Первая самогонка

Страница: 3 из 5

свежего березового прута спросил дядя Андрей.

В ответ плачь только усилился.

П... папочка, по... по... жалуйста... хва... АААааа... аа!!! оо... ййй.

 — Тринадцать!

 — Четырнадцать!

 — Я... ббольш... ше н... не бууу... дуууу... Ааааа... аай!!!

 — Пятнадцать!

Свежая розга секла, еще крепче, чем первая. Катька визжала дивными голосами сильно дергаясь и виляя полосатой попкой из стороны в сторону.

 — Вот тебе самогонка...

 — Вот тебе ночные поездки в голом виде...

 — Вот тебе не слушаться маму.

 — Вот тебе не слушаться папу.

 — Мы тебе не позволим превратиться в шлендру!

 — Двадцать, — тихо произнесла стоявшая у окна тетя Валя. Всыпь ка ей еще с другой стороны.

Дядя Андрей обошел скамью с другой стороны, взглянул на прут и отбросил его в сторону. Бедная Катя непрерывно ревела и слезы капали на пол. Когда перед ее глазами рука потянулась за новой розгой, рев усилился.

 — П... п... рости п... п. по... по... жжаалуйта!!! Я ббольше н... не мо... могууу... Я... я б. больше ни... никогда не... ААААААаааа... й!!!

 — Двадцать один!

 — Двадцать два!

 — Двадцать три!

Света видела как новые полосы, вспухающие на уже хорошо выпоротой, красной попе, пересесекаются со старыми, образуя рельефную сеточку. На пересечении этих вспухнувших полос проступала кровь. Катька дико завывала, визжала и дергалась из последних сил. Слезы с ее глаз катились градом, а отец все порол и пророл также неспеша, размеренно и сильно...

 — Тридцать восемь!

 — Тридцать девять!

 — Сорок!!!

 — ААА... хх... ооууууууаааа!!!... аааа... аааа.

В последнюю розгу отец вложил, казалось всю силу. Катька хрипло взвыла и этот вой перешел в рыдания. Ее попа была вся исполосована и от розог на ней не осталось живого места, во многих местах сочилась кровь.

 — А сейчас следует соль втереть, неожиданно произнес дедушка, тихо сидевший на диване. Тогда кажый раз когда сесть захочет, будет вспоминать за что высекли.

В этом и есть воспитательный, так сказать, момент от розог, завершил свою речь дедушка.

 — Нет. Этого делать пожалуй не станем. Валя, смажь ей попу йодом и развязывай.

Я думаю ей и эта наука пойдет на пользу.

«Верно я говорю, или еще всыпать, а! Катерина?»

 — Вв... ерно, верно... ооо, — поспешила подтвердить все еще горько рыдающая Катя.

Она еще несколько раз вскрикивала, когда мама дезинфецировала ранки йодом.

Наконец Катьку развязали. Она потянула трусики и еще долго терла руками наказанное место. Затем шатаясь, как пьяная пошла в свою комнату и легла лицом вниз на кровать.

Она все еще немогла упокоиться и все время плакала.

 — Так. А теперь эту, сказал дедушка и указал пальцем на Свету.

 — У Светы внутри все похолодело.

 — Давай давай голубушка, ложись, вместе гуляли, вместе и отвечать, командным тоном сказала тетя Валя.

 — Нет!!! Меня дома никогда не били!!! Защищалась Света, а на глазах выступили слезы.

 — А тебя никто и здесь бить и не собирается. Спокойно ответила тетя Валя. Ты нам как родная. Я с твоей мамой как сестры. Мы сами за тебя на кого хочешь набросимся, кто тебя бить захочет, а вот выпороть тебя как следует за ваши подвиги — следует непременно. Если это дело закончить поркой то тебе на будущее будет хороший урок. А так где это виданно, чтобы пятнадцатилетняя девушка, пришла домой утром да к тому же голая. Нехочу обзывать тебя грязными словами лучше всыпать тебе по первое число, и все забудем об этом. Одним словом — выбирай: либо ты ложишся сама и как гостье, да к тому же в первый раз, я сама тебе розог отсчитаю. У меня, как никак рука легче. Либо мы тебя уложим силой, и пороть тебя будет Андрей, а после него я тебе всыплю еще десяток за злостное непослушание.

У Светы по щекам катились слезы, деваться ей было некуда. Хочешь нехочешь, а прийдется. Ей было страшно и стыдно, но всетаки больше страшно. В голове то возникали мысли, как она будет лежать с голой попой перед дядей Андреем и дедушкой, то всплывали картины исполосованой Катькиной попы и ее отчаянный визг. То представляла себе, что будет если о их прогулке с Катей узнает мама, да еще от чужих людей.

 — А вы если... ну... если я соглашусь... не расскажите маме?

Если вину искупишь — конечно не расскажим, сказал дядя Андрей. Как говорится"кто старое помянит...»

 — Ладно, вытирая слезы сказала Света дрожащим голосом. А про себя подумала. «Пусть это все поскорее закончится, Катька вытерпела и я как то вытерплю».

 — Можно воды попить?

Через пять минут она была привязана к скамейке также как перед этим Катька. Талия у Светы была немного тоньше, чем у Кати и поэтому попа выглядела сильнее оттопыреной, чем у Кати. Света была на год старше Кати и немного стройнее, хотя у Катьки фигура очень даже ничего... У Светы была уже почти сформировавшаяся фигура. В школе не один парень заглядывался на ее стройные ножки и упругую грудь. Дядя Андрей подняв подол платья, невольно залюбовался ее красотой, а вслух произнес. «Трусики наверное можно и не снимать». И действительно. Трусики от фирменного ярко — желтого купального костюма прикрывали попу чисто символически. Заметив выражение лица мужа, тетя Валя негромко сказала"Тебя самого следовало бы розгой огреть», и взяв трусики за тонкую тесемочку стянула их по гладких ножках почти до колен.

Теперь Света видела перед собой, как рука тети Вали берет один из длинных гибких и тонких прутов. Хоть летний день выдался жарким от нервов и страха Свету стала колотить дрожь. И вдруг знакомый свист. Света зажмурилась и напрягла совершенно беззащитную попку. Удара не последовало. Тетя Валя пробовала розгу на гибкость.

 — Что, страшненько? Услышала Света позади себя знакомый голос тети Вали.

 — А самогонку пить с моей Катькой да с незнакомыми пацанами было не страшненько?

Вот тебе самогонка... ррраз!

Света почувствовала шлепок и сразу жгучую боль сразу на обеих ягодичках.

Вот тебе два!

Света вытерпела и этот удар только крепче сцепив зубы.

 — Три!

 — Четыре!

 — Пять!

Света не выдержала и тихо вскрикнула. Ей показалось, что тетя Валя наносит удары немного чаще, чем в свое время дядя Андрей.

 — Шесть.

 — Семь!

 — Ай!

Восемь!

 — Оой!!!

 — Девять!

 — Аай!!!

 — Валька не части!!! Услышала вдруг Света голос дедушки. Так можно ребенка испортить.

 — Десять!

 — Ай!

 — Одиннадцать!

 — Ооой!

 — Двенадцать!

 — Ай... яй яй яй яй аа!

Тетя Валя методично продолжала пороть бедную Светыну попку. Света уже то и дело срывалась на крик.

Попку сильно жгло, а на нее продолжали сыпаться новые и новые порции розог. Света отчаянно вертела попкой пытаясь увернуться от ударов, но все это было абсолютно бесполезно.

 — Двадцать!

 — Ааай!!!, аааа...

Нового удара не последовало. Света тихо подвывала, переводя дух.

 — Кто так сечет? Услышала Света снова голос дедушки. «Если уж пороть, то так, чтобы наука была, чтобы три дня на задницу не села"сердито говорил дедушка. «Да если бы я так твоего Андрюшку в детстве порол, кто знает, вышли бы еще из него люди, али нет». «Видала, как Андрей Катьку порол, так теперь я ...  Читать дальше →

Показать комментарии
наверх