали ужин и отлично видели, как она смотрела на пирожные. Но ещё в городе мы решили её сегодня не кормить... так мама будет сговорчивее. Заставив её вымыть посуду, мы привязали маму к лестнице на второй этаж, и решили заняться собой. Ну сколько можно терпеть? Не знаю, какие чувства будили в маме наши наряды, когда мы приехали из города. На мне были тогда небольшие синие шортики и алый топ, а Натка была одета в чёрную мини-юбку и зелёную маечку. А сейчас мы на маминых глазах слились в поцелуе.

Как долго мы ждали этого момента! Одежда сама слетела с нас, мы рухнули на пол, лаская друг дружку. Развернувшись, Натка впилась в мою пипиську, я не отстала от неё. Кончили мы одновременно, но, разумеется, на этом останавливаться не собирались. Натка достала каучуковый член и принялась трахать меня. Я вскоре забилась в оргазме. Тщательно облизав самотык от своих соков, я ввела его в киску Натки. И опять мы вместе кончили. Сегодня у нас был праздник. Мы вылизывали друг друга от ушей до кончиков пальцев, трахались в пизду и анус, тёрлись кисками и... и... сходили с ума от вседозволенности и того, что делаем это на глазах ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх